22 сентября 2010

Новый реактор — Родине

Отечественное атомное энергомашиностроение доказало, что все еще может решать новые сложные технологические задачи. На прошлой неделе Ижорские заводы завершили так называемую контрольную сборку первого корпуса реактора ВВЭР-1200 с внутрикорпусными устройствами и крышкой верхнего блока для Нововоронежской АЭС-2. Это означает, что после проведения уже незначительных манипуляций реактор может быть отгружен заказчику.

Новость из тех, которыми в советское время обязательно пестрели бы первые полосы центральных газет, но особенно примечательна она для нашего времени. И дело даже не в том, что это вообще первый реактор такой мощности (1150 МВт), выпускаемый в России, это еще и первый реакторный корпус, изготовленный для российского рынка с конца 80−х годов прошлого столетия. Так получилось, что примерно из 60 водо-водяных реакторов, выпущенных на Ижорских заводах, и еще нескольких, которые изготовили на так и не успевшем набрать обороты «Атоммаше», в России работает только 15 (девять мощностью по 1000 МВт и шесть — по 440). Часть их за старостью просто вывели из эксплуатации, а многие и сейчас продолжают работать за границей.

Сами «Ижоры» скоро отметят своего рода юбилей: 25 лет назад они отгрузили последний ВВЭР-1000 на атомную станцию, находящуюся на территории России, — для третьего энергоблока Балаковской АЭС (пущен в конце 1988 года). Туда же, только на четвертый блок, отправился около двадцати лет назад последний советский реактор для России с волгодонского «Атоммаша». В конце 1980−х — начале 1990−х с «Ижор» и «Атоммаша» было отгружено еще несколько реакторов на украинские АЭС, потом накатила послечернобыльская волна отказов от ядерных станций, и отгрузка реакторов на долгое время прекратилась. Всесоюзная гордость завод «Атоммаш» был приватизирован и разграблен. Ижорские заводы, вероятно, ожидала та же участь, если бы политические обстоятельства не заставили сначала Иран, а потом Китай и Индию последовательно заказать пять реакторов. Эти-то заказы и спасли российское атомное энергомашиностроение от полного уничтожения.

Азиатские реакторы были отгружены заказчикам уже в новом тысячелетии, когда и в России заговорили о ядерном ренессансе, но поддержать новыми контрактами задышавшие было Ижорские заводы не спешили. В 2004 году пустили начатый еще в середине 1980−х годов третий блок Калининской АЭС.

В октябре 2006−го была принята ФЦП «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 гг. и на перспективу до 2015 г.». Она предполагала начать ядерный ренессанс со строительства 10 ядерных энергоблоков на родине мирного атома в течение последующих девяти лет.

Для первенцев программы — второго блока Ростовской (бывшей Волгодонской) и четвертого блока Калининской АЭС, которые должны были доказать способность российских атомщиков справиться с атомной ФЦП в срок, — решили использовать старые заделы. В Волгодонск отгрузили ижорский реактор, изготовленный в 1987 году для так и не пущенной станции «Стендаль» в ГДР и остававшийся на заводе на ответственном хранении. На Калининской сейчас идет наладка ВВЭР-1000, который изготовили на чешской «Шкоде» в 1988 году. Насколько нам известно, «Росатом» не прочь был использовать и задел «Атоммаша», где пылится несколько изготовленных еще в 1980−х ВВЭР-1000. Правда, непонятно, как они там хранились и в какой они комплектации. К тому же, по нашим сведениям, утеряна большая часть технической документации и, главное, куда-то подевались комплекты образцов-свидетелей к самим реакторам. А без них, даже если все остальное на месте, никак. Дело в том, что эти образцы, изготовленные из металла той же плавки, что и сам корпус реактора, нужны для мониторинга текущего состояния и определения прогнозной оценки изменений свойств металла. Их помещают внутрь работающего реактора и время от времени вынимают для тестирования состояния оборудования.

И вот теперь по-настоящему новый реактор. Контракт на его изготовление был подписан в 2007 году, и он первый в серии ВВЭР-1200 проекта АЭС-2006. Проект появился в результате эволюции советской линии водо-водяных реакторов. К слову «эволюция» в этом случае нужно отнестись с уважением. Дело в том, что с начала 1960−х — времени появления первых ВВЭР — их мощность увеличилась почти в шесть раз (с 210 до 1150 мегаватт). При этом диаметр корпуса почти не изменился, а высота активной зоны увеличилась незначительно. Как нам рассказывал один из главных экспертов по техногенным катастрофам страны член-корреспондент Российской академии наук Николай Андреевич Махутов, «тут хочешь не хочешь приходится проводить более тщательные исследования и испытания и материалы разрабатывать другие, очень сложные». К тому же срок службы энергоблока увеличен до 60 лет вместо 50 у «тысячников». Для этого пришлось разработать материалы «повышенной радиационной стойкости, с ужесточенными требованиями к химическому составу для понижения критической температуры охрупчивания».