ТАСС

Битва титанов за мирный атом

25 марта 2013

Актау, административный центр нефтедобывающей Мангистауской области, больше известный как «южные ворота Каспия», сегодня становится ещё и столицей атомной энергетики Казахстана. Именно здесь будет построена первая в республике атомная электростанция.

Споры о том, нужна ли она Казахстану, не утихали на протяжении всего последнего десятилетия. У атомного проекта есть свои активные сторонники и ярые противники. Первые утверждают, что многие районы страны нуждаются в дополнительной энергии. А с учётом того, что Казахстан занимает лидирующее место в мире по добыче урана, сам бог велел построить АЭС.

Противники проекта считают, что страна может втянуться в дорогостоящее строительство АЭС с непредсказуемыми экологическими последствиями. Точку в затянувшемся споре поставил президент Назарбаев, заявивший на недавнем заседании правительства: «Мы должны иметь атомную электростанцию по разным причинам, не будем сейчас рассуждать об этом. И мы можем это сделать. Давайте приступим».

Свои услуги уже предложили Россия, США, Франция, Япония. Борьба между конкурентами обостряется с каждым днём. Многие эксперты уверены, что будущего обладателя «счастливого билета» выберет лично Нурсултан Назарбаев. Ну а первый энергоблок АЭС должен заработать в 2020 году.

Территория Казахстана специфична: природные ресурсы распределены крайне неравномерно. Часть страны находится в зоне повышенной сейсмической активности. Именно это сыграло основную роль в выборе места для строительства АЭС.

Лоббизм по-российски

Актау — молодой город, который появился на карте республики только в 1963 году, когда на совершенно «мёртвом» полуострове Мангышлак были обнаружены огромные залежи урана. Отсутствие пресной воды и солончаковая почва не стали препятствием для строительства города и переселения туда людей. Проблема была решена за счёт возведения там атомного энергокомбината по опреснению воды. После обретения республикой независимости производство было ликвидировано, а топливо утилизировано. Но именно эта площадка больше всего подходит для строительства будущей атомной станции.

Как отмечают специалисты, в ближайшем будущем Казахстан столкнётся с дефицитом электроэнергии, а местные ТЭЦ, использующие уголь, наносят непоправимый ущерб экологии.

«АЭС будет построена на базе хорошо зарекомендовавших себя реакторов, которые перейдут на мирный атом с военного применения»,

— заявил «Эхо» директор по инновационным проектам национальной атомной компании «Казатомпром» Валерий Шевелев.

Действительно, первоначально АЭС планировалось строить на базе модульного реактора третьего поколения для подводных лодок средней мощностью 300 мегаватт. Реакторы на быстрых нейтронах считаются основным перспективным направлением в мировой ядерной энергетике. Передовым опытом эксплуатации таких реакторов обладает пока что только Россия.

Глава «Казатомпрома» Владимир Школьник убеждён, что реактор, разработанный в соответствии с соглашением от 2011 года о стратегическом партнёрстве между Казахстаном и Россией в области атомной энергии, является самым безопасным ректором в мире.

Он оценил его по пятибалльной шкале безопасности на «четыре с плюсом» и добавил, что именно на таких реакторах должна базироваться мировая атомная энергетика. Тогда главу «Казатома» заподозрили в лоббировании российских интересов. Дело в том, что шурин Школьника Вадим Живов возглавляет российский урановый холдинг ОАО «Атомредметзолото» и входит в совет директоров «Росатома». Назначение Владимира Школьника в 2009 году на пост руководителя «Казатомпрома» у казах-ской элиты вызвало много вопросов, в том числе с точки зрения аффилированности с Москвой. Но это было решение президента Назарбаева, а их в республике обсуждать не принято.

Реализация проекта застопорилась после аварии в Японии на АЭС «Фукусима» в марте 2011 года. Однако в Астане заявили, что не отказываются от строительства АЭС, а берут тайм-аут для более детальной проработки проекта. И уже спустя год тема обрела второе дыхание. В январе 2013 года специалисты стали говорить, что с экономической точки зрения было бы целесообразнее разместить блоки АЭС с большей мощностью: уже не 300, как планировалось ранее, а до 1000 мегаватт. Ведь чем больше мощность энергоблока АЭС, тем ниже себестоимость вырабатываемой электроэнергии. Правда, подобные реакторы производят исключительно зарубежные компании: Westinghouse, Areva, General Eleсtric.

Франция тоже не прочь заработать

Стоимость строительства одного энергоблока новой АЭС может составить от двух до пяти миллиардов долларов, считает председатель комитета Казахстана по атомной энергии министерства индустрии и новых технологий Тимур Жантикин. Казахские власти пока ещё не указали на ту или иную страну и компанию, которая реализует этот дорогостоящий проект. В начале марта Валерий Шевелев сообщил, что международный тендер будет объявлен в ближайшее время. Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев в беседе с «Эхо» высказал мнение, что фаворитом в этом конкурсе будет помимо России ещё и Франция, поскольку Казахстан активно сотрудничает в сфере атомной энергетики с обеими странами.

«В любом случае последнее слово за президентом Назарбаевым. При этом будет учитываться и политическая составляющая этого вопроса, основанная на базе баланса интересов»,

— сказал Сатпаев. По его словам, руководство Казахстана не заинтересовано, чтобы в урановом сегменте доминировало одно государство. Поэтому Астана попытается соблюсти баланс интересов. Наличие большого количества желающих заполучить проект позволяет ей диктовать свои условия, в том числе ужесточать требования к соискателям заветного контракта не только в сфере добычи урана, но и в его переработке. То есть в производстве продукции с высокой добавленной стоимостью, например топливных таблеток. Это то, к чему стремится Казахстан, который не хочет быть просто лидером по добыче урана, а намерен стать экспортёром высокотехнологичной урановой продукции.

«По атомному проекту Астана будет исходить из того, насколько это будет безопасно и выгодно экономически»,

— считает Сатпаев. Поэтому Казахстан будет привлекать тех инвесторов, которые готовы вкладывать деньги не только в добычу, но и в строительство предприятий. А здесь предпочтение может быть отдано Франции, которая уже активно работает на местном рынке.

Впрочем, Россия, по мнению казахских аналитиков, проводит в республике весьма агрессивную политику во всём, что касается захвата сфер влияния в атомной энергетике, начиная с добычи урана и заканчивая строительством АЭС. Москва с нынешнего года взяла под полный контроль весь казахский рынок добычи урана.

По сообщению казахского Forbеs, российский холдинг «Атомредметзолото» консолидировал 100 процентов акций канадской Uranium One, бизнес которой сосредоточен в Казахстане. Дело в том, что себестоимость добычи урана здесь является одной из самых низких в мире, и Москва вознамерилась объединить дешёвый казахский уран и российскую эффективную технологию обогащения урана, чтобы занять за счёт такого симбиоза доминирующее положение в мировой атомной энергетике.

Франция, которая также обладает полным технологичным циклом и большим опытом строительства АЭС в разных странах, стремится получить проект в свои руки, мотивируя это тем, что большинство атомных станций мира имеют француз-скую модификацию.

Париж активно присутствует на казах-ском рынке: компания Areva владеет контрольным пакетом акций в СП «КАТКО», разрабатывающем месторождения Торткудук и Мойынкум в Южно-Казахстанской области. В конце 2011 года добыча урана здесь составила четыре тысячи тонн в год, пятую часть от всей добычи в республике. В ближайших планах Areva создать совместно с «Казатомпромом» на Ульбин-ском металлургическом заводе производство топливных сборок для ядерных реакторов мощностью 400 тонн в год.

Не исключено, что именно атомный проект обсуждала в Париже казахская делегация во главе с министром индустрии и новых технологий Асетом Исекешевым. В начале марта там состоялось заседании делового совета Казахстан—Франция и встречи с представителями предпринимательских кругов Франции.

Американцы в своём репертуаре

Есть свой интерес и у США.

«Актау интересует американцев прежде всего как морской порт, который мог бы соединить их военную инфраструктуру в Центральной Азии с находящейся на Кавказе»,

— сказал «Эхо» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князев. По его словам, дислокация ВМФ США в Актау сразу перечеркнула бы все усилия России и Ирана по недопущению на Каспий внешних сил.

Князев убеждён, что нынешняя ситуация в атомной сфере такова: «Росатом», который задействован в строительстве двух третей всех мировых АЭС за последние годы, сейчас испытывает колоссальное конкурентное давление.

Однако, по мнению эксперта, велика вероятность того, что Астана всё-таки сделает выбор в пользу «Росатома»: на это «играет» не только общее советское прошлое, но и евразийское будущее.

«С учётом интеграционных процессов между Россией и Казахстаном логично продолжить сотрудничество с Москвой в области мирного атома»,

— полагает Князев.

Но не всё так просто: понятно, что на Астану со всех сторон идёт мощное давление.

«Этот проект ещё вызовет большое количество трений, недопонимания, возможно, даже обвинений»,

— считает Досым Сатпаев.