3 сентября 2012

Международный день действий против ядерных испытаний в Астане отпраздновали громкой конференцией

АТОМ (Аbolition of Тest — Оur Мission, отмена испытаний — наша миссия) — проект, запущенный Казахстаном, в рамках которого любой человек на нашей планете может поставить свою подпись под онлайн петицией к правительствам стран мира и добиться заключения Договора о всеобъемлющем прекращении ядерных испытаний. Ровно 21 год назад обретший независимость Казахстан добровольно отказался от владения четвертым по размерам ядерным арсеналом в мире, сознательно избрав статус безъядерного государства. 29 августа 1991 года президент Назарбаев закрыл Семипалатинский ядерный полигон, а в 2009 году, по его же инициативе, этот торжественный день резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН был провозглашен Междунардным днем действий против ядерных испытаний.

В конце августа 2012 года в Астане состоялась четвертая по счету международная конференция «от запрета ядерных испытаний — к миру без ядерного оружия», в ней приняли участие представители правительств и парламентов 75 государств, а также представители более 20 международных и общественных организаций. Из всех членов ядерного клуба у Россия оказалось самое высокое представительство — на уровне Председателя Совета Федерации и члена Совета безопасности Валентины Матвиенко.

Помимо важных государственных персон, в солнечную августовскую Астану, нынче, благодаря скребущим синее казахское небо новостройкам, местами похожую на Нью-Йорк, съехался местный бомонд — артисты, певцы, религиозные деятели. Благодаря им и легендарному восточному гостеприимству, атмосфера «атомного» сборища напоминала фестивальную.

Накануне основного форума участники мероприятия посетили бывший Семипалатинский полигон, а 29 августа собрались во Дворце Независимости в Астане и принялись обсуждать дальнейшее продвижение ядерного разоружения. Пленарное заседание вел председатель Мажилиса Парламента Казахстана Нурлан Нигматулин. Всего на пленарной и панельной сессиях состоялось 29 выступлений от 29 представителей различных стран и организаций.

Открыл конференцию президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Суть его предложений — расширение мер доверия между государствами, ядерными и неядерными, или, иными словами, поэтапное ядерное разоружение на основе доверия. Назарбаев предлагает перейти к глобальному обсуждению вопросов ядерного разоружения и запрещения испытаний, и надеется, что нынешняя конференция в казахской столице станет шагом к этому: «Нынешний форум можно назвать прообразом глобальной антиядерной парламентской Ассамблеи».

— С точки зрения теории, Назарбаев безусловно прав — без мер доверия ядерное разоружение совершенно невозможно, — говорит «МК» политолог, специалист по Центральной Азии Дмитрий Верхотуров. — Меры доверия должны охватывать все стороны международных отношений, поскольку к ядерной гонке вели конфликты и противоречия, весьма далекие от ядерной физики. Ядерное оружие — лишь инструмент, и в этом отношении хорошо, что Назарбаев разводит в стороны вопросы ядерного оружия и ядерной энергетики (в нападках на КНДР и Иран эти темы постоянно умышленно смешиваются). Проблема в отношениях между странами, в конфликтах, которые заходят столь далеко, что приводят к изготовлению ядерных боеголовок.

Мнение ядерной России выразила Валентина Матвиенко:

«Современные риски и угрозы безопасности убеждают нас в правильности выбранного Россией курса на сохранение и укрепление стратегического сдерживания. Президент России Владимир Владимирович Путин, оценивая ситуацию в сфере ядерной безопасности, отметил, что ядерное оружие «остается важнейшей гарантией суверенитета и территориальной целостности России, играет ключевую роль в поддержании глобального и регионального равновесия, стабильности». Он подчеркнул, что «мы не собираемся вступать в гонку вооружений, но в надежности и эффективности нашего ядерного потенциала, а также средств ядерно-космической обороны, ни у кого не должно быть никаких сомнений».

Итак, Россия за ядерную безопасность и сокращение ядерных арсеналов, но без полного отказа от ядерного оружия. Заявление российской дамы можно рассматривать не только как позицию нашей страны, но и как своего рода послание ядерных государств неядерным: мы за вас, но не с вами. «Ядерный клуб» поддерживает усилия по укреплению ядерной безопасности, но сам отказываться от ядерного оружия и не думает. Вполне логично, что после доклада председателя Совета Федерации остальные участники конференции с легким сердцем перешли к риторике на заданную тему.

Интересно, что, в отличие от РФ, ведущие ядерные страны обошлись на этом «атомном» празднике «малой кровью». Американцы оказались весьма изобретательными и прислали конгрессмена, представляющего Американское Самоа, который не имеет права голоса. Что бы он ни заявлял, его слова не являются официальной позицией США. Великобританию представлял один член Палаты лордов, Индию — член Верхней палаты Парламента, а Франция и Китай не прислали своих представителей вообще. Зато Израиль вовсю веселился на антиядерном празднике в лице депутата Кнессета Даниэля Бен-Симона, который заявил: «Пока идут разговоры об уничтожении Израиля, наше государство должно быть способно обладать ВСЕМИ военными возможностями».

— Пикантность положения состоит в том, что Израиль является страной, предположительно имеющей ядерное оружие, хотя официально этого не признает, — разъясняет политолог Дмитрий Верхотуров. — В 1986 году работник секретного ядерного центра в Димоне Мордехай Вануну опубликовал материалы об израильском ядерном оружии, а потом был похищен сотрудниками Моссада и в Израиле приговорен к 14 годам тюрьмы. В 2004 году он был освобожден, и до сих пор ему запрещено выезжать из Израиля, встречаться с иностранцами, пользоваться интернетом и мобильной связью. В общем, в том, что Израиль имеет ядерное оружие и средства его доставки большого секрета нет. И вот Бен-Симон говорит о том, что его государство может иметь ВСЕ военные возможности, то есть, в том числе и ядерное оружие. Иметь, и не брать на себя никаких обязательств. Израилю ведь угрожают, а это в глазах израильтян все оправдывает. И где он это говорит? На конференции по ядерному разоружению!

По мнению политолога, для ядерного разоружения было бы куда более полезно запретить базирование ядерного оружия в международных водах. Такой запрет существенно сократил бы возможности наступательных сил основных ядерных государств. Однако, опыт подписания подобных запретов негативный. Например, до сих пор не может вступить в силу договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

«Для этого не хватает подписей всего лишь нескольких стран „пороговой“ группы», — заявил Нурсултан Назарбаев, после чего делегаты перешли к более «безопасной» теме так называемых «безъядерных зон». Об этом больше всего говорил председатель Комиссии по нераспространению оружия массового уничтожения при Президенте РК Канат Саудабаев. Из его доклада стало понятно, что вопрос стоит так: согласны ли ядерные страны дать гарантии неядерным странам, что в случае выяснения отношений с применением ядерного оружия, добровольных «отказников от атома» оставят в покое? Доклад Саудабаева окрасил конференцию в просительные тона: «Казахстан, принявший на себя в этом году функции председателя Центральноазиатской зоны, инициировал начало консультаций с ядерными державами по вопросу предоставления участникам Семипалатинского договора легитимных гарантий безопасности.... Считаю, что страны Центральной Азии, взявшие на себя обязательства в рамках безъядерной зоны и вносящие тем самым свой весомый вклад в глобальное разоружение и нераспространение, вправе рассчитывать на встречные шаги со стороны государств, обладающих ядерным оружием, это в первую очередь касается США, Франции и Великобритании. Россия и Китай уже выразили свою готовность предоставить такие гарантии».

Опытный дипломат, ранее возглавлявший ОБСЕ в год председательства Казахстана, Канат Саудабаев, видимо, прекрасно понимает, что это максимум из того, что можно выпросить у ядерных государств сейчас.

Удивительно, но на конференции вообще не было специалистов в поднимаемых вопросах — физиков-ядерщиков, специалистов в области ядерного оружия, представителей командования и прочих. По мнению Верхотурова, ядерное разоружение требует решения множества технических вопросов и до сих пор самые эффективные меры в этой сфере были предприняты именно в чисто технической сфере.

— Неядерные страны сплошь и рядом не понимают, насколько это сложное, трудное, опасное и дорогостоящее дело, насколько сильно военный атом связан с мирным, а тот, в свою очередь, с ядром высокотехнологичной индустрии. А вопросов возникает множество. Например, куда девать извлеченный из боеголовок плутоний, что делать с заглушенными атомными реакторами подводных лодок и радиохимических заводов и отработанным ядерным топливом, куда девать тысячи тонн ракетного топлива — асимметричного диметилгидразина, один вдох паров которого убивает человека? Наконец, что будут делать сотни тысяч высококвалифицированных специалистов, связанных с ядерным оружием, их семьи и целые города, выстроенные вокруг спецпредприятий?

Дмитрий Верхотуров считает, что «безъядерные зоны» — вовсе не гарантия от ядерного удара, поскольку территория всех страны, входящих в эти зоны, достижима для средств доставки, как для ракет наземного базирования, так для ракет морского базирования. Ядерные флоты США и России имеют внушительный арсенал. У России 6 подводных лодок с баллистическими ракетами и 352 боеголовки, у США — 11 лодок и 700 боеголовок. Эти лодки могут нанести удар по любому участку суши. При таком положении, основным ядерным странам вовсе не обязательно стремиться к размещению своего ядерного оружия по всему свету. Для этого хватает и собственной национальной территории, и просторов океана. У США есть еще многочисленные союзники, на территории которых размещено тактическое ядерное оружие, в Европе и в Азии. Именно по этой причине ядерные страны весьма благосклонно относятся к «безъядерным зонам» — они их интересы никак не ущемляют.

— Когда одни выступают с позиции военной силы и хозяйственной мощи, другие — с позиций страха и самооправдания любого вооружения, а третьи — с позиций благих намерений, никакой реальной пользы от такого обсуждения не будет, — полагает политолог Верхотуров. — «Ядерный клуб» сильнее остального мира не только в военном отношении, но и в экономическом. «Ядерная пятерка» производит 41% мирового ВВП. Если добавить еще союзников США — то более 60%. Потому какие-либо сдвиги произойдут только в том случае, если ядерные государства сочтут это возможным и необходимым. Неядерным государствам остается это принять как данность и понять, что ядерное разоружение будет проходить на условиях, продиктованных ядерным же клубом.

А мне это напомнило нашу повседневную бытовуху: человек, имеющий справку от психиатра, может купить себе оружие и защититься, скажем, от уличных хулиганов. А тот, кто психиатру не приглянулся или денег у него на пистолет не хватает, останется безоружен. С точки зрения агрессии за него мы относительно спокойны: при всем его якобы буйстве стрелять ему просто не из чего. Защищаться, правда, тоже нечем, но, с другой стороны, кому он такой нужен — нищий и сумасшедший, у него и взять-то нечего. Но вот где гарантии, что первый-то справку не купил? А вдруг срок ее годности истек? Или вчера он был здоров, а сегодня встал не с той ноги и сошел с ума? А между тем есть еще третья категория — безоружные, но не по причине безумия, а напротив — от большого ума и природного миролюбия. Так вот нам, третьим, поскольку мы еще в своем уме, очень хочется каких-то более внятных гарантий нашей безопасности, и нас можно понять. Как и Казахстан.