8 июля 2013

В ОИЯИ обсудили ход реализации программы по сверхтяжелым элементам

ОИЯИ

38-я сессия ПКК по ядерной физике прошла с 20 по 21 июня под председательством профессора В. Грайнера. Одним из основных пунктов повестки, наряду с отчетами по темам и предложениями по открытию новых тем, стал доклад С.Н. Дмитриева об итогах трех лет работы, проделанной в ЛЯР в рамках Семилетнего плана развития ОИЯИ на 2010–2016 годы (проект DRIBs-III). А.Г. Ольшевский рассказал о нейтринной программе ОИЯИ.

С научными докладами выступили М. В. Фронтасьева – «Состояние дел в нейтронном активационном анализе на реакторе ИБР-2» и В.И. Фурман – «Исследования электроядерных систем в ОИЯИ и перспективы их развития».

21 июня участники заседания посетили в Университете «Дубна» Центр просвещения имени академика А.Н. Сисакяна (на снимке). Здесь их встретили ректор университета Д.В. Фурсаев и профессор Ю.А. Панебратцев, который наряду с научной и образовательной деятельностью в ОИЯИ возглавляет компанию «ИнтерГрафика», реализующую проект по визуализации естественнонаучного образования.  

Итоги сессии комментирует вице-директор Института профессор Михаил ИТКИС.

– Если обобщить результаты работы всех трех сессий, а ПКК по ядерной физике cтал завершающим, то можно сказать, что это была генеральная репетиция отчета о ходе работы над проектами Семилетнего плана развития Института перед сентябрьской  сессией Ученого совета и заседанием Комитета полномочных представителей. Теперь  мы должны окончательно скорректировать наши планы до 2016 года и даже с учетом 2017–2018 годов. На сегодня ситуация не совсем ясна. Я прежде всего имею в виду проект NICA. Пока мы не получили дополнительное финансирование по этому проекту от правительства России, надо исходить из собственных возможностей.

ИРЕН: к проектным параметрам

На сегодня все лаборатории заявили дополнительное финансирование. И эти заявки достаточно обоснованы. С момента утверждения Семилетнего плана выросли цены, появились новые идеи и предложения по проектам в ходе работы различных экспертных комиссий. Тем не менее, один из наших флагманов ИБР-2М успешно модернизирован и на нем начались работы. Однако меняются некие внешние правила, которым мы должны неукоснительно следовать. Они связаны, в частности, с требованиями безопасности. Все это совершенно понятно, но тоже требует дополнительных средств, не предусмотренных планом. Деньги в масштабах нашего бюджета не столь велики. Значит, надо концентрироваться, искать способы, источники финансирования, потому что в течение ближайших лет эти задачи надо решать.

В этой же лаборатории есть и ядерная физика в экспериментах на установке ИРЕН. Установка работает, но работает до сегодняшнего дня с низкой интенсивностью резонансных нейтронов. Это связано с тем, что проект не доведен до тех масштабов, которые намечались. В Семилетнем плане деньги на это предусмотрены, но, с моей точки зрения эту работу надо форсировать. Надо как-то перераспределять ресурсы, в том числе перераспределять персонал. Там не хватает инженеров, чтобы обслуживать и довести ИРЕН до необходимых параметров, поднять энергию пучка от 50 до 200 МэВ, словом, многое еще предстоит. И все здесь ясно, но слишком растянуто во времени. Об этом на ПКК шел разговор, и директор ЛНФ В. Н. Швецов в ответ на эти пожелания экспертов  обещал сделать все возможное, чтобы довести ИРЕН до проектных параметров. Научная часть у них уже проработана,  запланировано в достаточном объеме время работы установки на исследования в области ядерной физики, в области активационного анализа, получения ядерных данных для энергетики. То есть с точки зрения программы они вполне вписываются в современные тенденции. Если бы установка вышла на проектную мощность, то и число заказчиков существенно бы повысилось.  

DRIBs-III:  необходимо дополнительное финансирование

Теперь переходим к главному проекту в области ядерной физики DRIBs-III. Он уже обсуждается не первый раз, доклад сделал С. Н. Дмитриев, он показал, в чем проблемы, где задержки. В основном они связаны со строительcтвом. Проект очень долго проходит государственную  экспертизу, несмотря на то что все подготовительные работы по новому зданию сделаны. Но правила в стране местопребывания Института быстро меняются, приходится приспосабливаться. В июле должно быть получено окончательное заключение экспертизы, и дальше строительство, надеюсь, войдет в норму. Что касается изготовления ускорителя – этот процесс идет по плану, здесь не предполагается каких-либо задержек. Но! – опять же, в связи с удорожанием разных элементов, получается, что стоимость ускорителя повысится примерно на 15–18 процентов. Значит, надо изыскивать ресурсы. По установкам, которые должны быть созданы для нового ускорительного комплекса, также необходимо дополнительное финансирование. Ну и, наконец, окончательно решили, что модернизацию У-400, которая пока приостановлена, надо все-таки реализовывать после 16-го  года, когда будет запущена фабрика сверхтяжелых элементов, чтобы не останавливать эксперименты. Но проект и по ускорителю, и по зданию за предстоящие три года должен быть сделан. А сама реконструкция перенесена на 17–18-й годы:  при условии, что будет запущен новый ускорительный комплекс. Тем более, что наши партнеры в США выразили намерение внести существенные инвестиции в создание  экспериментальных установок. И это тоже накладывает на нас довольно жесткие требования, обязывает строго придерживаться намеченных планов.

Безусловно, я вижу определенные трудности в реализации установок вокруг У-400М. Мы одновременно делаем установку ACCULINNA-2 – современнейший масс-сепаратор и готовимся к созданию спектрометра MAWR. Думаю, в этом случае уложиться в рамки Семилетнего плана вряд ли получится. Тем не менее эти работы ведутся – ACCULINNA вообще в стадии изготовления, лишь бы стоимость опять не подорожала: проект достаточно  большой,  цена установки 6-7 миллионов долларов.

Другое, что несколько беспокоит, – это развитие прикладных исследований в том плане, что произошла задержка с завершением строительства лабораторного корпуса Центра коллективного пользования. Дело не в финансах, просто строители не укладываются в график. Надеемся, что к сентябрю ситуация будет разрешена, и оборудование, которое уже лежит на складе и еще прибывает, будет установлено на новом месте.

Нейтринная физика и другие темы: о концентрации усилий

Еще одна важная тема, которая обсуждалась на ПКК, – это, безусловно, нейтринная физика. О нейтринной программе в ОИЯИ доложил А. Г. Ольшевский. Мы продолжаем участвовать практически  во всех проектах по этому направлению, но есть желание сконцентрировать усилия на тех, где мы занимаем лидирующие позиции в той или иной коллаборации. И здесь я бы на первое место поставил создание специализированной  лаборатории на Калининской АЭС – это все-таки целиком наш проект, он очень привлекателен. Безусловно, мы должны активно участвовать в неускорительных нейтринных экспериментах типа NEMO/SuperNEMO, где наш вклад очень большой. Наш вклад всеми признан в изучении нейтринных осцилляций в Daya Bay, в проекте OPERA. Но тем не менее мы продолжаем участие и в ряде других проектов в лабораториях мира. Тут надо бы сконцентрироваться и понять, поскольку лаборатории запрашивают дополнительные деньги на развитие нейтринной физики.  В принципе это правильно, но, во-первых, надо изыскать дополнительное финансирование, и это половина дела, а во-вторых,  действительно упрочить наши лидирующие позиции в конкретных нейтринных экспериментах. Я бы еще подчеркнул вот что: мне кажется, мы возвращаемся к ситуации, когда хорошие традиции в области физики нейтрино получают дополнительные стимулы развития.

Рассматривалась также теоретическая ядерная физика, были определенные замечания, хотя в принципе та часть Лаборатории теоретической физики, которая работает в этой области, достаточно активно сотрудничает с экспериментаторами. Они денег-то не просят, это уж точно, просто такие контакты должны развиваться и приносить определенные результаты. Отрадно, что на эту тематику молодежи много приходит, они как в области физики тяжелых ионов сотрудничают, так и в нейтринной физике.

Что касается трансмутации, – этому направлению был посвящен научный доклад В. И. Фурмана – было решено организовать специальное рабочее совещание с привлечением заинтересованных ученых и специалистов из стран-участниц и российских организаций. Потому что проблема очень важная, но в подходах к ее решению ощущается некоторый разнобой. И в России и в мире. Но не использовать возможности ОИЯИ в виде созданной у нас большой мишени, в наличии комплекса ускорителей на разные энергии… как-то непрактично. С научной точки зрения Дубна и Противно, пожалуй, единственные центры, которые могут по крайней мере получить серьезные экспериментальные данные и прогнозы по этой проблеме. Но для этого надо всем вместе собраться и решить, что делать, какими силами, какие ставить эксперименты…  

Как всегда успешно прошла постерная сессия молодых ученых, в основном были представлены работы по нейтронно-активационному анализу, выполненные под руководством М. В. Фронтасьевой, и результаты исследований, связанных с нейтринной физикой. Названы три лучших работы, одна из них будет представлена на Ученом совете.

Каковы главные рекомендации комитета? Безусловно, ПКК строго поддерживает необходимость изыскивать дополнительное финансирование и привлекать как квалифицированных специалистов, так и молодежь  для реализации проекта DRIBs-III в течение следующих трех лет. Эксперты настоятельно рекомендуют, что это надо делать. В преамбуле рекомендаций ПКК содержится тезис, что проекты, включенные в Семилетнюю программу развития ОИЯИ, находятся на передовом мировом уровне и надо сделать все от нас зависящее, чтобы они были выполнены, сохранив тем самым за нашим Институтом лидирующие позиции