12 января 2017

Обсуждение вопроса о принятии Индии и Пакистана в Группу ядерных поставщиков (ГЯП) заморожено до инаугурации Трампа

Страны - члены ГЯП

Неформальное обсуждение вопроса о принятии Индии и, возможно, Пакистана в Группу ядерных поставщиков (ГЯП) заморожено до тех пор, пока к своим обязанностям не приступит избранный президент США Дональд Трамп и правительство Индии не определится со своими отношениями с новой американской администрацией.

Последняя по времени неформальная встреча, о которой известно на данный момент, прошла в конце декабря 2016 года в Вене.

За завтраком в Вене собирались дипломаты из нескольких государств, а также председатель ГЯП Сон Ён Ван (Song Young Wan) из Южной Кореи, но к каким-то определённым результатам они, судя по всему, не пришли.

Более того, по имеющейся информации, индийская сторона сама попросила взять тайм-аут в обсуждениях ориентировочно на 6-8 недель. Прямых объяснений индийской просьбе нет, но наиболее вероятно, что Дели нужна пауза для выстраивания отношений с командой Трампа.

За последние недели уходящая американская администрация предпринимала отчаянные попытки склонить сомневающихся членов группы в пользу немедленного принятия Индии в её члены.

Хотя подобные переговоры всегда ведутся за закрытыми дверями, с хорошей точностью можно сказать - больших успехов американцы не достигли. По-прежнему часть членов ГЯП стоит на позиции, что сначала необходимо разработать список критериев для принятия в группу неподписантов ДНЯО, а только потом рассматривать конкретные заявки.

Таким образом, с уверенностью можно сказать одно. Дело о вступлении Индии - а вслед за ней и Пакистана - в Группу ядерных поставщиков перейдёт по наследству к администрации Трампа. А вот далее простирается область неопределённости, начиная с того, а возникнет ли вообще у Трампа желание обсуждать данный вопрос.

Вне зависимости от результатов обсуждения, Сон Ён Ван намерен подготовить декларацию по проблеме участия в ГЯП стран-неподписантов до конца срока своего мандата как председателя группы (истекает в июне 2017 года).

Вполне возможно, что декларация затронет предложения, подготовленные по поручению группы бывшим председателем ГЯП Рафаэлем Гросси. Это небольшой документ, всего на двух страницах, в котором содержится девять пунктов-требований к кандидатам-неподписантам ДНЯО. Документ конфиденциальный, но, как принято в современном мире, все желающие с ним уже смогли ознакомиться.

В Пакистане предложения Гросси были встречены в штыки, потому что они создают неоспоримое преимущество для Индии.

Так, первый из девяти пунктов Гросси предусматривает формальное разделение в стране, не участвующей в ДНЯО и претендующей на членство в ГЯП, ядерной программы на непересекающиеся гражданскую и военную части.

В Индии такое разделение уже было сделано, когда Индия добивалась от ГЯП снятия ограничений на ядерный импорт. В Пакистане над разделением до сих пор не задумывались, а ведь процесс разделения потребует времени.

Второй пункт требует от страны-кандидата наличия подписанного и вступившего в силу дополнительного протокола к соглашению о гарантиях в связи с ДНЯО.

Индия формально ему соответствует, так как с 2014 года имеет ратифицированный доппротокол. Хотя её доппротокол отличается от типового и неофициально носит название "доппротокола с индийской спецификой", но второй пункт Гросси эта страна уже выполнила. У Пакистана нет даже специфического доппротокола.

Впрочем, некоторые другие пункты из предложений Гросси могут равно раздражать как Дели, так и Исламабад. Например, в них требуются заверения об отказе от дальнейших ядерных испытаний и в поддержке ДВЗЯИ.

Пожалуй, единственный из пунктов, способный порадовать Пакистан - настоятельное требование к любой стране-неподписанту, присоединившейся к ГЯП, не блокировать приём в группу других неподписантов.

Решения о приёме в ГЯП принимаются на основе консенсуса. Действительно, вполне вероятна такая ситуация, что первой в группу примут Индию, после чего она получит возможность заблокировать приём её регионального соперника Пакистана.

В предложениях Гросси прямо указывается, что такой вариант развития событий недопустим - если остальные члены ГЯП пожелают видеть в своих рядах Пакистан, то у Индии не будет права проголосовать против этого.

Есть, правда, весьма любопытные данные о том, что пункт о непротиводействии вступлению появился в предложениях далеко не сразу, и в первых редакциях документа отсутствовал.

Остаётся только гадать, не готовился ли определёнными силами в ГЯП хитрый план - принять Индию, а далее с её помощью заблокировать заявку Пакистана, взбесив, тем самым, не только Исламабад, но и его покровителя в атомной сфере Пекин.

Как бы то ни было, но предложения Гросси носят компромиссный характер, и, как всякий компромисс, их критикуют все заинтересованные стороны.

Так, кандидаты-неподписанты должны иметь "ясное описание... намерений, планов и политики в поддержку" договора ДВЗЯИ о всеобъемлющем запрешении ядерных испытаний, который никак не может вступить в силу.

Однако при этом от них требуется не собственно подписание договора, а только малопонятная его "поддержка".

Лоббирование США в пользу Индии оказалось настолько мощным, что, шаг за шагом, участники группы отбрасывали в сторону сомнения и соглашались с тем, что Индию пора принимать.

По состоянию на начало ноября 2016 года, за немедленный приём Индии высказывалось 15 из 48 членов ГЯП - в том числе, США, Франция и Великобритания. С тех пор к ним добавился ещё целый ряд государств, хотя некоторые из них с определёнными оговорками.

Главного противника приёма Индии в индийской прессе делают из Китая, при том, что сама китайская сторона говорит больше о необходимости разработки критериев - или, как их теперь называют по требованию Индии, факторов - соответствие которым откроет для неподписантов ДНЯО двери в ГЯП.

По позиции России мнения западных дипломатов приблизительно таковы - Москва не возражает в принципе против приёма Индии, но не оставит Китай в изоляции в ГЯП.

Сон Ён Ван как председатель ГЯП собирается сделать бюрократический ход, который, как он считает, должен помочь в достижении результата, каким бы он ни был. Он планирует отправить правительствам Индии и Пакистана письма с просьбой дать разъяснения по различным аспектам, связанным с поданными этими странами заявками о вступлении.

У председателя группы есть такое право, хотя, с формальной точки зрения, его письма не могут поставить точку в деле о приёме. Сон Ён Ван надеется, однако, что полученные ответы дадут новую пищу для размышлений и продолжения дискуссии.

Возможно, однако, что он пытается сделать хоть что-нибудь, дабы его деятельность на посту председателя ГЯП не сочли провальной.