12 октября 2010

Нигер: горячая урановая зона

Группа AREVA вернёт французских граждан на урановые месторождения в Нигере, эвакуированных после сентябрьского захвата семерых заложников. Похитители требуют отмены запрета на ношение мусульманками во Франции женских платков, освобождения своих арестованных товарищей и выплаты выкупа в 7 миллионов евро.

 

Персонал возвращается в Арлит

Эпопея с заложниками далека от завершения, но урановый бизнес не может стоять на месте. Нигер - главная урановая кладовая французской атомной отрасли, и рудники на севере этой страны не должны оставаться без присмотра.

Во французской прессе появились сообщения о том, что AREVA вернёт в Арлит и другие северные нигерские города "некоторое количество персонала". Произойдёт это "в ближайшие недели". Компания обещает приложить все усилия, чтобы обеспечить безопасность своих людей и не допустить повторения сентябрьских событий.

В ночь с 15 на 16 сентября неизвестные боевики похитили в Арлите пятерых сотрудников компании SATOM, одного сотрудника группы AREVA и его жену. Впоследствии было уточнено, что из пяти похищенных работников SATOM - трое французов, один гражданин Мадагаскара и один гражданин Того.

Компания SATOM - дочернее предприятие корпорации VINCI, созданное в 1951 году для выполнения африканских заказов. В Нигере SATOM имеет контракты от французских атомщиков на урановых рудниках.

За безопасность в Арлите отвечали военнослужащие нигерской армии, а также невооружённые охранники, нанятые группой AREVA. Власти Нигера упрекают теперь французов в излишне большом уповании на возможности своей охраны. Как было установлено, именно один из её сотрудников под дулами автоматов показал боевикам дорогу к домам, в которых проживали иностранные специалисты.

Ответственность за вылазку в Арлите взяла на себя группировка "Аль-Каеда исламского Магриба" (AQIM). На сегодняшний день заложники живы, но у них есть проблемы. Попавшая в руки боевиков француженка страдает от онкологического заболевания и незадолго до похищения проходила курс химиотерапии. В Париже полны самых мрачных предчувствий о её судьбе.

Вентиляционная труба урановой шахты в Нигере, фото Greenpeace

Призрачная надежда

AQIM якобы готова к переговорам, но просочившиеся в прессу требования группировки выглядят абсолютно неприемлемыми для французов. Боевики хотят денег (по миллиону евро за человека), освобождения из тюрем неизвестного числа своих товарищей, а также отмены запрета на ношение во Франции мусульманских платков.

Акция в Арлите стала второй по счёту, проведённой AQIM против французов. Летом группировка похитила 78-летнего гражданина Франции. Париж выслал в Африку спецназ, который при поддержке военных из Мавритании взял штурмом базу AQIM.

В ходе операции было уничтожено семеро боевиков, и её можно было бы признать успешной, если бы не одно - заложника на базе не оказалось. Спустя двое суток несчастный был обезглавлен в отместку за действия французов.

Правительство Нигера готово усилить контроль за севером страны и направить туда дополнительные воинские контингенты, чтобы никто не мог вмешиваться в процесс добычи урана. Проблема в том, что сил у Нигера просто нет. Численность всей армии этой африканской страны составляет 5300 человек, и ещё примерно столько же состоит в различного рода военизированных подразделениях.

В столице Нигера городе Ниамей всё спокойно, как вообще может быть спокойно в любом африканском городе. И местные, и иностранцы чувствуют себя в Ниамее в относительной безопасности. Но уран добывают не в столице, а на севере, а он по сравнению с Ниамеем - всё равно, что другая планета.

На севере Нигера, фото Greenpeace

Сплетение угроз

В пустынных регионах Сахары, занимающих север Нигера, пришедших за ураном атомщиков поджидает не только враждебная природа, но и исторически склонные к вооружённой инсургенции племена. В апреле 2007 года вызов AREVA бросили вожди туарегов: "Французы хищнически грабят наши богатства, и поэтому они должны платить или уйти".

Конфликт 2007 года можно назвать опереточным. На словах угрожая французам, туареги нападали либо на правительственные войска, либо на китайцев (последние также крайне заинтересованы в нигерских полезных ископаемых). Это дало повод Ниамею публично поинтересоваться - собственно, на чьей стороне играет AREVA? Несколько французов было даже выслано на родину по подозрению в связях с повстанцами.

В 2007 году всё закончилось к взаимному удовлетворению. Туареги отложили автоматы Калашникова до лучших времён, AREVA продолжила добывать уран, а правительство Нигера добилось существенного увеличения компенсационных выплат за вывоз урановых богатств.

Сегодня всё выглядит куда страшнее. Вместо туарегов атомщикам противостоит зловещая "Аль-Каеда", быстро набирающая сторонников в странах Магриба. У AQIM есть и собственный Афганистан. У регионального лидера группировки Мохтара Бельмохтара налажены прочные связи с правительственными чиновниками и высокопоставленными военными в Мали. По этой или другой причине, но это государство демонстрирует к боевикам повышенную лояльность.

Ещё большими осложнениями грозит намечающийся союз "Аль-Каеды" и туарегов. Скрепил его Бельмохтар самым традиционным образом - женившись на девушке из одного из туарегских кланов.

Известный нигерский дипломат, экс-посол в Ливии Исуфу Бахар считает, что ситуация требует действовать без промедления: "У "Аль-Каеды" есть немало сторонников в Нигере, способных на крайние меры".

Но что понимать под "действовать"? Если речь идёт о французской военной интервенции, то многие будут против. В первые ряды недовольных встанет Алжир, бывший некогда ареной ожесточённой антиколониальной битвы с французами.

Алжир предпочитает бороться с боевиками самостоятельно, без помощи из Европы. Более того, Алжир добивается военного лидерства в регионе. В конце сентября эта страна провела совещание по проблемам координации действий против AQIM, на которое пригласила глав военных ведомств Мали, Мавритании и Нигера. Встреча, как и все предыдущие, завершилась безрезультатно - единой стратегии борьбы выработать не удалось.

Кроме политических причин, у Алжира есть и более прозаичные поводы для недовольства поступками европейцев. Последние слишком часто готовы платить выкуп за своих похищенных людей. На вырученные деньги AQIM приобретает оружие и амуницию, которые используются затем в терактах на территории Алжира.

Но у Парижа нет ни времени, ни желания прислушиваться к недовольству Алжира. Уран ждать не будет, и Франция готова пойти на любые - или почти любые - меры, чтобы обеспечить безопасность своих атомщиков в Арлите и других городах на севере Нигера.