13 октября 2011

Об Основах государственной политики и правовом регулировании Глобальной Ядерной Безопасности

Atomic-Energy.ru

Период активного освоения  и внедрения широкомасштабного использования ядерной энергии в мирных целях в промышленно развитых странах мира, юридически провозглашённый в Уставе МАГАТЭ (1956г.), был внезапно (для мировой общественности) прерван аварией на Чернобыльской АЭС, ставшей самым громким аккордом в последовательности нескольких ядерных аварий на ядерных объектах мира. В этой аварии, пожалуй, впервые проявился глобальный характер ядерной опасности гражданской ядерной энергетики. Следствием аварии стал мощный всплеск радиофобии населения и охлаждение интереса к ядерной энергетике во многих странах мира, её стагнация в СССР и затем России более чем на десятилетие, которая была инициирована непродуманными политическими решениями (политической волей высшего руководства страны), подкреплёнными прогрессирующей экономической несостоятельностью государства.

Очевидно, что для нового этапа развития широкомасштабного использования ядерной энергии были необходимы веские основания (экономические, научно-технические, экологические и т.п.), определённые изменения в её восприятии мировой общественностью и чётко выраженная политическая воля мирового сообщества. Политическая воля мирового сообщества была чётко выражена на «Саммите тысячелетия», состоявшегося 6-8 сентября 2000г. в штаб-квартире ООН в г. Нью-Йорк. Саммит признал и зафиксировал, что:

  • нарастающие кризисные явления предыдущего развития цивилизации (деградация окружающей среды и нехватка энергетических и водных ресурсов) создают реальную угрозу возможности дальнейшего устойчивого развития цивилизации в прежних масштабах (сверх «золотого миллиарда») и  в прежней стратегии (хищнического уничтожения природных ресурсов);
  • наиболее реальным выходом из сложившейся ситуации на сегодня  и промышленно разработанным способом для дальнейшего устойчивого развития цивилизации является возврат к широкомасштабному использованию ядерной энергии, но на новых инновационных принципах и при безусловном обеспечении глобальной ядерной безопасности на социально приемлемом уровне риска.

Одним из инициаторов и последовательным проводником политической воли Саммита тысячелетия была Российская Федерация, принявшая ряд основополагающих организационных и правовых документов для инновационного и устойчивого развития ядерной деятельности, как основы и локомотива долговременного социально-экономического развития России. Однако для реализации этой политической воли в России необходимо было принять особые меры и преодолеть дополнительные трудности, не так ярко выраженные и даже отсутствующие в других странах.

Во-первых, надо было «расчистить площадку» для инновационного развития - ликвидировать негативное ядерное наследие предыдущих лет и десятилетий:

  • решить проблему РАО, оставшуюся после гонки ядерных вооружений;
  • преодолеть радиофобию и настороженно-негативное отношение населения к ядерной деятельности, обострённые аварией на ЧАЭС;
  • восстановить утраченный  в период стагнации потенциал атомной отрасли в сооружении (строительство и монтаж) ядерных объектов, в атомном машиностроении и приборостроении, в атомном образовании и обеспечении высокопрофессиональными инженерно-техническими и рабочими кадрами.

Во-вторых, необходимо создать действительно инновационные технологии при обращении с РАО и ОЯТ; при сооружении новых ядерных установок таких, как плавучие станции и космические установки; при использовании ядерных и радиационных технологий в социально-хозяйственной сфере, например, в медицине и в различных отраслях для контроля и повышения качества продукции; при подготовке специалистов для ядерных и радиационных технологий; при работе с общественностью и т.д.

При этом, первостепенное значение всё же имеют задачи, связанные с обеспечением Глобальной Ядерной Безопасности (ГЯБ), т.к., не будучи уверенными в их решении и не обеспечив в ядерной деятельности социально приемлемого уровня риска ущерба и положительного соотношения в экономическом противостоянии  «риск ущерба – планируемая прибыль», бесполезно (если не преступно) браться за долговременное развитие ядерной и любой другой деятельности, если это только не является обязательным условием сохранения государства и  выживания общества.  Именно с этих позиций я понимаю разработку и принятие концептуального документа для ренессанса и устойчивого развития ядерной деятельности  -  «Основы государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу», утверждённого Президентом Российской Федерации 4 декабря 2003 года (Пр-2191). Разработка Основ осуществлялась при непосредственном участии сотрудников Департамента безопасности, экологии и чрезвычайных ситуаций Минатома России, который курировал и координировал эту разработку. В настоящее время в Госкорпорации «Росатом» проводится разработкановой редакции Основ государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности Российской Федерации на период до 2025 года. Разработка проводится на базе ранее утверждённых Президентом РФ Основ. Целью разработки является актуализация ранее принятого основополагающего документа в области обеспечения ЯРБ с учётом результатов его реализации путём внесения изменений и дополнений, которые должны отражать необходимость долгосрочного устойчивого развития использования ядерной энергии в рамках национальной стратегии социально-экономического развития, тенденций мирового развития и международного сотрудничества. ДЯРБ Госкорпорации «Росатом» также привлекается к участию в этой работе в части выдачи предложений и замечаний. Не рискуя единолично представить полностью новый облик Основ, автор, по старой памяти участника разработки ныне действующей редакции Основ, решился высказать своё экспертное мнение о некоторых положениях, которые целесообразно учесть в новой редакции. Часть из них в той или иной мере уже обсуждалась на ряде семинаров, форумов и круглых столов, в том числе проведенных под эгидой Комитета Государственной Думы по энергетике.

Необходимость принятия новой редакции Основ, по мнению автора,  фактически обусловлена сменой стратегии от, в основном, ликвидации негативного ядерного наследия, на  что и  была ориентирована утвержденная 13 июля 2007 года Правительством Российской Федерации Федеральная целевая программа «Обеспечение  ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года», как программно-целевой метод реализации Основ, к стратегии реализации устойчивого  инновационного развития ядерной деятельности, на что должна быть ориентирована Подпрограмма №2 «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на период до 2020 года» Государственной программы Российской Федерации « Развитие атомного энергопромышленного комплекса на 2012 – 2015 годы и на период до 2020 года».

Напомним структуру ныне действующих Основ, которую целесообразно сохранить и в новой редакции:

  • Раздел 1. Общие положения
  • Раздел 2. Основные факторы, определяющие государственную политику в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности
  • Раздел 3. Цель и приоритетные направления государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности
  • Раздел 4. Основные принципы государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности

Положения этих разделов в целом остаются верными и для сегодняшнего состояния обеспечения ядерной и радиационной безопасности в Российской Федерации, хотя и требуют некоторой актуализации и адекватной расстановки акцентов в соответствии со сменой стратегии – реализации устойчивого инновационного развития ядерной деятельности.

Во-вторых, в Основах содержатся практические директивы по достижению поставленной цели и воплощению в жизнь указанных принципов. Так, в Основах определены на период до 2010 года:

- основные задачи государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности (Раздел 5)

- основные механизмы и этапы реализации настоящих Основ (Раздел 6, Рис.1).

Рис.1. Механизм реализации Основ

Задачи Раздела 5 в какой-то мере решены, хотя и не в полном объёме.  В новой редакции Основ должны найти отражение как нерешённые, так и новые задачи, механизмы и этапы их решения, исходя из требований долговременного устойчивого инновационного развития ядерной деятельности. Целесообразно сохранить ранее принятый механизм реализации Основ, наполнив его  соответствующим содержанием.

Рассмотрим кратко наиболее существенные на мой взгляд предложения по актуализации концептуальных начал  и адекватные им обновлённые и дополненные задачи государственной политики в области обеспечения ЯРБ.

Прежде всего следует актуализировать основные факторы, определяющие государственную политику (раздел 2 Основ). В утверждённых Основах главный акцент сделан, как уже говорилось, на факторах, связанных с негативным ядерным наследием гонки ядерных вооружений и новыми угрозами терроризма (практически 6 из 7 указанных факторов).

Не снижая значения факторов, указанных в Основах, необходимо ввести новые факторы обеспечения долговременного устойчивого инновационного развития деятельности по использованию ядерной энергии:

  • на международном уровне – завоевание остро конкурентного рынка ядерных работ и услуг;
  • на внутреннем рынке в социально-хозяйственной сфере – расширенное производство энергии на АС, широкое использование ИИИ и радиационных технологий для контроля и повышения качества продукции, процессов  и услуг, особенно в здравоохранении и т.п.

В качестве актуализации цели и приоритетных направлений государственной политики (раздел 3 Основ) следует переформулировать п.7 Основ:

« Целью государственной политики в области обеспечения ЯРБ является поддержание достигнутого уровня безопасности техногенного воздействия использования ядерной энергии при нормальной эксплуатации и соблюдении установленных норм и их дальнейшая оптимизация с учётом социально-экономических условий, сопоставления с уровнем безопасности техногенного воздействия других видов хозяйственной деятельности и соотношением «затраты – выгода».

В приоритетных направлениях п.8 Основ необходимо заменить ограниченное по своей сути приоритетное направление «повышение  эффективности лицензионной деятельности» на более комплексное и соответствующее рекомендациям МАГАТЭ:«повышение эффективности разрешительной деятельности путём её дифференциации в зависимости от степени потенциальной опасности».

Кроме того, в число приоритетных направлений следует включить также направления, соответствующие новым основным факторам:

  • обеспечение безопасности при проектировании, сооружении и эксплуатации новых объектов использования ядерной энергии, особенно инновационных, например, плавучие АЭС и космические установки, а также использующих радиоизотопную продукцию и радиационные технологии в здравоохранении и т.п.;
  • совершенствование и модернизация отраслевой системы реагирования на ЧС;
  • кадровое профессиональное обеспечение всех видов работ, относящихся к деятельности по использованию ядерной энергии и влияющих на обеспечение безопасности.

При актуализации основных принципов государственной политики (раздел 4 Основ) следует зафиксировать, что одним из первых принципов является не только безусловное соблюдение законодательства Российской Федерации, что является неоспоримым и само собой разумеющимся для любых юридических и физических лиц, но и постоянное совершенствование ядерного законодательства на основе сопоставительного анализа с национальным и международным законодательством и результатами его реализации.

Безусловно, более пристального внимания заслуживает акцент на реализацию Концепции социально приемлемого риска в ее связи с государственной политикой социально-экономического развития и устойчивого развития использования ядерной энергии путем устранения излишних барьеров этого развития.

Одним из принципов государственной политики также должен стать принцип профессионализма на всех уровнях использования ядерной энергии, безусловное соблюдение культуры безопасности, исключение попадания случайных людей, не соответствующих по профессиональной подготовке и психофизиологическим параметрам.

Целесообразно также в число принципов включить принцип обеспечения качества работ и услуг и его соответствующее сертификационное подтверждение.

Соответственно актуализации концептуальных начал должны быть откорректированы и дополнены новыми задачи Основ (раздел 5 Основ).

Новой задачей, имеющей первостепенное значение для обеспечения ядерной и радиационной безопасности, должна стать разработка Концепции ядерного права России, вместо задачи 10.2, имевшей частное утилитарное значение.

Не секрет, что российское законодательство в области безопасного использования атомной энергии и в смежных областях развивалось бессистемно, исходя из сиюминутных конъюнктурных потребностей. Отдельные законы не сопрягаются даже терминологически и создают излишние административные барьеры на пути устойчивого долговременного и инновационного развития атомной отрасли.

Задачей Концепции ядерного права является всесторонняя проработка вопросов, связанных с созданием законопроектов, составляющих обновленную правовую базу использования ядерной энергии в России. Она должна быть экономически и социально обоснована и оптимизирована по соотношению «риск-затраты-выгода», чтобы не создавать излишних барьеров, включая коррупционные, для использования ядерных технологий в энергообеспечении и особенно в социально-хозяйственной сфере: медицина, транспорт и др. При этом особое внимание должно быть уделено регулированию глобальной ядерной безопасности и следующим важнейшим аспектам:

  • унифицированная терминология на основе логически и технически (физически) выверенного понятийного аппарата;
  • экономическая оптимизация требований с учетом менеджмента качества и степени потенциальной опасности деятельности;
  • совершенствование государственного управления и государственного регулирования безопасности;
  • модернизация механизмов разрешительной деятельности с использованием дифференцированного подхода;
  • особенности осуществления контроля и надзора;
  • внедрение организационной культуры, культуры безопасности и обеспечение качества;
  • обеспечение готовности к реагированию на ЧС и управление аварийными ситуациями;
  • отбор и подготовка персонала – главного достояния отрасли на принципах высокого профессионализма и культуры безопасности.

Разработка Концепции, содержащей структуру ядерного права, должна быть осуществлена на первом этапе реализации Основ в 2012-2015 годы.

В современных условиях возникает жесткая необходимость системного (комплексного) подхода к взаимосвязанным направлениям  обеспечения безопасности, составляющим глобальную ядерную безопасность с условным наименованием «3-S» - safety(ядерная и радиационная безопасность, аварийная готовность), security(защита, учет и контроль), safeguards(нераспространение), Рис.2.

В числе традиционных вопросов мировые лидеры атомной энергетики и МАГАТЭ в последние годы проявляют особую озабоченность проблемами нераспространения ядерных материалов (ядерного оружия), являющимися составной частью общей проблемы обеспечения глобальной ядерной безопасности, включающей обеспечение физической защиты и сохранности ядерных материалов и радиоактивных веществ, учет и контроль за их наличием и перемещением, а также защита связанной с этим информации. Это направление приобретает особое значение в связи с началом использования ядерной энергии в развивающихся странах, особенно в странах с неустойчивой обстановкой, склонных к изменению политических режимов.

Ядерное право России (как отрасль права) должно содержать полный набор юридических средств, призванных обеспечить эффективное действие как этой отрасли в целом, так и каждого её компонента на уровне правовых институтов и конкретных норм права. Нелишне отметить, что Ядерное право должно содержать правовые механизмы обеспечения безопасности не только «мирного атома», но и безопасности деятельности, связанной с разработкой, изготовлением, испытанием, эксплуатацией и утилизацией ядерного оружия и ядерных энергетических установок военного назначения, т.е. обеспечения ядерной и радиационной безопасности при использовании ядерной энергии в оборонных целях.

Представляется, что Ядерное  право должно содержать минимальное число базовых, системообразующих законов и ряд законов по специальным вопросам обеспечения ядерной и радиационной безопасности по наиболее важным направлениям деятельности, содержащим конкретные, специфические нормы регулирования, Рис.3 . При этом ядерное право должно комплексно решать вопросы обеспечения Глобальной ядерной безопасности. 

В дальнейшем необходимо обеспечить разработку новых и корректировку имеющихся в настоящее время законодательных актов в соответствии с Концепцией.

Основополагающие принципы безопасности, кодифицированные в законодательстве, применяются к самым разным видам деятельности и установкам, создающим очень разные виды и уровни риска.

Деятельность, связанная с Глобальной ядерной опасностью и  значительными радиационными опасностями, очевидно, требует применения строгих технических мер обеспечения безопасности и одновременно с этим строгих юридических механизмов, что должно быть предусмотрено в подлежащем разработке законе об обеспечении  ядерной безопасности, Рис.4.

В отношении деятельности, не создающей ядерной опасности, создающей  большую или меньшую радиационную опасность, вообще не связанной с какой-либо радиационной опасностью, необходимо применять иные  дифференцированные меры обеспечения безопасности с соответствующими юридическими мерами контроля. Законодательство должно отражать иерархию риска, как это установлено документами МАГАТЭ, и использовать концепцию социально-приемлемого риска. Фактически правовые ограничения, которые не могут быть обоснованы риском, создаваемым данной деятельностью, могут считаться чрезмерно ограничивающими права лиц или организаций, осуществляющих эту деятельность, и противоречащими Конституции и Гражданскому Кодексу.

В законе об органе регулирования ЯРБ, который необходимо разработать как «некую альтернативу»  закону об органе управления – Госкорпорации «Росатом», должны быть дифференцированы формы и процедуры регулирования в соответствии с основополагающими принципами МАГАТЭ в зависимости от того, связана ли деятельность с ядерной (и, как следствие, с радиационной) опасностью, только с радиационной опасностью или вообще сама по себе не представляет опасности.

Фактически здесь идет речь о необходимости на уровне законодательства – ядерного права обеспечить дифференцированный подход к установлению административных барьеров, жесткости требований, разрешительной системы и способов оценки соответствия в области использовании ядерной энергии.

Один из вариантов такого подхода, наиболее полно сопрягающегося с другими отраслями законодательства (санитарно-эпидемиологическим, о техническом регулировании и т.д.), был предложен нами (А.М.Агапов, Г.А.Новиков, М.В.Михайлов) на нескольких ядерных  форумах, включая Атомэкспо 2010 и 2011, 5-ый и 6-ой  Ядерные  и 11-ый Энергетический Форумы в Санкт- Петербурге и в ряде публикаций, Рис. 5.

Соответственно дифференцированному подходу можно провести более строгое разграничение организаций и предприятий по видам и уровням потенциального риска. Для этого целесообразно ввести, по крайней мере, три класса организаций:

Эксплуатирующая организация – организация с присущей потенциальной глобальной ядерной опасностью, непосредственно эксплуатирующая ядерную установку, содержащую делящиеся материалы, или осуществляющая обращение с ядерными материалами в качестве основного вида своей деятельности.

Организация-пользователь – организация с присущей локальной радиационной опасностью, использующая (обращающаяся с) радиационные технологии и ИИИ в качестве вспомогательных средств для осуществления своей основной профессиональной деятельности (вне сферы использования ядерной энергии), например, рентгенографическую аппаратуру для контроля качества продукции, процесса или состояния, например, здоровья, либо осуществляющая транспортирование  РМ или ИИИ и т.п., в силу чего ряд сотрудников  подвергается радиационной опасности на рабочем месте, которая (опасность) может перерасти в объектовую аварию при возникновении ЧС.

Организация, выполняющая работы и предоставляющая услуги  по договорам с указанными выше организациями, которая сама по себе не обладает ни ядерной, ни радиационной опасностью, не имеющая ядерно или радиационно опасных собственных  рабочих места, но  могущая оказать влияние на уровень ядерной или радиационной опасности организаций, получающих услуги, соответствующим качеством  своей продукции, выполняемых работ и предоставляемых услуг.

Среди других задач Основ целесообразно уточнить п.10.3 в части совершенствования структуры и задач государственной системы обеспечения ЯРБ. На наш взгляд совершенствование может заключаться в существенном уменьшении числа органов государственного управления использованием ядерной энергии за счет тех органов, которые далеки от непосредственного использования ядерной энергии и курируют организации второго и третьего класса в соответствии с вышеприведенной классификацией (организации-пользователи и организации, выполняющие работы и представляющие услуги).

Здесь можно использовать и принцип добровольности отказа, т.к. не все ныне формально назначенные органы государственного управления использованием атомной энергии могут и хотят признавать эксплуатирующие организации, судя по обращениям их в Госкорпорацию «Росатом»,  организовывать готовность сил и средств для ликвидации аварий с радиационным фактором и тем более нести ответственность за безопасность и надлежащее обращение и обеспечивать безопасность в случае неспособности эксплуатирующей организации, как это предписано ФЗ «Об использовании атомной энергии». Не потому ли первые дни Фукусимы царила растерянность, что эксплуатирующая организация показала свою неспособность, а соответствующего органа государственного управления использованием атомной энергии просто не было.

Кроме того, целесообразно определить центральный орган, осуществляющий научно-методическую координацию в части обеспечения ЯРБ, в качестве которого могла бы выступить ныне существующая Госкорпорация «Росатом».

Конечно, значительно лучше и эффективнее это бы сделало ныне отсутствующее Министерство по использованию ядерной энергии, что соответствовало бы сути , видимо ныне забытой административной реформы и структуре системы ФОИВ, о чём мы с М.В.Михайловым когда-то писали, рис.6 (Журнал «Безопасность окружающей среды» №4, 2009г. «Размышления о государственном регулировании безопасного использования ядерной энергии»).

Что же касается органов государственного регулирования безопасности при использовании ядерной энергии, то, безусловно, необходима оптимизация распределения функций и организация их взаимодействия. 

Рис.6. Система федеральных органов исполнительной власти

Видимо наилучшим вариантом было бы выделение Госатомнадзора из Ростехнадзора во взаимоувязке с разработкой закона об органе государственного регулирования ЯРБ и с выше упомянутой административной реформой.

В п.10.10 Основ целесообразно раскрыть содержание задачи «обеспечить необходимый уровень готовности сил и средств для ликвидации последствий ЧС» в направлении интеграции и централизации профессиональных формирований, оснащения их современными робототехническими комплексами и методами дистанционного выполнения работ в очаге поражения, а также более тесное практическое взаимодействие с кризисными центрами и силами зарубежных стран вплоть до  создания  центров международных сил. Необходимо также с учётом опыта аварии на АЭС Фукусима  совершенствование методов управления развитием аварии.

Как уже отмечалось, важным фактором обеспечения безопасности является обучение персонала. Специфическим направлением обучения и подготовки персонала является  готовность к реагированию на аварийные ситуации, управление их развитием  и к ликвидации последствий ядерных и радиационных аварий (аварийная готовность).  О важности такого направления свидетельствует не только отечественный опыт, но и опыт борьбы с аварией на АЭС Фукусима.

Поэтому в Основы необходимо включить задачу по созданию интегрированной отраслевой системы подготовки персонала по направлению аварийной готовности. Эта система должна иметь территориально-распределенный (сетевой) характер и опираться на существующие центры.

Базовым центром такой системы может стать ФГУП «АТЦ Минатома России», а сеть его филиалов -  аварийные центры предприятий  и аварийно-спасательные формирования образуют её территориальные органы. Это обеспечит также максимальное приближение к ведущим предприятиям отрасли, к отраслевой науке и производствам, что необходимо в условиях инновационного развития отрасли.

При этом необходимо модернизировать учебно-методическую базу, обеспечив её соответствующими тренажёрами. А также необходимо повысить оснащённость  аварийных центров измерительными и робототехническими комплексами и методами  дистанционного выполнения работ на загрязнённых территориях.

Начало работ по созданию интегрированной отраслевой системы подготовки персонала по направлению аварийной готовности должно быть включено в мероприятия первого этапа реализации Основ.

Целесообразно актуализировать также задачу повышения международного сотрудничества (п. 15.5 Основ), включив в него не только сотрудничество при «выводе из эксплуатации ЯРОО», но, главным образом, при проектировании, сооружении и эксплуатации новых ядерных объектов (технологий, материалов) в зарубежных странах в соответствии с государственной политикой завоевания международного ядерного рынка и подготовки национальных кадров в области деятельности по использованию ядерной энергии и обеспечению ее безопасности силами российских специалистов, в т.ч. на ядерных объектах и в ИПК России. Важнейшими направлениями международного сотрудничества становятся:

  • совершенствование  международного ядерного права;
  • повышение готовности к реагированию на Глобальные ядерные аварии, в том числе путём совместного обучения и тренировок специалистов-спасателей разных стран  и оперативного и объективного оповещения;
  •  взаимодействие с общественностью и просветительская деятельность по вопросам ЯРБ.

В связи с принятием Федерального закона «Об обращении с  радиоактивными отходами» в Основах должны быть предусмотрены мероприятия по его реализации.

В первую очередь необходимо запланировать создание Единой государственной системы обращения с РАО, в том числе:

  • назначение органа государственного управления в области обращения с РАО;
  • назначение органов государственного регулирования безопасности при обращении с РАО мирного и оборонного происхождения;
  • создание национального оператора;
  • создание специализированных организаций по обращению с РАО.

В заключение сформулируем основные выводы и предложения.

Концептуальные положения Основ в целом остаются верными и для сегодняшнего состояния обеспечения ядерной и радиационной безопасности в Российской Федерации. Однако, произошло существенное смещение  государственной стратегии от ликвидации негативного ядерного наследия гонки ядерных вооружений для создания условий для устойчивого инновационного развития ядерной деятельности к непосредственному осуществлению этой  деятельности для устойчивого социально-экономического развития страны и расширения международного научно-технического и экономического сотрудничества.

В новой редакции Основ должны найти отражения новые задачи и этапы их решения исходя из требований времени.

Новой задачей, имеющей первостепенное значение для обеспечения ядерной и радиационной безопасности, должна стать разработка Концепции ядерного права России.

Разработка Концепции ядерного права, структуры и состава ядерного законодательства должна быть осуществлена на первом этапе реализации Основ в 2012-2015 годы.

На этом же этапе необходимо обеспечить  корректировку имеющихся в настоящее время законодательных актов и начать разработку новых в соответствии с Концепцией.

В ядерном законодательстве должны быть дифференцированы формы и процедуры регулирования  ЯРБ в зависимости от вида и степени потенциальной опасности.

В новой редакции Основ необходимо сохранить преемственность направлений государственной политики, но обеспечить концентрацию усилий и ресурсов на главных нерешённых  и новых направлениях, являющихся базовыми для устойчивого инновационного развития,   таких как:

  • создание Единой государственной системы обращения с РАО;
  • совершенствование структуры и распределения функций органов государственного управления использованием ядерной энергии и органов государственного регулирования безопасности при использовании ядерной энергии;
  • совершенствование культуры безопасности на всех этапах обращения с ЯМ, РВ и РАО и обеспечение качества продукции, работ и услуг;
  • обеспечение отрасли необходимым количеством работников высокой квалификации, являющихся патриотами ядерной отрасли, подтверждающими свой профессионализм и патриотизм ежедневным трудом.

Автор

Г.А.Новиков, эксперт Комитета Государственной Думы по энергетике (секция по  вопросам законодательного обеспечения атомной отрасли)

Автор выражает искреннюю благодарность своему коллеге – помощнику генерального директора ФГУП «АТЦ Минатома России» Михаилу Владимировичу Михайлову за  периодические обсуждения  и высказываемые  мнения по рассматриваемой теме и всем, кто возьмёт труд прочитать данный материал вне зависимости от степени согласия с его содержанием.