5 декабря 2012

Эксперимент в ЦЕРНе свидетельствует в пользу Стандартной модели

Комсомольская правда
Мюонный детектор - крупнейший измерительный прибор в кольце Большого адронного коллайдера

На конференции по физике адронного коллайдера, которая проходит в японском городе Киото (Hadron Collider Physics Symposium in Kyoto), сотрудники Европейского центра ядерных исследований (CERN)  - конкретно представители международной колаборации, работающей с детектором LHCb (LHCb collaboration) объявили, что в ходе прошлогодних экспериментов зафиксировали редчайший вид распада элементарных частиц.  Более того, его - такой распад - впервые удалось пронаблюдать в лабораторных условиях. Именно это наблюдение, в свою очередь, и дало основание утверждать, что "новой физики", торжества которой ждали от БАКа, не будет. И "старая" хороша - ее вполне хватает для объяснения процессов, происходящих во Вселенной.

Редчайшим из всех зафиксированных физики назвали воспроизведенный в коллайдере распад так называемого странного В-мезона (Bs-мезон) на мюон и антимюон. Само по себе это событие не противоречит ни "старой" физике - общепринятой Стандартной модели, ни "новой" - теории суперсимметрии (SUSY).  Разница лишь в том, что по "старой" теории, распады Bs-мезонов должны случаться по три раза на каждый  миллиард частиц, а по "новой" - гораздо чаще.  В экспериментах же были зафиксированы события как раз редкой частоты.

Распад мезона Bs на два мюона противоречит теории суперсимметрии фундаментальным образом

Как сообщил спикер колаборации LHCb Пьерлуиджи Кампана (Pierluigi Campana, LHCb Spokesperson, удалось наблюдать распад на мюон и антимюон 15 частиц с частотой, которая была предсказана именно Стандартной моделью - примерно про три на миллиард. Значит теория суперсимметрии, мягко говоря, не совсем верна.

Профессор Крис Паркс, британский ученый, участвовавший в экспериментах, в интервью ВВС выразился по этому поводу так: "Суперсимметрия, возможно, не умерла как теория, но эти последние результаты
свидетельствуют, что она тяжело больна".

По гипотезе сторонников  теории суперсимметрии, у каждой элементарной частицы существует свой двойник - суперсимметричная частица. Якобы эти пары зародились одновременно вместе со Вселенной  - еще при Большом взрыве. Но потом  двойники потяжелели - стали более массивными. Из них - из таких суперчастиц - и была соткана так называемая темная материя, которую никак не удается обнаружить, хотя Вселенная чуть ли на четверть состоит из нее. Ныне получается, что подобные воззрения не соответствуют действительности. Не соответствуют фундаментальным образом. Иными словами, не исключено, что темной материи нет вовсе.

Как же тогда быть? Как без темной материи объяснить странные явления мироздания? Почему, например, Вселенная расширяется, да еще с ускорением? Или почему галактики вращаются быстрее, чем им положено по "старой" физике? Ведь и у Стандартной модели нет ответов на эти вопросы.

Похоже, что ученым-теоретикам придется придумывать нечто более изощренное - какую-нибудь "новейшую физику".
Мюонный детектор - крупнейший измерительный прибор в кольце Большого адронного коллайдера
Мюонный детектор - крупнейший измерительный прибор в кольце Большого адронного коллайдера
Фото: LHCb Collaboration

Кстати, сторонники SUSY полагали, что суперсимметричные двойники есть и у обнаруженного в экспериментах на БАКе бозона Хиггса (так называемой  частицы Бога). И не один двойник, а четыре. Их открытия ждали. Но наверное, не стоило…

А В ЭТО ВРЕМЯ

Европейское физическое общество (The European Physical Society) наградило руководителей CERN  за открытие бозона Хиггса. Точнее - кандидата на его роль, как скромно пока называют якобы обнаруженную частицу Бога.

Премию Эдисона-Вольты (Edison Volta Priz) получили: Рольф Дитер Хойер (Rolf Dieter Heuer), генеральный директор CERN (CERN Director General), Серджио Бертолуччи (Sergio Bertolucci),  директор по исследованиям и расчетам (CERN Director for Research and Computing) и Стивен Майерс (Stephen Myers), директор по ускорителям и технологиям  (CERN Director for Accelerators and Technology). Каждому, помимо памятной медали, будут вручены по 10 тысяч евро.

Следующие лауреаты премии Эдисона-Вольты будут определены через год. Может быть, и самому Хиггсу что-нибудь достанется.