2 сентября 2009

Соединённое королевство угля или атома

Соединённое королевство Великобритании и Северной Ирландии стоит на пороге принятия важнейшего решения - будет ли оно развивать атомную энергетику или склонится в пользу угольных станций нового поколения, сконструированных для снижения выбросов парниковых газов, пишет Нью-Йорк Таймс.

Аналогичная дилемма стоит и перед Соединёнными Штатами, но в Британии выбор происходит быстрее. На темпы процесса влияют как обязательства Лондона по снижению британских выбросов, так и курс британского правительства, взятый на снижение зависимости страны от поставок энергоносителей из нестабильных регионов.

Экс-министр энергетики Малькольм Уикс - нынешний специальный представитель премьер-министра по энергетическим вопросам - призвал утроить вклад атомной энергетики в общебританский баланс, подняв её с 12,5% до 35-40% к 2030 году.

"В то время, как Соединённое Королевство становится всё более и более зависимым от импортного ископаемого топлива, мы должны задаться вопросом - не стоит ли королевству быть более амбициозным в плане атомной энергетики? Добавив к соображениям национальной безопасности требования по борьбе с изменением климата, мы получим утвердительный ответ на наш вопрос", - считает Уикс.

Впервые британское правительство высказалось столь ясно по своим намерениям в атомном секторе. Впрочем, проатомные позиции Лондон занимает на протяжении последних нескольких лет, соглашаясь с необходимостью строить АЭС замещения на месте старых закрывающихся атомных блоков.

Атомные противоречия

В центре британских уравнений находится, естественно, атомная промышленность. Прогнозисты настроены к её перспективам благосклонно и предсказывают, как минимум, пятикратный рост установленной мощности АЭС во всём мире до конца текущего столетия. В этом ключе развитие британской энергетики должно происходить схожим образом.

Но есть нюанс. Французские и германские генерирующие компании, выражающие интерес к участию в британском атомном строительстве, предупреждают, что не собираются вкладывать крупные суммы в атомные проекты без получения гарантий.

Гарантии могут быть различными. Например, правительство Великобритании могло бы выкупать у новых АЭС электроэнергию по фиксированной цене. Но если рыночная цена электричества снизится ниже минимума, то правительству - иными словами, налогоплательщикам - придётся доплачивать владельцам станций разницу из своего кармана.

Допускать этого в Лондоне не хотят. Британские официальные лица неоднократно давали понять, что не желают прямо или косвенно вкладывать в строительство АЭС общественные деньги.

Том Бюрк из английской экологической организации E3G резко критикует политику правительства: "Атомная энергетика не может быть ответом на насущные потребности. Она не в состоянии заместить значимое количество угольных станций. Британии нужно задуматься над энергоэффективностью, продвижением технологий по снижению выбросов парниковых газов, электрификацией наземной транспортной системы и внедрением энергостанций на альтернативных энергоносителях".

"Но правительство до сих пор только поддерживало атомную энергетику, почти не обращая внимания на другие сектора. Было сказано много слов, но сделано мало", - возмущён экологист.

Реален ли угольный ренессанс?

Но может ли в Великобритании начаться угольный ренессанс вместо атомного? На протяжении десятилетий британская угольная промышленность считалась мёртвой. Её погубили массовые закрытия шахт в 80-ые годы, когда дешёвый импортный уголь пришёл на смену дорогому отечественному.

В наши дни британские шахтёры выдают на-гора 18 млн тонн угля в год и планируют увеличить добычу до 20 млн тонн. Общая потребность Великобритании в угле составляет 60 млн тонн с ожидаемым снижением в не столь отдалённом будущем до 40 млн тонн.

Главное слабое место угля общеизвестно. Это самое грязное из всех ископаемых топлив с точки зрения экологии, вносящее значительный вклад в глобальное потепление. Можно ли устранить этот недостаток? Некоторые считают, что сделать это реально, если перейти на новые технологии.

То, что предлагается угольным станциям, вкратце выглядит так - повысить к.п.д. и не давать продуктам горения выходить в атмосферу. Инженеры знают, как это сделать, но их технологические решения не прошли проверки на коммерческом уровне.

Если говорить о коммерческой целесообразности, то не стоит забывать один важный фактор. На захват и последующую утилизацию продуктов горения угольных станций потребуется потратить немало энергии. Предполагается, что эффективность использования угля на "чистых" станциях нового типа снизится на четверть - иными словами, для производства каждого киловатт-часа потребуется на 20-30% больше угля, чем для "старых" технологий.

Факторы возраста и регулирующих требований

Долго взвешивать все "за" и "против" у Лондона не получится. В 2016 году Британия потеряет треть своих электростанций. Часть из них будет закрыта по возрасту, а часть пострадает от принятых в Евросоюзе требований, направленных на снижение эмиссии парниковых газов.

Альтернативные энергоисточники - ветер, волны, приливы, вода и солнце - в совокупности набирают сейчас в британском балансе менее 5%. Евросоюз полагает, что до 2020 года их доля должна достичь 35%. У альтернативной энергетики имеется целый ворох собственных проблем, включая стоимость и непостоянство (например, солнечные станции могут производить электричество только днём).

Потенциальным промежуточным выходом может стать газ, также создающий парниковые газы, но в меньших объёмах, чем уголь. Но и в этом случае не обходится без проблем. Резервы в Северном море быстро истощаются, и остаётся уповать на Россию с риском будущих увязок политических интриг с энергопоставками.

Некогда Британия числилась в рядах экспортёров газа. Спустя десятилетие стране потребуется импортировать до половины газа, необходимого для её нужд.

Имея газовые месторождения в буквальном смысле слова на своём заднем дворе, Соединённое Королевство не заботилось о создании газохранилищ. Теперь же эксперты называют отсутствие хранилищ ахиллесовой пятой британцев и выражают опасения в том, что потребителям королевства придётся иметь дело с нестабильным спотовым рынком.

"Атом не способен покрыть разницу между производством и потреблением электроэнергии. То же самое нужно сказать про возобновляемые источники. Следовательно, выбор остаётся только между углём и газом - очищенными от выбросов парниковых газов, частично очищенными или не очищенными", - говорит Дэвид Брюер из конфедерации британских производителей угля "Coalpro".

"Если сравнивать уголь и газ, то видно, что первый приходит к нам от различных поставщиков и меньше страдает от политических нестабильностей", - добавляет он.

Ответ на Аляске

Действительно, уголь добывают в разных местах, и его запасы на Земле огромны, хотя и не бесконечны. Мировые потребности в угле растут - не в последнюю очередь, благодаря таким государствам, как Китай и Индия. Управление энергетической информации (USEIA) США уверено, что за период с 2006 по 2030 годы потребление угля в мире возрастёт на 49%, и определяющим фактором станет рост в развивающихся странах.

Ежегодно человеческая цивилизация сжигает 5,5 гигатонн угля. Запасы угля, пригодные для коммерческого использования, подходят к концу и в 2030 году не смогут удовлетворять всех желающих. Но коммерческие запасы составляют всего лишь малую долю от общего количества угля на нашей планете.

По оценкам, в американском штате Аляска может быть добыто более 5000 гигатонн угля. Этого количества хватило бы всей Земле на 1000 лет при нынешних темпах его расходования.

"На планете накоплены огромнейшие массы угля. Целесообразность его добычи будет зависеть от стоимости, и очевидно, что нужда в нём будет возрастать в течение столетия, так как запасы нефти и газа подходят к концу. В отличие от углеводородов, уголь закончится ещё очень нескоро", - ставит точку Брюер из "Coalpro".