Петр Гаврилов: "Кто замкнет ядерный топливный цикл, тот станет лидером на мировом рынке"

22 декабря 2011

В пресс-центре "Комсомолки" 20 декабря прошла традиционная ежегодная встреча с генеральным директором Железногорским Горно-химическим комбинатом Петром Гавриловым. За час работы он сумел ответить на острые вопросы журналистов и дозвонившихся до пресс-центра красноярцев.

НА ГХК заработало сухое хранилище

Новое здание «активно» строили 5 лет. По своим техническим характеристикам оно не имеет аналогов в мире.  Более того, по словам генерального директора ГХК Петра Гаврилова, это лучший образец мировой атомной энергетики. В первую очередь - в плане безопасности. По оценкам специалистов хранилище способно выдержать без последствий землетрясение магнитудой 8 баллов и падение прямо на него самолета. Хранение ОЯТ в этом хранилище абсолютно автономно, на его состояние не влияют наличие энергоснабжения и персонала.

- Мы завершили в этом году пусковой комплекс «сухого» хранилища. На днях глава Росатома подписал акт о завершении строительства пускового комплекса. Стоимость объекта 16 млрд рублей. Сегодня можно сказать, что это самый главный объект федеральной целевой программы обеспечения ядерно-радиационной безопасности на 2008 -2015 годы. И я с удовлетворением должен сказать, что сегодня все готово для принятия эшелона с отработанным ядерным топливом с ленинградской атомной электростанции.

Объект, по словам Гаврилова, был необходим, как воздух. В случае задержек ввода в эксплуатацию, либо вообще прекращения строительных работ под удар попали бы ряд атомных электростанций по всей стране. Первыми это ощутили бы специалисты ленинградской АЭС, дело в том, что хранилище на этом объекте заполнено сегодня практически на 100 процентов. Далее по цепочке могли остановиться Курская и Смоленская атомные электростанции. 

Специалисты говорят что своевременный ввод «сухого» хранилища ГХК – это прежде всего обеспечение ядерной и энергетической безопасности России.

Проектированием объекта занимались лучшие специалисты мировой атомной энергетики. Видимо, поэтому «сухое» хранилище без особых трудностей прошел мировую экспертизу и на сегодняшний день соответствует всем требованиям МАГАТе.

- Таких объектов по прочности сооружения в России и в мире просто не существует, - утверждает генеральный директор ГХК Петр Гаврилов. – Слишком большой здесь уровень ответственности перед жителями Красноярского края, России в целом и мировым сообществом. Поэтому еще на уровне проекта вся документация была отдана на проверку лучшим мировым экспертам, по результату мы получили положительное заключение и высокую оценку надежности. (конец цитаты)

Стоит отметить, что аналогов красноярскому хранилищу в плане надежности и безопасности в мире не существует, но объекты, которые занимаются хранением, есть. Такие объекты, к примеру, находятся во Франции, в Шербуре, который знаменит своими зонтиками. Но там хранятся уже остеклованные РАО, полученные после переработки ОЯТ. Поэтому здание там небольшое – общий объем «стекла» там всего «кубик» 12х12х12 метров – это за всю историю атомной энергетики Франции, где больше 60 реакторов. У нас производство по переработке пока только создается, но оно будет на поколение выше действующего во Франции.

На работу со страховкой

Страховать опасные объекты сегодня обязательное требование, без которого невозможна эксплуатация ядерных объектов. Поэтому прежде чем начать работу, на новый объект были составлены все необходимые документы, иначе, по словам генерального директора ГХК Петра Гаврилова, никто бы не дал разрешения на работу:

- Объект застрахован в обязательном порядке согласно венской конвенции. Это мировая практика по отношению к объектам повышенной опасности. Мы не исключение.

Кроме того, в России с 1 января 2012 года вступает в силу закон, согласно которому все объекты повышенной опасности в обязательном порядке должны быть застрахованы на случай причинения вреда в результате аварии. В противном случае их хозяев ждут существенные штрафы - до 500 тысяч рублей на юридических лиц и до 20 тысяч - на должностных. При этом обязанность страховаться никто не отменит. На государственные и муниципальные предприятия это правило распространится на год позже, чем на всех остальных. Под опасными объектами понимаются очень многие - от лифтов и эскалаторов до фабрик, заводов и водохранилищ, в том числе и ядерное производство и хранение. Всего их насчитывается 340 тысяч.

Зарубежных отходов на Железногорском ГХК не будет

Один из острых моментов, который всегда волновал красноярцев, касался ввоза ядерных отходов из-за рубежа. Бытуют даже слухи, что комбинат принимает опасное топливо не только с российских АЭС. А также везут к нам эшелонами отходы из других стран.

- Законодательством Российской Федерации запрещен прием отходов из-за рубежа, - развеял слухи генеральный директор ГХК Петр Гаврилов. –  Что касается ввоза отработавшего ядерного топлива по межправительственным соглашением, то всем известно, что на Железногорском горно-химическом комбинате хранится отработавшее ядерное топливо с Украины и Болгарии. В 2012 году мы планируем совершить три рейса для ввоза отработавшего ядерного топлива российского производства. Законодательством это разрешено. То топливо, которое Россия поставляет на наши атомные электростанции, нашей конструкции, нашего изготовления, то топливо мы забираем обратно.

Пока комбинат осуществляет только временное технологическое хранение. В дальнейшем предполагается производить радиохимическую переработку с выделением и остекловыванием продуктов распада, и с возвратом их для захоронения в те страны, в которых их произвели. Такое захоронение не будет представлять значительных проблем, поскольку объемы отходов после переработки незначительны и в них уже не содержатся ядерные делящиеся материалы, которые есть в ОЯТ. В планах ГХК создание опытного демонстрационного центра (ОДЦ) по отработке технологий радиохимической переработке отработавшего ядерного топлива с выделением радиактивных отходов (порядка 2-3%) и регенерированного ядерного топлива, которое снова отправится в реакторы.  Это технология считается в мире одной из самых перспективных и высокотехнологичных, поэтому освоить для себя железногорские специалисты считают делом чести. 

- Правительство Российской Федерации видит в Железногорском ГХК – флагман по замыканию ядерного топливного цикла, - говорит генеральный директор ГХК Петр Гаврилов. - Сегодня стало очевидным: кто замкнет ядерный топливный цикл, а борьба идет во Франции, Великобритании, тот станет лидером на мировом рынке в атомной генерации электроэнергии.

Ведь По оценкам ведущих мировых ядерщиков, это самая продвинутая на сегодняшний день технология по уровню экологической безопасности. Ввод ОДЦ в эксплуатацию запланирован на 2015-2017 годы. Это будет опытно промышленное производство. В год производительность будет составлять 250 тонн по тяжелому металлу с последующим разделением на фракции уран, плутоний и на  отходы высоко, средне, низко активные. По оценкам специалистов, уже сейчас можно сказать, что Это будет предприятие третьего поколения, относительно ныне действующих во Франции производств второго поколения, количество радиоактивных отходов будет сокращено на два порядка – в сто раз.

- Все относительно в этом мире, - говорит генеральный директор ГХК Петр Гаврилов. - Но с точки зрения экологии это будет самое безопасное производство относительно лучших мировых аналогов. А лучший объект сегодня находится в Шербуре во Франции. Это завод второго поколения со знаком плюс.

К примеру, в том же самом Железногорске в свое время начинали строить завод РТ-2 первого поколения. Однако из-за того, что эксперты посчитали, что объект не отвечает всем требованиям промышленной, эксплуатационной, экологической безопасности стойку заморозили и прекратили.

Железногорск – город атомщиков и спутникостроителей

Численность Железногорска сегодня 93 тысячи человек. Причем на Железногорском ГХК работает 7, 5 тысяч сотрудников. Поэтому с учетом их семей, по словам генерального директора ГХК, это более трети населения. А если учесть тех, сотрудников которые работают в строительных, подрядных организациях, то это почти две трети. А оставшиеся – это И еще знаменитые соседи – информационные спутниковые системы имени академика Решетнева. Атомщики гордятся таким соседством и можно сказать «дружат семьями».

Средний возраст работников комбината 44 года. Причем вопреки слухам, атомщики живут на 16 лет дольше среднестатистического жителя России. Возможно это благодаря высокому уровню медицинского обслуживания работников предприятия. Но, скорее всего, и благодаря тому, что слухи о вреде радиации сильно преувеличены. По крайней мере люди, которые каждый день профессионально с ней работают отчего то живут на полтора десятка лет дольше.

- Основная стратегическая задача ради, которой создавался Горно-химический комбинат – ковать ядерный защитный щит нашего государства – реализована, подчеркнул Петр Гаврилов. - И благодаря реализации этой задачи мы с вами 66 лет живем под мирным небом. Не благодаря тому, что у нас есть нефть, не благодаря тому, что у нас есть газ, полезные ископаемые, огромная территория – Россия от Тихого океана до Атлантики существует благодаря наличию ядерно-ракетного оружейного комплекса.

На ГХК завершена реконструкция мокрого хранилища

Главная задача реконструкции – повышение сейсмической устойчивости объекта.

- Завершение реконструкции мокрого хранилища, это даже более знаковое событие, нежели завершение работ по «сухому», - считает генеральный директор ГХК Петр Гаврилов. – Мы приступили к решению этой задачи задолго до события на японской Фукусиме. Сегодня с удовлетворением отмечу, что работа наконец завершена, акт о завершении реконструкции подписан главой Росатома Сергеем Кириенко. Что касается, событий в Японии, то это было предсказуемо. Еще в 2003 году российские атомщики предупреждали об уязвимости станций этого типа, и я был в составе нашей делегации. К сожалению, они не приняли наши советы в расчет и произошло то, что наблюдал весь мир. Их подвела излишняя самоуверенность. Они думали, что коли умеют делать лучшие в мире автомобили, то они профессионалы атомной энергетики. Нет. Я вас уверяю, лучшие инженеры-атомщики находятся у нас в России. С этим согласно сегодня все мировое сообщество. 

Про экологию…

Меня в силу последних событий – загорелся теплоход, выгорел аэропорт в Черемшанке – очень волнуют вопросы безопасности на вашем объекте.

- Горно-химический комбинат – это на самом деле очень сложное ядерное, радиационное, взрывоопасное, пожароопасное, химически опасное производство. Я вам с полной ответственностью заявляю, что уровень безопасности проверяется всеми надзорными органами, начиная Ростехнадзором и заканчивая другими контролирующими надзорными организациями ежедневно, ежечасно. На нашей площадке присутствуют независимые эксперты, которые проверяют уровень безопасности. И я вас уверяю, что если бы были какие-то сомнения в уровне безопасности, то мы бы не имели лицензии на право работать с ядерными материалами.

Как складываются у вас отношения с экологами. Вопросы экологической безопасности, в силу последних событий со строительством ферросплавного завода, волнуют каждого.

- Все страхи у нас отчего? От незнания. То, что произошло с заводом ферросплавов это закономерный процесс. И решение губернатора Льва Кузнецова, в этом вопросе я его абсолютно поддерживаю, абсолютно правильное. Когда общественность возмутилась, губернатор остановил строительство данного завода на территории края.  Почему так произошло? Да, просто было нарушено все и вся в рамках законодательства Российской Федерации: не были проведены общественные слушания, не были представлены соответствующие документы, обосновывающие безопасность данного производства для окружающей среды, для жителей Красноярска и пригорода.  Отсюда такие последствия. Однако у каждой медали есть другая сторона. В последнее время целая серия заводов опасного производства по стране была остановлена. Это заводы кремния и меди в Томске, Омске, Кемеровской области, Хакасии. И все это было сделано по одному сценарию: накануне выборов была возбуждена общественность и региональные власти были вынуждены вмешаться в процесс. Если посмотреть внимательно на то, как развивались процессы в этих регионах, то невольно приходишь к мысли, что кто-то грамотно всем этим  дирижировал.

Что касается безопасности нашего предприятия, то  здесь все прозрачно. Есть вся необходимая документация, которая доступна и оценить ее может любой.

Про политику...

- Я читал, что вы стали депутатом Законодательного собрания. Вам хватает времени на совмещение деятельности депутата и руководством комбинатом, все-таки дел то много, производство большое опасное.

- Это был первый вопрос, который я задал себе: «Как совмещать, и хватит ли времени?». Здесь все-таки многое зависит от человека, от умения его организовать себя и организовать тех людей, которые находятся у него в подчинении. Это как в культовом фильме «Москва слезам не верит». Главный принцип героини – главное научиться организовывать труд трех человек, а дальше количество уже не имеет значения.  Поэтому в том, что я сумею правильно организовать свою работу и совмещать деятельность генерального директора и депутата на благо развития ЗАТО Железногорска и Сухобузимского района у меня сомнений нет. Могу сказать больше, что в Законодательном Собрании мне хотелось работать не в одном, а сразу двух комитетах – комитете по бюджетной политике и комитете по экологии. Работа в первом позволит решить те насущные бытовые коммунальные проблемы, которые существует в моем избирательном округе, работа экологического комитета непосредственно связана с работой предприятия, с теми повседневными вопросами, которые мне приходится решать практически в ежедневном порядке.

- Может с таким талантом в мэры Красноярска выдвинитесь?

- Спасибо, конечно, за доверие. Однако как говорил Высоцкий: «Ну, ведь я не агитатор, я потомственный кузнец. Я к полякам в Улан-батор не поеду наконец».  Поэтому каждый должен заниматься своим делом. Я потомственный атомщик, я знаю как безопасно обеспечивать эксплуатацию объектов атомной энергетики, поэтому давайте я останусь на своем месте и буду заниматься тем, что умею делать хорошо.