12 августа 2011

Анатолий Захарчев: "Утилизация двух аварийных АПЛ на Дальнем Востоке"

Руководитель проектного офиса «Комплексная утилизация АПЛ» Дирекции ЯРБ ГК «Росатом» Анатолий Александрович Захарчев

На судоремонтном заводе «Звезда» в Большом Камне началась подготовка к утилизации последней аварийной АПЛ Тихоокеанского флота. О том, как проходит этот процесс, рассказывает руководитель проектного офиса «Комплексная утилизация АПЛ» Дирекции ЯРБ ГК «Росатом» Анатолий Александрович Захарчев:

Четверть века у причальной стенки в бухте Павловского в Приморском крае находились две атомные подлодки, потерпевшие в 1985 году тяжелые аварии на Дальнем Востоке. Речь идет об атомоходах с заводскими номерами 175 и 610.

АПЛ с номером 175 на ее корпусе была построена в 1965 году на судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре и принята на вооружение ВМФ. В общей сложности за время своей службы она прошла 181 тысячу миль за 21,4 тысячи ходовых часа. Взрыв на 175-ой АПЛ произошел утром 10 августа 1985 года во время перезарядки реактора, когда подлодка находилась на судоремонтном заводе в бухте Чажма Приморского края, расположенной между Владивостоком и Находкой. Тогда в одно мгновение погибли 10 человек – восемь офицеров и два матроса-срочника, проводивших регламентные работы. Перезарядку реактора специалисты называют «операцией №1» и считают самым потенциально опасным видом работ на АПЛ и кораблях с ядерными энергетическими установками. Именно во время проведения этой операции из-за грубейшего нарушения технологии подъема крышки реактора возникла нештатная ситуация, в результате которой произошел самопроизвольный запуск  реактора и его тепловой взрыв. Была разрушена активная зона реактора, внутриреакторные конструкции и аппаратные выгородки,  часть радиоактивных веществ попала за пределы лодки.  В течение 9 месяцев была проведена колоссальная работа по ликвидации последствий этой радиационной аварии.  Усилиями военных специалистов территория судоремонтного завода и его окрестности были очищены от радиоактивного заражения. Но аварийный атомный ракетоносец с невыгруженным топливом долгое время еще оставался головной болью. Все эти годы подлодка с «загрязнением» на борту стояла у причальной стенки в южном Приморье, вызывая тревогу у жителей близлежащего поселка Дунай. Они провели несколько митингов протеста и написали письма в различные инстанции, боясь, что аварийную подлодку могут захоронить или начать ее рискованную утилизацию непосредственно возле населенного пункта. Выход был найден, и за последние 2 года проблема была решена.

По трагическому стечению обстоятельств в декабре того же 1985 года в той же бухте Чажма произошла другая крупная авария - на атомной субмарине с заводским номером 610, прослужившей на флоте всего 12 лет. Тоже была повреждена активная зона реактора, разгерметизирован первый контур, сильно загрязнены радионуклидами внутренние помещения реакторного отсека. Но в отличие от взрыва на 175-й АПЛ, эта катастрофа не повлекла человеческих жертв, и не произошло выброса радиации в окружающую среду.Ученые и специалисты НИКИЭТ, обследовавшие обе аварийные АПЛ перед утилизацией, пришли к выводу, что настал момент, когда держать эти подлодки на плаву стало опасно. Причем эта опасность с каждым годом неуклонно возрастала из-за коррозии корпусов субмарин. Если подлодка затонет в таком состоянии, трагедия повторится еще в больших масштабах – радиоактивность разнесет по всему побережью. Было признано, что уровни излучений в реакторных отсеках обеих подлодок постепенно снижаются, но по-прежнему остаются крайне опасными, и выполнение работ по подготовке и выгрузке ОЯТ из реакторов этих АПЛ в обозримой перспективе практически невозможно.

В 2001 году были разработаны рекомендации, которые предусматривали для продолжения  работ по реабилитации аварийных АПЛ  вариант их размещения на береговой площадке выше уровня моря с условием, что ядерное топливо из реакторов выгружаться не будет. Проектные решения должны обеспечить надежную изоляцию аварийных подлодок в период их долговременного хранения. В качестве площадки для строительства берегового укрытия был выбран участок рядом со строящимся пунктом долговременного хранения реакторных отсеков утилизированных АПЛ на мысе Устричный в бухте Разбойник. С учетом сложности всех работ, связанных с транспортировкой аварийных АПЛ к месту разделки, формирования и подготовки реакторных блоков к долговременному хранению,  их доставка и постановка  в береговое укрытие планировались к выполнению после 2014 года.

Однако в реальности все происходит значительно быстрее. Как известно, премьер-министр В.Путин дал поручение – завершить все работы в Приморье, связанные демонтажем и изоляцией двух  аварийных атомоходов до 2012 года – времени проведения во Владивостоке саммита АТЭС. Дело даже не в саммите, главное – это то, что эти два «потенциальных Чернобыля» многие годы сдерживали развитие всего региона. Трудно приглашать инвесторов в места, где есть потенциальный риск радиоактивного заражения. Конечно, это стоит дорого. Конечно, есть риск при транспортировке и разрезке наполненной страшным грузом ржавой субмарины. Но с точки зрения интересов региона и всей страны нужно было как можно скорее начинать и выполнять эту работу, максимально заботясь о минимизации всевозможных рисков.

И вот 3 июня 2011 года – через четверть века после трагической аварии в Чажме - атомная подлодка с заводским номером 175 была размещена на длительное безопасное хранение в специально построенном «ДальРАО» береговом укрытии в бухте Разбойник. Согласно государственному контракту, заключенному корпорацией «Росатом» с дальневосточным заводом «Звезда» по результатам конкурса, проведенного в декабре 2009 года, утилизация 175-й АПЛ производилась на территории завода «Звезда», который имеет хорошо оснащенный промышленный комплекс по утилизации подлодок, обеспечивающий ядерную, радиационную и экологическую безопасность, а также  физическую защиту ядерных материалов. По этому контракту в 2010 году подлодку вывели из бухты Павловского и доставили на территорию завода «Звезда». Там в условиях док-камеры из АПЛ был сформирован трехотсечный блок. Это была работа весьма непростая, потенциально опасная, так как подлодка была аварийная. Коллектив успешно справился с этой задачей. В принципе все было готово для того, чтобы разместить трехотсечный блок 175-ой АПЛ в укрытии уже в конце 2010 года. Но зима 2010-2011 года выдалась очень суровая, была тяжелая ледовая обстановка, поэтому в Росатоме было принято решение – завершить операцию по установке 175-ой АПЛ в укрытие при более благоприятных погодных условиях в июне 2011 года, чтобы избежать любых, даже малейших рисков. Так все и произошло. На снимках вы видите завершающие этапы транспортировки и установки блока 175-ой АПЛ в последний для нее приют в бетонном саркофаге.

Хочу особо подчеркнуть, что отработавшее ядерное топливо из аварийной  АПЛ 175-го заказа  не выгружалось. И вообще никакие опасные для персонала  работы в реакторном отсеке не производились. Это была принципиальная позиция Росатома и завода «Звезда» с момента формирования технического задания на утилизацию аварийного корабля. В остальном процедура утилизации проходила по классической схеме, безопасной как для специалистов предприятия, задействованных в операции, так и для окружающей среды.

10 июня этого года вторая аварийная АПЛ с заводским номером 610 тоже была переведена из акватории бухты Павловского и также, как и 175-я, была размещена в доккамере завода «Звезда». Там из нее в этом году тоже будет сформирован трехотсечный блок для доставки во вторую секцию берегового укрытия. Сформированный трёхотсечный блок испытают не поотсечно, а целиком, затем его на докпонтоне транспортируют в бухту Разбойник, где  «ДальРАО» сооружает береговые укрытия для блоков 175-й и 610-й субмарин. Трёхотсечный блок на докпонтоне  заводится в укрытие по каналу, после чего укрытие перекрывают, воду из канала откачают, обеспечивая трёхотсечным блокам сухое хранение.

В июле этого года ГК «Росатом» направила на завод «Звезда» группу специалистов из НИКИЭТ для полного комплексного инженерно-радиационного обследования 610-ой АПЛ. Главная цель такого обследования – определиться с радиационной обстановкой и знать, в какой степени опасна или безопасна АПЛ после того, как ее из воды поставили на берег. Параллельно разрабатываются все организационно-технические мероприятия для формирования трехотсечного блока, который можно будет поставить в укрытие. Надеюсь, что к октябрю нынешнего года все будет готово для постановки 610-й АПЛ в виде трехотсечного блока в береговое укрытие. Для нас это одна из главных задач на нынешний год.В специально построенном укрытии созданы три секции для трех аварийных подлодок Тихоокеанского флота с невыгруженным ядерным топливом, где они могли бы простоять десятки лет, когда значительно уменьшится уровень радиации и появятся более эффективные технологии обращения с ОЯТ. Но на данный момент вопрос с третьей аварийной подлодкой 461-го заказа уже решен – совместными усилиями специалистов-атомщиков по контракту с госкорпорацией «Росатом»  найдена возможность извлечь отработавшее топливо из этой АПЛ. Поэтому в береговом укрытии на Дальнем Востоке будут находиться только два трехотсечных блока с невыгруженным топливом бывших подлодок с корпусными номерами 175 и 610.

Я считаю большим успехом тот факт, что в этом году благодаря активным действиям ГК «Росатом» в Уссурийском заливе Японского моря выведены на берег два опасных объекта, которые на протяжении четверти века волновали не только население российского Приморского края, но и наших соседей - японцев. Они постоянно обращали наше внимание на эту проблему. Дальше ждать уже было нельзя. Износ корпуса и соответственно риск разгерметизации субмарин постоянно возрастал. Рано или поздно за это трудное дело нужно было браться. Теперь эта проблема достойно и успешно решается. Все эти работы оплачены из российского бюджета. Ассигнования на все операции с  изоляцией двух аварийных подлодок составляют около 3 млрд рублей.  Специалисты хорошо понимают, что такая уникальная работа с аварийными атомными подлодками не может быть выполнена без определенного риска. Риск этот – вынужденный, оправданный, с многократной перестраховкой, когда принимаются максимальные меры безопасности при выполнении всех работ. Главная цель достигнута – две раненые подлодки уже не будут ядерно-опасными объектами.   

Хотел бы  также отметить, что все этапы по подготовке к утилизации аварийных субмарин, их транспортировке из бухты Павловского на СРЗ «Звезда», формированию трехотсечных блоков и установке первой подлодки в береговое укрытие широко освещались в центральной и местной прессе, интернет-изданиях и на телеканалах.  Слава богу, сегодня уже все стали понимать, что завершающий этап жизненного цикла атомной подлодки заслуживает не меньшего внимания, чем ее создание и эксплуатация. В отличие от прошлых времен сегодня по новым законам уже при проектировании ядерно-энергетических установок учитываются соответствующие расходы на вывод их из эксплуатации и дальнейшего обращения со всеми конструктивными элементами, отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами.  Ну а главное, конечно, в том, что в результате утилизации исчезнет потенциальная опасность утечки радиации с ветхих аварийных субмарин. Но при этом не могу не сказать, что нашим специалистам-атомщикам предстоит еще потратить немало сил, чтобы сохранить уникальную красоту побережья, островов и бухт Уссурийского залива - этого необыкновенного уголка нашей страны, где в течение тысячелетий удивительным образом мирно сосуществуют редкие виды деревьев, цветов, животных, птиц и рыб, обитающих на разных континентах Земли.