15 февраля 2011

Юкия Амано: Stuxnet может стать угрозой для ядерных объектов

Юкия Амано, генеральный директор МАГАТЭ, считает, что компьютерный вирус "Stuxnet" может нанести урон ядерным объектам. Но Россия и Иран уделяют "должное внимание" тому, чтобы предотвратить любой возможный ущерб от вируса на Бушерской АЭС.

В интервью агентству "Reuters" Амано заявил, что МАГАТЭ внимательно следит за развитием событий и "с интересом" собирает информацию о вирусе "Stuxnet".

Ранее Россия призвала НАТО провести совместное расследование компьютерной атаки на Иран и предупредила, что на атомной станции вирус потенциально может вызвать крупную аварию.

"Stuxnet, или, если говорить в общем, кибератака может существенно повлиять на безопасность ядерных объектов", - заявил Амано.

Он признал, что МАГАТЭ располагает весьма ограниченным объёмом познаний о вирусе "Stuxnet", который некоторые эксперты поспешили назвать первой в своём роде кибернетической ракетой.

Говоря о Бушере, глава атомного агентства напомнил, что станция строилась Россией, а эксплуатироваться будет иранской стороной: "Я думаю, что они уделяют достаточно внимания предотвращению инцидентов, вызванных кибератаками".

МАГАТЭ не выступает с призывами отложить пуск первого блока Бушерской АЭС. Однако агентство заинтересовано в проведении экспертного совещания по проблематике кибератак на ядерные объекты.

Иранские власти уклончиво комментируют вопросы о "Stuxnet", но можно предположить, что вирус достиг персональных компьютеров бушерского персонала, не затронув станционных систем.

Ряд экспертов считает, что "Stuxnet" был запущен в Иран при поддержке другого государства, наиболее вероятно - Соединённых Штатов или Израиля. Есть мнение, что "Stuxnet" привёл к замедлению работ по обогащению урана в иранском Натанзе.

Амано напомнил, что производство низкообогащённого урана в Иране продолжается на постоянной основе, и общие запасы иранского НОУ растут. Пауза в конце года, образовавшая в работах в Натанзе, носила кратковременный характер.

Интервью с Амано не обошлось без вопроса о характере иранской ядерной программы. "Мы предельно аккуратно выбираем слова, и мы никогда не говорили, что у Ирана есть военная ядерная программа. Но мы выражаем озабоченность в связи с некоторыми видами деятельности, которые могут иметь военное применение", - сказал глава МАГАТЭ.

"С 2008 года наши иранские партнёры не соглашаются вместе с нами прояснить эти вопросы, и это очень плохо", - заявил Амано.