Atomic-Energy.ru

Майкл Уошер, председатель КЭГ МАГАТЭ в 2008-2012 годах: "Секрет успешного проекта – продуманность и долгосрочность"

В 2003 году Контактная экспертная группа МАГАТЭ сфокусировала свою деятельность на вопросах ликвидации российского «ядерного наследия», в первые годы, в особенности, – на утилизации атомных подводных лодок и РИТЭГ. Сегодня все выведенные из состава российского флота АПЛ демонтированы, и дальнейшие планы КЭГ связаны с работой по новым направлениям.

В деятельности КЭГ принимали участие Бельгия, Канада, Финляндия, Франция, Германия, Италия, Япония, Нидерланды, Норвегия, Россия, Швеция, Великобритания, США, Евросоюз, а также Международный научно-технический центр и МАГАТЭ.

Начало практическим работам по утилизации АПЛ положила Канада. За три года на российских заводах было утилизировано 12 подлодок, и этот опыт стал образцовым для КЭГ. Я думаю, что секрет успеха заключался в том, что это была четко обоснованная, понятная, и, главное, долгосрочная программа, что гарантировало стабильность и возможность планирования работ.

Должен, однако, заметить, что долговременно и эффективно действовали все страны-участницы КЭГ, у каждой были сильные стороны. Так, даже серьезно ограниченные в бюджете Швеция и Норвегия очень рачительно использовали выделенные средства и, как северные страны, лучше других понимали потребности России – в результате их вклад по значимости не уступал остальным.

За 10 лет мы накопили очень большой опыт, который теперь может быть использован не только в России, но и ряде других стран бывшего СССР. Многие актуальные проблемы «ядерного наследия» практически совпадают с российскими. Важно отметить, что недавно к КЭГ присоединилась Украина, надеюсь на скорейшее начало сотрудничества с Беларусью. Мы также сможем использовать полученный опыт в работе и по другим направлениям – обращению с РАО и ОЯТ, не имеющими отношения к АПЛ, утилизации источников ионизирующего излучения и т.д.

Первоначально существовало некоторое недоверие между российскими специалистами и международным сообществом: психологически сложно было делиться ядерными знаниями с недавним «вероятным противником». Однако за годы совместной работы между Россией и зарубежными партнерами установилась атмосфера открытости, которая кажется невероятной по сравнению с временами «холодной войны».

Я считаю это одним из главных результатов сотрудничества. Весь мой опыт работы в КЭГ свидетельствует о том, что для людей доброй воли нет ничего невозможного.