13 ноября 2010

АЭС Козлодуй - два директора

В Болгарии прошла ротация руководящего состава первой и пока единственной в стране атомной станции - АЭС "Козлодуй". Профессионального атомщика в кресле директора сменил профессиональный финансист.

Внезапная отставка Димитра Ангелова побудила волну разговоров об ответственности за инцидент с дефектными чехлами приводов СУЗ на шестом блоке. Главные герои утверждают, что инцидент не имеет никакого отношения к кадровым переменам.

Мы публикуем сокращённый перевод интервью, данных болгарскому изданию "24 часа" новым и старым директорами АЭС "Козлодуй".

Костадин Димитров - новый директор

Господин Димитров, когда министр Трайков сделал Вам предложение возглавить станцию?

Почти прямо на месте, во время своей поездки на АЭС "Козлодуй" в прошлую пятницу.

Вы знали, что станете директором АЭС?

Нет, и был очень удивлён. Но управленческая команда сохранится на 80%. Остаётся на своём посту председатель правления совета директоров, я также там буду. Новоназначенный заместитель директора также имеет опыт работы на станции.

Господина Ангелова, прежнего директора, называют одним из лучших в Болгарии технарей. У него что-то не получалось в качестве директора?

Абсолютная истина состоит в том, что Ангелов - идеальный технократ, технарь. Я могу доказать это сотней способов. Но за последнее время ему пришлось столкнуться с многими сложными ситуациями, и он устал.

Я разговаривал с ним один на один и могу подтвердить, что Ангелов чувствует себя усталым.

Его голова слетела из-за истории с дефектными чехлами? Министерство энергетики Болгарии утверждает, что станция дала информацию о дефектах с задержкой.

Никакой задержки с информацией не было. У первых приводов дефекты нашли во время ПГР. Такие дефекты невидимы невооружённым глазом, их обнаруживают ультразвуком. Запасных трубок у нас не было, и пришлось работать авральным порядком, чтобы обеспечить их своевременную доставку и пуск реактора.

На протяжении 20 лет ПГР на козлодуйских блоках выполнялись за 40-50 суток. В наши дни, благодаря лучшей организации, ремонты заканчиваются быстрее - но не за счёт качества и безопасности.

Говорят, вы первый директор атомной станции, кто не атомный энергетик, а финансист.

Наверное, да. Я не проверял, но думаю, что так и есть. Но почти у всех моих предшественников были вторые дипломы по таким направлениям, как бизнес или экономика.

Мое среднее образование - электромеханический техникум. Так что я не далек от техники. И меня окружают прекрасные специалисты-технари. Они будут иметь полную свободу действий. Я не стану производить каких-то революционных изменений. Наши люди - профессионалы. Безопасность для нас на первом месте. Электроэнергию можно, в конце концов, и импортировать, поэтому делать что-либо в ущерб безопасности мы не станем.

Мы слышали, что инвестиции на Козлодуе сокращены. Это вызвано кризисом?

Мы стараемся не сокращать деньги на ремонт. Что должно быть сделано, то и делается.

Экономить на ремонте АЭС очень опасно!

Объёмы ремонтных работ не снижаются. Но вот инвестиционные проекты на станции были пересмотрены в прошлом году, и от некоторых мы решили отказаться.

На какую прибыль АЭС надеется в текущем году?

75 миллионов левов. В прошлом году было 65 миллионов, из которых 46 миллионов левов мы внесли государству в счёт дивидендов.

Димитр Ангелов - старый директор

Господин Ангелов, проблемы, образовавшиеся на шестом блоке, внесли ли вклад в Ваше увольнение?

Чтобы избежать спекуляций на эту тему, я хочу уточнить, что ещё до начала ПГР шестого блока я принял для себя решение об уходе.

Та напряжённость, которую я чувствовал как глава в высшей степени ответственного и важного экономического объекта, оказалась выше моих возможностей.

Напряжение было из-за трений с министерством экономики?

Нет-нет, я вовсе не это имею в виду! Перед АЭС стоят сейчас гораздо более ответственные новые задачи, и я ощущал, что вряд ли смогу выполнить их в ближайшие месяцы или годы. Может быть, в министерстве и думали о моей отставке по другим причинам, но я к уходу был готов.

Министр Трайков подверг Вас в прошлом месяце завуалированной критике, сказав, что Вы промедлили с докладом о ситуации на шестом блоке. Министерство было проинформировано о них позже, чем следовало бы, и по этой причине решать вопрос с чехлами пришлось в пожарном порядке.

В момент обнаружения дефектов я находился в зарубежной командировке. Как только я вернулся на станцию, то сделал всё необходимое и уведомил министерство и регуляторов. Тогда же я связался с русским ОКБ "Гидропресс", поставляющим это оборудование. Конечно, вмешательство премьер-министра ускорило доставку чехлов. На высоком уровне вещи решаются быстро, и это естественно.