5 марта 2020

Григорий Нагинский, председатель совета директоров ОАО "ТИТАН–2": "Просто строить сложное"

Сегодня Россия занимает второе место среди стран Европы по мощности атомной генерации. Сейчас в стране действует 11 АЭС, где эксплуатируется 38 энергоблоков. В этом году отмечает юбилей холдинг "ТИТАН–2", одна из крупнейших и динамично развивающихся российских компаний. Предприятие строит объекты ядерной и тепловой энергетики, нефтегазовой и химической промышленности, аэродромы, причалы и другие объекты. "Деловой Петербург" поговорил с председателем совета директоров ОАО "ТИТАН–2" Григорием Нагинским о том, к чему пришла компания за годы работы и как добилась таких результатов.

Григорий Михайлович, из вашей биографии известно, что вы руководили работами на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС. Повлиял ли опыт ликвидации аварии на ваш подход к работе?

— Пожалуй, да, повлиял. До аварии на Чернобыльской АЭС я работал на химических объектах Минсредмаша, где все было благополучно, не возникало таких нештатных ситуаций. Но, когда я впервые попал на атомную станцию, да ещё и после аварии, пришло понимание того, насколько серьезным и ответственным должен быть подход к качеству строительства таких объектов.

В Чернобыле авария произошла из–за того, что персонал стал выполнять по команде руководителей какие–то нерегламентируемые операции. Если перенести эту ситуацию в строительную плоскость, то нельзя допускать нарушение технологии в процессе работ. При сварке, например. Это может вскрыться неожиданно через много лет и привести к трагическим последствиям. Поэтому я требую от всех сотрудников холдинга соблюдения принципов культуры безопасности.

"ТИТАН–2" уже четверть века строит промышленные энергетические объекты. Какие факторы оказали влияние на выбор компанией именно этой специфики среди всех направлений строительной сферы?

— "ТИТАН–2" появился благодаря слиянию двух старейших предприятий атомной отрасли — "Монтажно–строительного управления № 90" и "Сосновоборэлектромонтаж". Затем присоединилось "Северное управление строительства". Все три организации были созданы Минсредмашем для работы в атомной энергетике. В 1995 году ситуация в строительной отрасли страны была очень непростая. Стало понятно, что надо объединяться, чтобы сохранить ресурсы и людей. Сложили всё, придали синергию и построили холдинг, который сегодня делает все работы "под ключ". На протяжении 25 лет мы совершенствуем то, что было создано аксакалами отрасли для строительства Ленинградской атомной станции полвека назад.

В последние годы активно меняется регулирование строительной отрасли. Отражается ли это на специфике строительства атомных объектов, или изменения одинаковы для всего строительного сектора в целом?

— Регулирование строительной отрасли развивается параллельно с регулированием в области атомной энергетики. То есть "Ростехнадзор", который следит за качеством строительства атомных станций, также совершенствует свои требования к работам, производимым в атомной энергетике.

Качество и безопасность — то, что всегда должно быть в приоритете. Необходимо, чтобы всё множество различных процессов, производящихся при строительстве, контролировалось пошагово, посекундно. Тогда можно избежать и маленьких и больших ошибок.

Сегодня ученые активно работают над поиском альтернативных источников энергии. Отражается ли это каким–то образом на вашей работе? Гипотетически при полном переходе на ветряные или солнечные электростанции насколько оперативно вы готовы подстроиться под новые реалии, внести корректировки в своей деятельности?

— Пока мы живы — а я собираюсь еще лет 30–40 пожить — никакая альтернативная энергетика не будет противостоять по объёмам и безопасности атомной энергетике.

Но, если все же представить такую ситуацию, проблем не будет. У нас очень высокий технологический уровень, поэтому соорудить ветряную, солнечную или приливную станцию сможем без проблем. Солнечная станция — ничто в плане технологий. Ветряная посложнее, там ветряки большой высоты, нужна специализированная колонна для перевозки и установки, но это тоже элементарная работа, как и приливная станция.

Мы сейчас строим атомные блоки на Ленинградской, Курской АЭС и параллельно, например, можем выиграть конкурс на строительство ветряных станций в Калмыкии. Это не сложно, просто нет необходимости.

Для новейшей России 25 лет — это срок. У "ТИТАНА–2" уже достаточно богатое историческое прошлое. В чем секрет такого устойчивого развития холдинга?

— В 2000–х Сергей Кириенко возглавил атомную энергетику и взял курс на ее развитие. Он отметил: "Мы либо обеспечиваем внедрение новой технологической платформы, либо сразу же отстаем от других стран". На сегодняшний день российская атомная энергетика лидирует: мы больше всего строим за рубежом. Это государственная программа "Развитие энергетики", дающая стабильность работе и нашей компании.

Россия — самая передовая с точки зрения замкнутого цикла. От добычи топлива, его использования до утилизации и захоронения. А сейчас еще собираемся а–ля вечный двигатель из него сделать.

Такой технологический пакет очень востребован на зарубежном рынке. Поэтому у "ТИТАНА–2" перспектива как минимум на 15–20 лет вперед. Строить объекты ядерного комплекса очень интересно, мне нравится, сотрудникам нашим нравится, поэтому мы будем дальше развиваться в этом направлении.

И, конечно, главное — у нас очень хороший грамотный коллектив, и многолетняя успешная работа холдинга — большая заслуга наших сотрудников. Ежегодно на профессиональных конкурсах они занимают все призовые места. Мы создали систему непрерывного повышения квалификации на базе учебного центра. "ТИТАН–2" уже 10 лет принимает студенческие стройотряды. Потом самых толковых берем к себе. Сейчас на учебу в компанию приезжают инженеры тех стран, в которых начаты проекты строительства АЭС, в марте ждем египтян, например. Наши сотрудники стали уже экспертами в сооружении атомных объектов.

"ТИТАН–2" стал участником проекта "Прорыв". Что это за проект, и на каком этапе его реализация с вашей стороны?

— "Прорыв" только начинается. Как сказал экс–министр атомной энергетики Евгений Адамов, это новое направление деятельности госкорпорации "Росатом", которое позволит еще активнее завоевывать международные рынки.

Мы стали генеральным подрядчиком строительства инновационной реакторной установки "Брест–300" в рамках этого проекта на Сибирском химическом комбинате.

Сейчас ведется разработка проектной документации, начали рыть котлован. Согласно контракту, в 2026 году объект должен заработать.

Над какими зарубежными проектами работает "ТИТАН–2"?

— На сегодняшний день мы ведем строительство объектов в Финляндии и Турции. Также госкорпорация "Росатом" рассматривает контрактные стратегии по венгерскому и египетскому проектам, в которых мы планируем участвовать в качестве подрядчиков.

Какие методы эффективного управления проектами вы выработали за эти годы?

— Главное — любить свою работу и делать ее качественно, тогда легко заинтересовывать коллектив, и тогда всё будет получаться.