От ядерных боеприпасов - к социальным инновациям

10 июля 2012

Закрытый "ядерный" город Заречный пытается найти новую модель развития, используя механизмы социальных инноваций.

"По городу ходят лоси. На улицах нет рекламы и ларьков. Сытно пообедать можно на семьдесят рублей. В туалете трогательная надпись "Нежно с сантехникой!". Представляешь, город как будто застыл в социализме и при этом неплохо себя чувствует", -

с удивлением рассказывал мне знакомый, побывавший в расположенном под Пензой городе Заречный.

А через месяц я случайно встретил главу администрации Заречного Вячеслава Гладкова на круглом столе в журнале "Эксперт". Главы разных городов в один голос жаловались на гниющие трубы и отсутствие денег, мечтали о новых высокотехнологичных градообразующих предприятиях, которые появятся в их вотчине. И только Гладков выступил не в унисон:

"Деньги не самое главное. Самое важное сегодня - социальные инновации. Только через них можно изменить среду и оставить молодежь в городе".

Про социальные инновации никто ничего не понял, но разобраться в них захотелось. Заречный оказался весьма необычным городом. Это ЗАТО - закрытое административное территориальное образование. Засекречен и окружен забором с колючей проволокой город был из-за завода "Старт", в советские времена изготавливавшего ядерные боеголовки. О ЗАТО мало пишут, хотя в России их почти полсотни (военные городки не считаем), а живет в них чуть ли не полтора миллиона человек. Заречный в силу своей закрытости как бы законсервировался во времени и остался, по крайней мере внешне, образцовым социалистическим городом.

Но любопытен Заречный не только этим. За социалистическим фасадом бурлят инновационные страсти. "Креативные кластеры", "технологическая долина", "коворкинг-пространства", "арт-инкубаторы", "социальные инновации" - такое и в Москве нечасто услышишь. А в городке под Пензой это звучит почти обыденно. Более двух лет в Заречном работает и Клуб стратегических инициатив - по российским меркам уникальный проект. Причина инновационной активности проста: городу надо в короткие сроки найти новую модель развития.

Застывший во времени город в лесу

Поездка в Заречный - это путешествие на машине времени на двадцать-тридцать лет назад. Временным порталом служит проходная с военными. За ней ты попадаешь в социалистический город в лучшем смысле слова. Здесь просторно и чисто, дешево, безопасно и очень зелено.

Министерство среднего машиностроения, построившее Заречный с нуля полвека назад, заслуженно считалось самым передовым застройщиком Советского Союза. Город, как и новосибирский Академгородок, построен прямо
в сосновом бору. Следуя веяниям того времени, постарались максимально сохранить лесной массив. Теперь во дворе обычного дома можно запросто наткнуться на вековые сосны. В Заречном сегодня даже живут лоси. Их сосуществование с людьми в целом достаточно мирное. Лишь изредка бывают инциденты: один из лосей недавно атаковал дюжину автомобилей, причем выбирал, как патриот, только иномарки.

Город был очень прогрессивным для своего времени. При строительстве боролись за каждое сохраненное дерево. Школы, библиотеку и прочую инфраструктуру возвели чуть ли не раньше, чем жилые дома. Несмотря на эпоху сборного железобетона, в Заречном за всю его историю не построили ни одного панельного дома - только кирпичные. Здания не отличаются особой архитектурой, но выглядят прилично. В целом Заречный, как и Академгородок, показывает, что хорошее качество городской среды можно получить и без архитектурных шедевров.

Здесь почти нет агрессивной рекламы и торговых уличных ларьков, которые так изменили внешний вид других российских городов. В последние годы его не испортили точечной застройкой. "Дикий" капитализм словно прошел мимо. Закрытость города помогла пересидеть лихие времена.

В Заречном практически нет преступности: по статистике, это один из самых безопасных городов России. Здесь хорошее среднее образование: школьники регулярно участвуют в международных олимпиадах и выигрывают их. Новые жилые дома имеют собственные артезианские скважины. В городе строится и жилье, и новые спортивные объекты. Недавно построили ледовый дворец, а сейчас возводится уникальный для России пятидесятиметровый бассейн с раздвижной крышей.

"Сейчас, конечно, все испортилось. Вот раньше в Заречном было хорошо, - ворчат местные жители. - Снабжение было московским. В очереди на квартиру надо было стоять год или полтора. Тротуары мыли, как в Европе".

Однако по сравнению с большинством российских городов Заречный и сегодня выглядит оазисом благополучия - хоть завтра можно устроить музей Советского Союза. Особенно если учесть, что здесь находится уникальный музей ядерного оружия, которое делал "Старт", ради которого и был построен город.

Страх свободы

"Какие проблемы у города? - переспрашивает руководитель местного Фонда жилья и ипотеки Константин Прибылов. - Мало высокооплачиваемых рабочих мест. Жилья не хватает. Медицина слабая. И, пожалуй, главное - молодежь уезжает. Получают образование и не возвращаются в Заречный".

Характерно, что зареченские чиновники не жалуются на отсутствие денег. Разгадка здесь проста. Заречный как росатомовское ЗАТО ежегодно получает дотации из федерального бюджета более чем на миллиард рублей. В результате бюджет на жителя города у него в разы выше, чем у областного центра Пензы. Этого хватает на поддержание города в хорошем состоянии и на сильную социальную политику.

Главная проблема Заречного - страх перед будущим. Его сегодняшнее благополучие связано с закрытостью города и федеральными дотациями. Однако завод "Старт" по договору с американцами уже с 1990-х не выпускает ядерные боеприпасы, найдя себя в мирной продукции. Если забор снимут и дотации отменят, начнется совсем другая жизнь, полная опасностей.

Грядущая свобода зареченцев не радует, а пугает. Сценарий "жизни после ЗАТО" им представляется таким: быстро начнется деградация социальной сферы, о развитии можно будет забыть, даже на содержание того, что есть, денег не будет. Резко ухудшится благоустройство, начнутся проблемы в ЖКХ. А после снятия забора в город устремится большое количество самых разных людей. Появятся преступность и межнациональные конфликты, с которыми зареченцы знакомы только по телевизору. В лучшем случае Заречный станет еще одним спальным районом Пензы, куда люди рванут из-за высокого качества жизни. Об "оазисе" в скором времени можно будет забыть. Велик риск, что город резко деградирует.

Именно этот риск и стал катализатором поиска стратегического пути для Заречного. "Атомный проект в России закончен - это понятно. В какой-то момент забор и дотации с города снимут. Наша задача - подготовиться к грядущей жизни, сделать переход максимально безболезненным. Надо постараться найти новые драйверы для развития города", - говорит глава администрации Вячеслав Гладков.

"Два года назад глава города Вячеслав Гладков совершил беспримерный для чиновника поступок: вывез 37 человек за город и попросил выключить на три дня телефоны, - вспоминает первый руководитель Клуба стратегического развития Заречного, а ныне председатель правительства Пензенской области Юрий Кривов. - Здесь были и чиновники, и предприниматели, и представители общественности. Людей выдернули из текучки, заставили подумать о будущем города, искать новые подходы".

Те три дня изменили зареченскую элиту. Она поняла, что инерционный сценарий развития города может быть катастрофичным, и зарядилась уверенностью, что его можно избежать.

Вообще, глава российского города, всерьез и не для галочки занявшийся стратегическим развитием, - явление крайне редкое.

"Обычно мэр города - это своего рода МЧС. С утра до вечера то трубу прорвало, то дорога провалилась. Глава города постоянно реагирует на разные неприятности, а на стратегию не хватает ни времени, ни сил. Да и какой толк от стратегии, если денег не хватает даже на поддержание существующей инфраструктуры?" -

говорит руководитель проекта "Российский дом будущего" Сергей Журавлев, консультирующий Заречный.

Не только экономика

Чтобы подготовиться к будущему без забора, Заречному надо достаточно быстро придумать, как развить местную экономику и заместить федеральные дотации. Как устроена экономика города сегодня? Первое: достаточно успешно функционирует градообразующее предприятие "Старт", который работает по госзаказу для Росатома и сотрудничает с "Газпромом" и РЖД. На заводе занято в два раза меньше людей, чем при Советском Союзе, но все равно 7500 рабочих мест со средней зарплатой под 20 тысяч рублей - это неплохо.

Второе: в Заречном неплохая сфера услуг, но возможности ее развития ограничены. И без того невысокий спрос оттягивает из города расположенная рядом Пенза. Третье: развивается малый и средний бизнес, в частности мебельный кластер, насчитывающий почти десяток производств. Его лидер, производитель корпусной мебели "Лером", - достаточно крупная компания.

Самый крупный проект, нацеленный на будущее, - "Русская инжиниринговая долина". Это создаваемый промпарк, в котором может быть использован богатый инженерный потенциал завода "Старт". Одна из идей - создание индустриальной зоны, связанной с трансфертом разнообразных росатомовских наработок, имеющихся на заводах по всей России, в гражданскую сферу.

Вячеслав Гладков, как любой активный сити-менеджер, борется за новых инвесторов, за каждое новое предприятие. Но это программа-минимум. Особенность Заречного в том, что параллельно в нем реализуется еще одна линия, связанная с социальными инновациями и преображением города. Одна из главных бед малых и средних городов России в том, что в них скучно жить. Активная молодежь уезжает, население стареет, новых бизнесов не появляется, доходы бюджета не растут, город ветшает - эти факторы усиливают друг друга, и города выходят на новый виток деградации. Идея Гладкова в том, что, пока у города есть деньги, надо совершить революцию в мозгах людей, активизировать человеческий фактор и сделать Заречный живым и интересным местом. В случае успеха это и станет главным конкурентным преимуществом города в борьбе за людей, инвестиции и новые бизнесы.

"Есть технократический путь - мы построим здание технопарка и попытаемся заполнить его компаниями. А есть подход через социальную инженерию, когда мы стараемся создать движение в обществе, через кооперацию пытаемся достичь синергии, - рассуждает Юрий Кривов. - В нашем обществе доверие между людьми сегодня невелико, все разобщены. Надо переносить акцент с эгоизма на служение, коллективную работу. Такие проекты, как зареченский клуб, и позволяют нарабатывать социальный капитал". В этом смысле зареченский эксперимент развивается в духе модных сегодня городских практик, когда, не меняя кардинально "хард" (инфраструктуру), можно быстро поменять "софт", то есть сценарии функционирования объектов.

Клубная жизнь

Упомянутый выше Клуб стратегического развития Заречного стал одним из механизмов поиска новой стратегии. Он был создан по инициативе местных властей, но вскоре начал действовать не под крылом администрации, а параллельно ей. В него входят чиновники и бизнесмены, пенсионеры и молодежь, врачи и учителя. Клуб был создан как дискуссионная, экспертная и проектная площадка, где властям предлагаются новые проекты улучшения города. Инициатива вызвала большой интерес, и люди стали фонтанировать идеями, скажем, сделать Заречный туристическим или образовательным центром. На регулярных заседаниях проходили презентации проектов, проводилась их экспертиза, доработанные проекты передавались в администрацию.

Однако примерно через год-полтора деятельность клуба стала плавно снижать обороты. Главные городские темы были обсуждены, а предложенные власти проекты (например, строительства колеса обозрения или этнической туристической деревни) не становились реальностью по мановению волшебной палочки. И хотя ряд проектов стартовал (в городе появилась вода из артезианских скважин, начато строительство церкви), возникла определенная усталость, кто-то стал считать клуб просто говорильней.

Но в последние полгода у клуба открылось второе дыхание: в него стала приходить молодежь. Теперь в орбите клуба около 200 человек, причем полсотни работают весьма активно. Изменился и формат. Люди в группах разрабатывают отдельные проекты. Некоторые команды встречаются чуть ли не каждый вечер. Раз в неделю проводятся сборы сообществ по различным темам, рассматриваются проекты, делается их экспертиза. Раз в месяц - общее собрание клуба. Важно, что и в заседаниях сообществ, и в общем собрании принимают участие не только городские активисты, но и власти города.

Три главные темы, разрабатываемые клубом сегодня, - это "Русская инжиниринговая долина", "Креативный парк" и "Эко-город". Проект "Креативный парк" отчасти уже реализован. Существует бизнес-инкубатор, и это не просто офисный центр, где сидят более или менее креативные или инновационные компании. Зареченский инкубатор ведет активную общественную жизнь, в частности настойчиво реализуется программа "Я - предприниматель" в детских садах и школах. Начал работать и молодежный арт-кластер. Молодежи отдали бывшую школу, и та во многом своими руками (город покупает строительные материалы, оборудование, держит на ставке ряд преподавателей) превращает его в полноценный досуговый центр. В одной комнате - туристы, в другой - рок-группа, в третьей - видеоарт. В целом это и сегодня весьма живое пространство, однако местные считают, что это лишь начало пути.

Активно развивается проект "Велогород". Внедрение велокультуры в современный город в России везде проходит непросто, но местные активисты уже заручились поддержкой властей. На территориях, прилегающих ко всем новым домам Заречного, будут оборудованы велопарковки и велодорожки. В целом разнообразные проекты, наработанные в этом году, должны войти в городские программы 2012-2014 годов.

Социальная инженерия по-зареченски

"Зареченский Клуб стратегического развития - это уникальный для всего постсоветского пространства феномен. Это прецедент нового диалога между властью и городским экспертным сообществом", -

считает Сергей Журавлев. С этим трудно не согласиться, но в то же время есть и недоверие. Поначалу по российской привычке кажется, что вся эта активность с большой вероятностью уйдет в песок, а проекты не будут реализованы. А если что-то и получится,
то не будет чем-то ярким и выдающимся.

Однако потом понимаешь, что уже само существование клуба - это самодостаточный проект. И даже если клуб не родит гениальных идей, то цель его все равно будет достигнута. Люди уже "активированы", город вышел из спячки.

Это как в мультфильме про Чебурашку: пока одинокие люди строили общий домик, они уже подружились и перестали быть одинокими. Власть уже получила экспертную площадку, на которой можно обкатывать новые идеи и получать обратную связь от городского сообщества. Клуб уже в какой-то степени консолидировал местные элиты. А для молодежи это школа лидеров. Разрабатывая проекты и общаясь с опытными экспертами и властью, они быстро растут, получают разнообразные навыки. Это и школа проектного мышления, и социальный лифт, с помощью которого можно попасть на работу в администрацию или в бизнес. Глядишь, через несколько лет в Заречном и появятся новые бизнесы, организованные выходцами из клуба.

Опыт зареченского клуба интересен и с точки зрения текущей ситуации в стране.

В России власть традиционно отчуждена от народа. Горожане не воспринимают ни город, ни власть "своими". Люди, как правило, апатичны к происходящему, но в какой-то момент градус общественной энергии растет, и апатия быстро трансформируется в острое противостояние власти и горожан. При оценке событий на Болотной площади и роста городской активности в Москве в целом опыт зареченского клуба может быть интересен как пример коммуникации, площадки для встречи власти и городских сообществ. Именно такие площадки позволяют трансформировать нарастающую социальную энергию в позитивные для общества проекты.

Социальная инженерия в Заречном в принципе нацелена на решение тех же задач, что и "пермская культурная революция" времен губернатора Олега Чиркунова, однако средства в каждом случае были выбраны совершенно разные. В Перми делали ставку на приглашение звезд, на культурную интервенцию извне - фестивали, выставки, концерты и так далее. В Заречном, напротив, ставят не на варягов, а на развитие потенциала местных жителей. Этот путь менее яркий, менее выигрышный с точки зрения привлечения внимания и пиара, но, возможно, в долгосрочной перспективе более успешный. При этом останется ли хоть что-то в Перми от периода "культур -ной революции" после ухода Чиркунова, не ясно. Было бы интересно сравнить результаты этих разных путей через три-пять лет. Впрочем, сейчас в России важно не то, кто прав - индустриальный миллионник Пермь или закрытый город Заречный. А то, что таких экспериментов должно быть много. Российские города остро нуждаются в модернизации, а внятных кейсов, примеров успешной трансформации практически нет. На данном этапе, скорее, правильно поддерживать любые вменяемые попытки выйти из инерционного сценария развития. Чтобы потом, после анализа различных альтернатив, можно было найти новые эффективные модели развития для российских городов.

"Надо разбудить людей, вовлечь их в жизнь города"

Инициатором создания Клуба стратегического развития Заречного выступил глава местной администрации Вячеслав Гладков. Будучи предпринимателем, он устраивал "капиталистические субботники", на которые собирал друзей и их жен, чтобы преобразовывать пустыри в скверы. Сегодня Гладков - убежденный сторонник идеи, что социальные инновации приоритетны для городского развития. В 2012 году Гладков возглавил Ассоциацию новаторских городов России.

- На стене вашего кабинета висит сертификат "Обязуемся родить четвертого ребенка в течение 12 месяцев с момента улучшения жилищный условий". Что это?

- Я сказал молодым семьям, нуждающимся в жилье: "Ребята, если вы обязуетесь родить еще по одному ребенку, то пойду к депутатам, расшибусь, но выбью деньги". Все сказали "да", и мы дали им бесплатные квартиры.

- Обязанность родить в срок - не слишком ли это жесткое условие?

- Это, естественно, не нотариальный документ. Но они все люди опытные, уже имеют по три-четыре ребенка. Три семьи из семи уже идут по намеченному графику. Я считаю, что настоящая зареченская семья - это многодетная семья. У меня самого четверо детей.

- Почему вы вдруг увлеклись социальной инженерией?

- Два года назад мы вывезли 37 человек за город и попросили на три дня выключить телефоны, чтобы подумать о будущем Заречного. Мы хотели понять: что на самом деле уникального в нашем городе? Каким мы его хотим видеть через десять лет, через пятьдесят? Нужно просто плыть по течению или надо самим барахтаться, как та лягушка? Мы же не Нижний Новгород, который был построен на пересечении водных и торговых путей. Заречный - искусственное образование, которое создано под определенные цели государством. Однако атомный проект закончен, и мы должны или сидеть и ждать помощи от государства, или найти новые драйверы сами для развития города.

После того семинара у меня было ощущение, будто я всю жизнь лежал лицом к земле и наконец встал и начал смотреть по сторонам, появилась перспектива. Поменялось сознание у других участников семинара. Теперь есть понимание: для того, чтобы Заречный выжил, мы должны быть точкой роста во всем - в экономике, культуре, спорте, социальной сфере.

Я прекрасно понимаю, что мы живем только потому, что есть забор. Под забором я понимаю не колючку, а деньги, которые даются из федерального бюджета. А мы должны обеспечить качество жизни людей независимо от того, есть забор или нет. Замечу, что качество жизни в Заречном весьма высокое. Да, у нас не очень высокие зарплаты: на заводе - 19,5 тысячи рублей, в целом по городу - 17-19 тысяч. Но при этом у людей невысоки и расходы. Бесплатный проезд в транспорте для пенсионеров, самые низкие тарифы на коммунальные услуги в Поволжье. У нас в очереди на квартиры стоит 1700 семей, и при этом среднее время стояния всего пять лет. Мы до сих пор даем бесплатные квартиры - где еще в России вы найдете такое? Отсутствует очередь в детские сады. Есть бесплатное питание детей до полутора лет, бесплатные завтраки в школе. Очень низкая преступность, образование - одно из лучших в стране: всемирные олимпиады по биологии, например, стабильно выигрываем. Многое еще можно перечислять.

- Но почему вы делаете акцент на социальные инновации? Зачем, например, включать в дискуссию о стратегии развития города широкие слои населения?

- Заречному предстоит самоопределиться в мире. Можно было бы пойти по простому варианту, то есть принять решение самому, исходя из своих знаний и мироощущения. Но мы решили пойти по более сложному пути - попытаться привлечь к этому максимальное количество горожан. Роль личности в истории, конечно, велика, но одного мнения недостаточно, когда речь идет о поиске вектора развития целого города. Нужно постараться услышать все 63 тысячи человек и найти компромиссное решение, которое удовлетворило бы максимальное количество людей.

Ведь в чем особенность Заречного? За двадцать лет за забором произошло очень много событий. К сожалению, далеко не все наши горожане чувствуют эти изменения - им кажется, что это только в телевизоре. Все были  воспитаны в рамках ядерного проекта: есть набор выверенных действий, и никаких лишних движений не надо. Это не инертность, это высокий уровень технологической подготовки. Но сегодня это вредит. Люди не готовы к креативным решениям, не готовы к предпринимательству. Поэтому значительная часть наших усилий - это поиск и выращивание новых лидеров, людей, которые возьмут на себя ответственность.

У меня такой сложился образ: наш город - это организм с очень нежной тонкой розовой кожицей. Так вот этому ранимому организму любые сквозняки опасны, потому что не выработан иммунитет. И нам надо в кратчайшие сроки его выработать.

- Сколько времени есть у Заречного, чтобы выработать этот иммунитет и подготовиться к новой жизни?

- Я считаю, что времени нет совсем. Наше время уже ушло, и мне жалко каждую секунду. Поэтому мы беремся за все проекты и пытаемся их реализовывать в ускоренном режиме. Решение по нашему городу может быть принято сегодня, и мы только завтра узнаем. А люди этого не понимают, они непуганые, как лоси. Надо разбудить людей, вовлечь их в жизнь города.

- Часть иммунитета - это достаточный местный бюджет. Есть ли у Заречного шансы как-то ослабить зависимость от федеральный дотаций?

- Мы уже это сделали. За четыре года мы увеличили налоговые платежи в два раза, бизнес у нас хорошо развивается. Наш бюджет - 1,9 миллиарда рублей. Из них около 1,1 миллиарда рублей дотаций. А 800 миллионов мы собираем сами - это налоговые и неналоговые доходы плюс субсидии на переданные полномочия из области. Если бы мы жили в условиях 2000 года, когда все налоги оставались на территории города, мы уже были бы самодостаточными.

- О Заречном у меня сложилось впечатление, что масса людей занята генерированием новый проектов. Это очень интересно, но есть ли что-то в процессе реализации или завершенное?

- Вы были на Клубе: там действительно идет речь о новых проектах. А реализуемых проектов много. Много образовательных: например, профессиональные спортсмены проводят уроки в школах. Есть проект селективного сбора мусора. В городе уже порядка сорока контейнеров установили. Параллельно запустили программу экологического воспитания в детских садах. И дети уже в три-четыре года начинают учить родителей, что бросать мусор нельзя, надо его разделять.

Примерно пятьдесят дворов охвачены программой "Мой двор". Если жильцы дома хотят разбить клумбы и посадить красивые цветы, то мы идем им навстречу: даем лопаты и семена, землю привозим. Но условие таково: сажать люди должны сами. Клумбы делают потрясающие, дворы преображаются, но важнее другое. Люди становятся хозяевами дворов. Бабушки бдительно охраняют клумбы, поливают. А потом начинается самое интересное: появляется самовар, пекутся пирожки. Начинается общение, как в фильмах тридцатых годов: в армию провожают всей деревней, свадьбы всей деревней. Так начинает формироваться сообщество. Именно поэтому нам важно вовлечь максимальное количество людей.