30 июня 2016

Игорь Караваев: «Санкции повышают интерес к инновациям»

Сколково

Совсем недавно, каких-то 5-6 лет назад, слова «модернизация» и «инновации» были безусловной доминантой общественно-политического дискурса. Страна упорно стремилась «слезть с нефтяной иглы», создать современный «креативный класс», построить «экономику знаний». А символом этого тренда стал резонансный проект, так называемого, иннограда «Сколково». Сегодня в тренде совсем другие слова – «кризис», «санкции», «импортозамещение». Однако, как выяснилось, идеология «Сколкова» оказалась жизнеспособной и в новой реальности. Сегодня число резидентов проекта приближается к полутора тысячам, их география расширяется, а недавно, как сообщало издание rosnauka.ru, премьер-министр Дмитрий Медведев анонсировал скорое открытие представительства фонда в Китае.  

О том, чем живут российские стартаперы, какие технологии определят наше будущее и как антироссийские санкции сказались на бизнесе резидентов иннограда корреспондент Роснауки беседовал с  вице-президентом, исполнительным директором кластера ядерных технологий, новых промышленных технологий и материалов фонда «Сколково» Игорем Караваевым.

- Игорь Александрович, какие прорывные проекты сейчас разрабатываются в вашем кластере? Какие темы сейчас особенно актуальны?

- Безусловно, традиционные ядерные технологии ассоциируются, прежде всего, с такими масштабными отраслевыми проектами, как, скажем, строительство атомных станций, утилизация отработавшего ядерного топлива, обеспечение генерации атомной энергии. Но, напомню, Фонд «Сколково» занимается поддержкой малого и среднего предпринимательства в области инноваций, поэтому мы помогаем не столь масштабным капиталоемким проектам с долгосрочным периодом реализации, а развиваем стартапы, использующие наработки атомной науки. Это нанотехнологии, лазерные технологии, сенсоры и датчики, робототехника и приборостроение, разработка и нанесение покрытий, создание новых материалов.

Традиционная ядерная тематика в нашем кластере, впрочем, также представлена. Например, стартап, разрабатывающий керамические контейнеры для перевозки ядерных отходов или другой проект –мобильный комплекс для дезактивации грунта.

Всего в нашем кластере сейчас - около 200 проектов из Москвы и регионов. В течение последних лет проведена большая работа с ведущими отраслевыми вузами, институтами РАН, бизнес-инкубаторами и наноцентрами, в результате чего нам удалось сформировать достойный портфель проектов. Выручка компаний-резидентов кластера ежегодно увеличивается в два раза.

- На какую поддержку от «Сколково» могут рассчитывать эти проекты – гранты, менторская помощь?..

- Во-первых, мы проводим консалтинг по тем компетенциям, которых не хватает команде, анализируем бизнес-модель, соблюдение сроков реализации проекта, подсказываем, каким образом сделать так, чтобы проект быстрее стартовал.

Во-вторых, помогаем с привлечением финансирования как внешнего – от частных инвесторов, других институтов развития, так и сами выделяем гранты. Правда, наверное, только каждый 4-й проект обращается к нам за грантом. Остальным, в общем-то, вполне хватает собственных ресурсов и тех преференций, которые дает компаниям статус резидента «Сколково»…

И, наконец, самое важное - это акселерация: помогаем проектам, особенно тем из них, у которых продукт уже готов, сделать первые продажи. Причем чаще всего, не просто даем необходимые инноваторам контакты, но и подсказываем, как правильно презентовать стартап, провести переговоры, сформировать маркетинговую и юридическую обвязку для контракта.

Ведь зачастую причиной провала стартапов является не разработка, которую не удалось довести до ума, а отсутствие предпринимательских компетенций у команды. Как правило, модель продаж должна быть выстроена в компании ещё до начала разработок, понимая, для каких потребителей предназначен тот или иной инновационный продукт.

- Фонд «Сколково», по-прежнему выдает гранты, не приобретая взамен долю в стартапах?

- Да. «Сколково» это, своими словами, фактически комбинация бизнес-инкубатора и благотворительного фонда. Именно потому, что мы не входим в долевое участие наших стартапов, мы являемся комплементарным партнёром для других институтов развития,  венчурных фондов. Мы не становимся акционерами, дольщиками, не входим в советы директоров, мы не заставляем стартапы что-либо делать, мы можем только давать советы. Сотрудничество стартапов с нами носит добровольный характер на всём его протяжении.

- А не возникает опасений, что выращенные таким, скажем так, благотворительным образом компании могут вместе со своими технологиями «утечь» за рубеж, продать иностранным инвесторам свои активы?

- Я бы не называл это опасностью. Мы не ограничиваем своих участников в развитии. Они могут создать технологию, пусть даже с нашей помощью и продать её кому-то. Ну и что? В любом случае была сформирована команда, достигшая успешных результатов, вполне вероятно, что потом она займётся другими проектами, в том числе, и на полученные средства. Созданная ею технология будет внедрена в промышленность. Поэтому наша главная задача - создание саморазвивающейся инновационной системы. Мы не блокируем любые попытки стартапа коммерциализироваться, пусть даже это будет продажа технологии за рубеж. Мы исходим из того, что системы сейчас настолько открыты, взаимодействие в научно-технологической сфере настолько свободно, что искусственно удержать технологию в каких-либо административных рамках практически не реально.

Конечно, есть такие инструменты, как защита гостайны и тому подобные, но это не тематика «Сколково».

- Назовете наиболее яркие истории успеха, проекты, которым посчастливилось «выстрелить»?

- Компания «Оптогард нанотех», команда которой вышла из Новосибирского института лазерной физики, недавно заключила свой первый крупный контракт с компанией из Китая – производителем труб – по продаже промышленной разработанной ими в Сколково лазерной установки по упрочнению поверхности металла.

Компания «Диамант» из Дубны уже в этом году получила положительные акты испытаний в «Алросе» и уже в следующем году планирует продать корпорации несколько нейтронных установок по обнаружению крупных алмазов».

Компания «ТЕХНОАС-СК» из Коломны заключила в этом году контракт с индийской компанией на поставку первой партии приборов для дистанционного поиска  в городских коммунальных сетях.

Компания «СуперОкс Инновации» из Москвы в мае этого года осуществила первые поставки своей продукции - сверхпроводниковой ленты с текстурированными оксидными слоями в США и Японию.

Компании также поставляют свои разработанные в «Сколково» продукты и технологии «Росатому». Например, ионообменные смолы, первая партия которых прошла на «Маяк».  А компания «Тонкоплёночные технологии» провела испытания своих сенсоров на  ОКБ «Гидропресс».

- По вашему мнению, какие промышленные технологии сегодня определяют ближайшее будущее?

- Это, прежде всего, Интернет вещей. В последнее время все больше говорят и о четвертой промышленной революции, новых производствах. Фактически сейчас наступает эра машин и роботов, взаимодействующих без участия человека. Все это способствует развитию новых материалов, сенсоров, датчиков, детекторов. В ближайшее время на качественно новом уровне будет усовершенствована область программного обеспечения, сфера 3D-печати. Естественно, что в центре внимания - робототехника. Можно говорить о том, что примерно каждый 5-й стартап «Сколково» занят разработками в этих важнейших направлениях.

Также востребована сегодня тематика покрытий, обработки поверхностей, деталей разными способами и использование этих разработок в металлургии, машиностроении.

Хотелось бы, чтобы у нас было больше проектов в области станкостроения. Этой отрасли, к сожалению, так пока и не удалось выйти из кризиса. Практически все станки в России сейчас покупаются за рубежом.

- Какое место, по-вашему, занимает Россия в мировой гонке технологического развития? И каким образом государство могло бы на эту ситуацию эффективно повлиять?

- Государство должно помогать, но, не «вытаскивая» какие то проекты, а скорее стимулируя именно частные инициативы в этой области.

В целом, согласно рейтингу Bloomberg, наша страна входит в 20 самых инновационных стран мира (прим.ред. Россия занимает 14-е место в этом рейтинге). Заметьте, не самый плохой результат. Потенциал для роста у нас, безусловно, есть, но что будет дальше - прогнозировать сложно. С уверенностью можно говорить лишь о том, что необходимо сделать так, чтобы предприниматели, готовые вкладывать деньги, время и компетенции в технологии, были заинтересованы в этой работе.

- От одного из чиновников недавно довелось услышать наблюдение, что задача построения экосистемы инноваций у нас в стране решена и осталось только научить предпринимателей ею пользоваться. Вы согласны с этим утверждением?

- Я не согласен, что создана именно экосистема, то есть, созданы и работают все необходимые экономические и прочие инструменты для самовоспроизводства инновационных проектов.

На мой взгляд, государством создано вполне достаточное количество институтов развития, технопарков, бизнес-инкубаторов, наноцентров… Их может быть еще больше. А вот достаточное ли число стартапов по всем тематикам? Конечно, не достаточно. Вот когда они сами, в том числе и прежде всего, без прямого участия государства будут появляться, развиваться, достигать результата. Вот тогда можно будет считать, что экосистема инноваций создана.

Кстати говоря, далеко не всем даже развитым экономикам мира эта задача удалась. Примерно речь идет о 10-15 странах, у которых получилось: Израиль, США, Южная Корея, Нидерланды, Бельгия, Франция и т.д.  

- Испытывают ли сейчас, в связи с введением антироссийских экономических санкций компании-резиденты «Сколково» какие-либо сложности?

- Санкции, конечно же, не помогают инновационному процессу, ведь те, кто их инициировал, как раз и старались затруднить процесс привлечения новых технологий в Россию.

В то же время стартапы стали сотрудничать с компаниями из Китая и стран Азии. Существует и такой парадокс: санкции и экономический кризис вроде бы уменьшают возможности финансирования, но с другой стороны повышают интерес к инновациям. Мы стали заключать даже больше контрактов, например с крупными российскими корпорациями, которые стали больше интересоваться инновациями в области науки и техники, потому что стали больше задумываться о повышении эффективности.

Существует и обратная сторона медали: есть много желающих инвестировать, но они не могут найти объекты для инвестирования.

Поэтому, повторюсь, задача «Сколково» - помочь стартапам выйти в самостоятельную жизнь, наладить эффективную коммуникацию между инвесторами и инноваторами.