20 декабря 2010

Китайский синдром номер два

Китайская атомная отрасль обещает пересмотреть в сторону большей открытости свою политику в части уведомлений об инцидентах на атомных станциях. Общественность и политики Гонконга, особой зоны КНР, обвиняют атомщиков в сокрытий сведений и несвоевременном информировании о неприятных событиях.

Обещания Лю

В Китае с 1984 года действует орган, чьё название переводится на английский как "National Nuclear Safety Administration" (NNSA). Фактически, это независимый орган надзора, призванный контролировать безопасность гражданского сектора атомной энергетики и информировать общественность о событиях, которые происходят на АЭС.

Нельзя сказать, что со второй частью поставленной задачи NNSA не справляется совсем. На официальном сайте этого ведомства приводится список из шести инцидентов и аварий. Правда, одно из упомянутых событий не имеет никакого отношения к Китаю - это чернобыльская авария.

В интервью авторитетному в Гонконге деловому порталу "Caing.com", секретарь NNSA Лю Хуа (Liu Hua) пообещал, что вскоре положение изменится. Китайские регуляторы намерены принять "более открытый" подход к инцидентам в атомной отрасли. Правда, в чём именно будет состоять "большая открытость", секретарь разъяснять не стал.

Возможно, что под этим понимается сокращение времени на уведомление о происшедших инцидентах. Да и, собственно говоря, вообще публикация сообщений о них на сайте NNSA. До сих пор, о большинстве инцидентов на китайских АЭС становится известным с значительным опозданием и зачастую только по закрытым каналам или в местной прессе.

Инцидент на Дайя-Бей

Чашу терпения Гонконга переполнили события на АЭС "Дайя-Бей". На первом блоке станции 23 октября 2010 года была обнаружена протечка. Это случилось на следующий после останова блока на ППР в ходе плановой инспекции оборудования.

В первых сообщениях об инциденте - в том числе, на AtomInfo.Ru - говорилось о течи трубопровода первого контура, впоследствии эта информация не подтвердилась. Тем не менее, инцидент привёл к незначительному переоблучению персонала, и ему был присвоен уровень "1" по шкале INES.

Причина течи была найдена практически сразу - три трещины по 8-9 см каждая на одном из трубопроводов вспомогательных систем. Они образовались, по мнению NNSA, либо вследствие термической усталости, либо из-за коррозии под напряжением. Аналогичные явления наблюдаются и на других станциях, построенных по похожим проектам, и событие на "Дайя-Бей-1" не должно, как казалось бы, привлекать особое внимание.

Но в Гонконге инцидент вызвал настоящее бешенство. Дело в том, что публичная информация об инциденте появилась только 16 ноября, то есть, спустя три с лишним недели. Более того, атомщики сделали заявление не по своей воле, а только после сильного давления со стороны гонконгских властей, крайне обеспокоенных появившимися тревожными слухами.

Нервы Гонконга

Нетрудно догадаться, почему так нервничает Гонконг. АЭС "Дайя-Бей" с двумя реакторами-тысячниками была построена в 1994 году всего лишь в 50 км от гонконгской границы. Китайские власти неплохо освоили на практике несложную истину - хочешь утвердить свой приоритет над территорией, построй рядом с ней АЭС. Такой же трюк китайцы в наши дни хотят проделать у спорных территорий на границе с КНДР.

Что до Гонконга, то там строительство АЭС "Дайя-Бей" вызвало в своё время "какофонию" протестов, и были зарегистрированы случаи эмиграции из страха перед атомной энергетикой. Китай же решил, что одной АЭС недостаточно, и добавил буквально рядом с ней ещё одну площадку - АЭС "Линьяо", на которой эксплуатируется три блока и достраивается четвёртый.

Замалчивание октябрьского инцидента китайские атомщики и регуляторы объясняют тем, что реальной опасности для окружающих он не представлял. Профессионалы согласны - это соответствует истине. Но публика, не разбирающаяся в тонкостях атомной энергетики, волнуется, а гонконгские парламентарии выслали в адрес одного из акционеров АЭС "Дайя-Бей" возмущённое письмо, составленное в самых жёстких выражениях.

"Компания (акционер АЭС) выжидала 10 дней, прежде чем проинформировать об инциденте правительство, и 23 дня, прежде чем проинформировать общественность. Законодатели Гонконга считают такие задержки недопустимыми", - пишет китайская газета "China Daily", имевшая возможность ознакомиться с письмом депутатов.

Люди имеют право знать о том, что происходит на атомных станциях, и не владельцам АЭС решать, когда и в каком объёме люди должны получать информацию. Таков сегодня основной посыл гонконгских политиков.

Китайский синдром-2

Китайский синдром номер один не имел к Китаю никакого отношения. Зато рождающийся на наших глазах китайский синдром номер два напрямую увязан с КНР. Китайские атомщики вынашивают фантастические планы по развитию отрасли, но если при их выполнении они допустят серьёзную аварию, то маятник общественного мнения во всём мире качнётся в обратную сторону, и атомная энергетика вновь станет нелюбимой падчерицей у политиков и бизнесменов.

В самых оптимистичных прогнозах китайские атомные институты говорят о 100 ГВт(эл.) АЭС к 2020 году. Вдумайтесь в эти цифры! Китай собрался всего лишь за 10 лет догнать и перегнать Америку, причём сделать это практически с нуля.

Эксперты, в том числе, специалисты МАГАТЭ, отслеживающие китайскую тематику, едины во мнениях: "Да, китайцы могут сделать всё то, что собираются". Но они же почти единогласно высказывают опасения: "Да, китайцы могут при этом устроить аварию".

Проблема Китая - не в заводах, они у них есть. Проблема не в проектах, они также имеются. Проблема не в качестве, оно китайское. Проблема не в деньгах, это вообще не проблема для социалистической экономики. Проблема Китая - в людях, в нехватке грамотных квалифицированных специалистов как для самой отрасли, так и для атомнадзора.

Люди - то, о чём забывают в наши дни при планировании любого ядерного ренессанса. Забывают и капиталистические эффективные менеджеры, и социалистические партийные руководители. На подготовку атомщика требуется десятилетие, не меньше, а набирать в отрасль людей с улицы нельзя. АЭС - это не "Макдональдс", как бы нас ни пытались заверить в обратном.

Источники с тревогой сообщают - на новые блоки в Китае переводится опытный персонал с действующих реакторов. Как в истории о тришкином кафтане, на действующих станциях начинаются сбои, и АЭС "Дайя-Бей" - пример этому (два значимых инцидента за год).

Не лучше обстоит дело и в китайском атомнадзоре. Но он, хотя бы, пользуясь своей независимостью, может говорить об этом вслух.

Весной 2009 года на крупнейшем международном атомном форуме в Пекине прозвучали сенсационные публичные заявления от представителей регулирующих органов Китая - темпы развития атомной энергетики в Китае существенно опережают темпы создания эффективной службы атомнадзора. Есть опасность, что атомные компании забудут в погоне за сроками и прибылью о вопросах безопасности, и тогда китайский синдром номер два развернётся в мире во всей красе.

Но хорошо, что у Китая есть Гонконг. Особый район с особым статусом может позволить себе публичное обсуждение всех проблем, которые могут быть вызваны бурным развитием атомной энергетики. И то давление, которое Гонконг оказывает на регулирующие органы, заставляет службу надзора быть требовательнее к атомным компаниям и эксплуатирующим организациям.

Свой вклад в обеспечение безопасности китайских АЭС вносит МАГАТЭ. В этом году международное агентство направило в КНР миссию специалистов, которая выдала рекомендации по реформированию системы атомнадзора Китая. В Пекине к рекомендациям пообещали отнестись со всей возможной серьёзностью.