7 октября 2021

За прошедший год ветроэнергетика в России выросла в 4 раза

Отечественный рынок ВЭС за 2020 год увеличился на 640 МВт, до 800 МВт, а к сегодняшнему дню достиг 1 ГВт, несмотря на пандемию и связанные с ней ограничения. Взрывному росту предшествовали семь лет раскачки, когда компании налаживали производство оборудования для ветряков внутри страны. Это обязательное требование ко всем участникам российского рынка. «Можно сказать, что в 2020 году индустрия заработала. Были введены большие объемы ветропарков», — пояснила Plus-one.ru Татьяна Ланьшина.

Однако масштаб отечественной ветроэнергетики по-прежнему крайне мал в сравнении с другими источниками электроэнергии. К началу 2021 года на нее приходится лишь 0,4% мощности энергосистемы страны и 0,13% всей генерации.

«Многие ветропарки были запущены в конце прошлого года и еще не успели внести свой вклад в выработку электроэнергии», — отметила представитель РАНХиГС.

На мировой арене российская ветроэнергетика занимает скромную долю в 0,15%.

Внутренний оптовый рынок электроэнергии — основной драйвер развития ветроэнергетики. Его стимулирует механизм Договоров на поставку мощности (ДПМ) от возобновляемых источников энергии (ВИЭ): капитальные расходы инвесторов возвращаются с выгодой в 12-14% за счет повышенных платежей потребителей в течение 15 лет. Конкурсы первой волны поддержки ветроэнергетики до 2024 года завершились осенью 2020 года.

Ветроэнергетика на розничном рынке электроэнергии пока не получила должного развития. В 2021 году в России станет доступна микрогенерация. Однако, как отмечает Татьяна Ланьшина, микро-ВЭС малоэффективны и трудны в обслуживании, поэтому они редко используются и в России, и в мире.

До 2024 года доля ВИЭ (без учета крупных ГЭС. — Прим. Plus-one.ru) в генерации, согласно целевым показателям России (распоряжение правительства РФ от 08.01.2009 № 1-р), должна достичь 4,5%. Ранее на этот показатель планировали выйти в 2020-м. Татьяна Ланьшина полагает, что цель вновь не будет выполнена и к заявленному сроку доля ВИЭ в выработке электроэнергии составит около 1%. По ее словам, на ближайшие 30 лет правительство делает ставку на ископаемое топливо.

Наладить выпуск ветряков помогло ограничение импорта

Правило производить часть оборудования для ветропарков в России действует с 2013 года. Из-за этого ограничения первый крупный объект ВИЭ был введен в эксплуатацию в Ульяновской области в январе 2018 года, хотя компания «Фортум» планировала его сдать двумя годами раньше.

По мнению Татьяны Ланьшиной, российские компании совершили производственный рывок. Сегодня в стране налажен выпуск компонентов для ветроэлектростанций мощностью 2,5–3,8 МВт. В 2019 году уровень локализации оборудования подняли до 65%. Но, как подчеркивает в своем докладе эксперт, Россия не ведет своих разработок и импортирует готовые решения из-за рубежа.

В 2019 году правительство продлило программу ДПМ ВИЭ до 2035 года, однако ее объемы до сих пор не утверждены. В индустрии говорят, что они могут составить от 400 до 200 млрд руб. (от $5,5 до $2,7 млрд). На развитие ветроэнергетики предполагается пустить 59% общей суммы. К слову, по итогам первого этапа поддержки ВИЭ инвестиции в генерирующие и производственные объекты к 2024 году составят почти 700 млрд руб.

Объем второй программы господдержки в 400 млрд руб. участники отрасли считают минимально возможным для выживания действующих компаний и производств. Чтобы предприятия, выпускающие оборудование для ВЭС, продолжили работать, с 2025-го по 2035 год в стране необходимо построить не менее 4 ГВт ветропарков. Для технологического развития, углубления локализации и прихода новых компаний потребуется 5-13 ГВт.

Это «Фортум» и «Роснано», «НоваВинд» и «Росатом», а также «Энел Россия». Первая группа контролирует восемь ветропарков, большая часть из которых находится в Ростовской области. Вторая — два ветропарка, в Адыгее и в Ставропольском крае. "Энел Россия" в этом году ввела в эксплуатацию Азовскую ВЭС в Ростовской области. В то же время компания строит ветропарки в Мурманской области и Ставропольском крае

Производство оборудования этим группам компаний помогли наладить западные партнеры. «Фортум» и «Роснано» сотрудничают с датской компанией Vestas. «НоваВинд» и «Росатом» — с голландской Lagerwey. «Энел Россия» работает при поддержке Siemens Gamesa.

«Есть риск, что при объеме поддержки меньше 400 млрд руб. две группы компаний покинут рынок. Это повлечет потерю производств, рабочих мест и компетенций. Конкуренция, которая и так крайне низка и которая необходима для снижения издержек и внедрения инноваций, может полностью исчезнуть», — отмечает Татьяна Ланьшина.

Согласно докладу, ветрогенераторы могут работать уже при скорости ветра 2,5 м/с. Среднегодовой показатель в 5-7 м/с считается благоприятным для развития ветроэнергетики. Скорость ветра почти на всей территории России превышает 5 м/с. Особенно сильны они на Дальнем Востоке, побережье Северного Ледовитого океана, юге европейской части России и юге Сибири вдоль границы с Казахстаном.

Группа ученых из НИУ ВШЭ, МГУ и ОИВТ РАН пришла к выводу, что количество электроэнергии, которое может быть выработано в стране с помощью ветра при нынешнем уровне развития технологий, составляет 17 100 млрд кВт·ч. Для сравнения: в 2019 году выработка электроэнергии в энергосистеме всей России составила 1 081 млрд кВт·ч. Другими словами, технический потенциал отечественной ветроэнергетики превосходит объем потребления электроэнергии в 17 раз.

Цены на энергию из ветра упали до рекордных значений

«В России распространено мнение, что генерация за счет ВИЭ неконкурентоспособна», — говорит Татьяна Ланьшина.

По ее словам, это декларируется и в новой Энергетической стратегии страны до 2035 года.

Согласно ее расчетам, в реальности дела обстоят иначе: производство 1 кВт·ч с помощью ВЭС в России в среднем стоит 6,4 руб., или $0,088, — дешевле, чем угольный киловатт-час.

«Если тенденция к удешевлению ветрогенерации сохранится, то к 2030 году электроэнергия от ветряков сравняется в цене с электроэнергией от сжигания газа», — резюмировала эксперт.

В 2020 году стоимость электроэнергии, произведенной за счет новых парогазовых установок, составляла 3,6 руб./кВт·ч. Это почти вполовину ниже стоимости киловатт-часа от новых ВЭС.

Наиболее перспективными нишами в России эксперт назвала поставки ветровой энергии на розничные рынки в энергодефицитных районах, внедрение ветрогенераторов на изолированных территориях и производство за счет энергии ветра зеленого водорода, зеленых металлов и цемента. Также Татьяна Ланьшина отметила большой потенциал в производстве ветроустановок средней мощности (менее 1 МВт) и формирование корпоративного спроса на электроэнергию от ВИЭ вследствие ужесточения регулирования выбросов парниковых газов в Европе.