29 июля 2021

Эксперты призвали реформировать контроль над ядерными вооружениями с учётом угроз XXI века

Reuters Встреча В.В.Путина и Дж.Байдена в Женеве Reuters

В среду 28 июля в Женеве прошли первые российско-американские консультации по вопросам стратегической стабильности с момента прихода к власти в США администрации президента Джо Байдена, сообщает El País. 

Став президентом, Байден объявил, что продлит до 2026 года действие СНВ-III, заключённого в 2010 году, по сокращению арсеналов развёрнутых стратегических ядерных вооружений. Как отмечает издание, американский лидер и его российский коллега Владимир Путин договорились о переговорах во время встречи в июне. Ожидается, что они не только проложат путь к будущим соглашениям по разоружению, но и создадут основу для новой архитектуры глобальной безопасности.
 
По словам главы американской Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрила Кимбалла,

«обе стороны хотели бы, чтобы эти обсуждения привели к возможным соглашениям, которые помогут ограничить угрозу ядерного конфликта, сократить избыток атомного оружия большой и малой дальности, сформировать некоторые общие правила для действий в космическом пространстве и возможное взаимопонимание по системам противоракетной обороны».

В свою очередь, эксперт Международного института стратегических исследований в Лондоне Джон Кржижаняк настроен менее оптимистично.

«Нам не приходится ожидать ощутимых результатов от этого первого раунда переговоров. Диалог по стратегической стабильности отличается от любых будущих переговоров по новому соглашению о контроле над вооружениями, которое придёт на смену СНВ-III. Это будет долгий процесс, и это лишь его начало», — полагает Кржижаняк.

Как напоминает El País, в течение полувека ядерные переговоры между США и Советским Союзом, а затем и Россией привели к заключению нескольких соглашений о разоружении, некоторые из которых уже были отменены. Тем не менее «мир изменился», и, хотя разоружение привело к уменьшению количества ядерных боеголовок на 38 тыс. единиц, то есть на 79% за период с 1991 по 2010 год, старый контроль над вооружениями больше не работает.

«Модель стратегической стабильности сегодня более сложная. Вместо модели с двумя игроками, основанной исключительно на стратегических ядерных силах, сегодня есть несколько игроков и несколько полей действия. В уравнение должны быть включены ядерные силы третьей стороны, такой как Китай», — отметил старший научный сотрудник Института Брукингса в Вашингтоне Стивен Пайфер. Кроме того, по мнению эксперта, новая модель должна учитывать также «противоракетную оборону, обычное высокоточное оружие, космос и информационную революцию».

В настоящий момент официальная ядерная программа есть у 17 стран, девять из которых обладают ядерным оружием: кроме России и США, это Франция, Великобритания, Китай, Индия, Пакистан, Израиль и Северная Корея. Более того, существуют новые потенциальные театры военных действий, такие как космическое пространство и киберпространство, а также передовые технологические разработки новых видов оружия, таких как гиперзвуковые ракеты и подводные ядерные дроны.

«Трудно говорить о ядерном балансе в мире, где девять стран обладают бомбой и все они имеют различные теории о смысле и назначении своих арсеналов. Однако верно, что крах архитектуры контроля над вооружениями между Россией и США привёл к новой ядерной гонке», — заявил Кржиняк.

Впрочем, Кимбалл полагает, что «реальная опасность заключается в том, что без серьёзного контроля над вооружениями среди пяти основных ядерных держав — США, России, Китая, Франции и Великобритании — будет развязана неконтролируемая гонка ядерных вооружений».
 
Кроме того, эксперты призывают вернуться к ядерной сделке с Ираном, заключённой в 2015 году.
 
Как отмечает El País, переговоры в Женеве между Москвой и Вашингтоном, повестка дня которых не разглашается, представляют собой первый шаг к обновлению стратегического баланса между двумя сверхдержавами, а также возможность заложить основы модели с учётом новых угроз.