«Атомекс-2018»: поставщики — о закупках, а закупщики — о новом годе

29 января 2019

3–4 декабря в Москве проходил Х Международный форум поставщиков атомной отрасли «Атомекс». О том, что даже самые надежные поставщики могут быть не готовы к большому заказу, и о контрактной стратегии на 2019 год рассказала директор департамента методологии и организации закупок «Росатома» Инна Мельченко.

— Чем «Атомекс 2018» отличается от прошлогоднего форума?

— Мы сделали его более камерным, чтобы заказчики и поставщики спокойно пообщались, установили деловые контакты.

— Что происходило в закупочной деятельности «Росатома» в этом году?

— Мы усилили работу с поставщиками. Корректировка закупочных процедур и ужесточение отбора поставщиков больше не дают нужного эффекта. Необходимо совершенствовать систему материально-технического обеспечения на всех этапах: от принятия решения о закупке до ее проведения. Тогда «Росатом» будет качественно и своевременно реализовывать свои проекты.

Даже надежные поставщики не всегда готовы к большому объему заказов, особенно по зарубежным объектам. Поэтому мы развиваем другие механизмы, и не только в самих закупках. Например, некоторым предприятиям требуется сертификат для работы в странах ЕС, получение может занять до полутора лет. Мы проводим подготовку, помогаем пройти сертификацию. Совершенствуем производство, внедряя ПСР. Также планируем развивать управление цепочками поставок, чтобы контролировать срок и качество на всех этапах исполнения договора, в том числе и соисполнителями.

— Какие планы на 2019 год?

— Рост числа зарубежных заказов «Росатома» держит в тонусе. В будущем году мы усилим требования по аудиту для поставщиков. Кстати, они воспринимают выездной аудит положительно: это возможность получить обратную связь. Иногда сами просят проверить, чтобы понять, соответствуют они нашим критериям или нет. В 2018 году было 222 выездных аудита. Тем самым за короткий срок мы значительно повысили процент исполнения договоров: там, где аудит проводился на стадии закупки, показатель по исполнению договоров достигает 90 %.

Меняются подходы и к формированию лотов под масштабные проекты по строительству АЭС за рубежом. Разрабатываются механизмы, которые впоследствии станут основой типовой контрактной стратегии. В ближайшем будущем на базе этой стратегии и с учетом особенностей страны строительства будут контрактоваться все зарубежные проекты «Росатома».

— В ноябре Минфин предложил передать формирование правил нормирования закупок товаров, работ, услуг «Росатома» правительству России. Прокомментируйте, пожалуйста.

— Речь идет о регулировании предельных цен на часть товаров, которые закупаются за счет федерального бюджета. Есть 44-ФЗ, мы его строго соблюдаем. Минфин просто привел в соответствие с этим законом подзаконные акты. В нашей работе ничего не изменится.

КОММЕНТАРИИ

ГЕРМАН ГОНСО, Председатель центрального арбитражного комитета, «Росатом»

— Деятельность центрального арбитражного комитета направлена на урегулирование споров для предотвращения нарушений в сфере закупок атомной отрасли. Также есть три дивизиональных арбитражных комитета. Проверка обжалованных процедур проводится высококлассными специалистами, погруженными в специфику. Частые причины жалоб — избыточные требования документации и неправомерное отклонение участников закупки. Жалобы — это не только помощь в устранении нарушения в закупке, но и помощь в нормотворческой работе, совершенствовании закупочной деятельности атомной отрасли.

АЛЕКСЕЙ НУРЛЫБАЕВ, Гендиректор НПП «Доза»

— Мы производим аппаратуру радиационного контроля. С «Росатомом» сотрудничаем более 20 лет. После введения новой системы закупок часто писали жалобы. Не потому, что мы вредные, а потому, что видели проблемы и хотели о них сообщить. Как-то звонят мне из госкорпорации: «Приезжайте к нам завтра — обсудим проблемы». «Не могу, — отвечаю, — у меня график напряженный». А мне говорят: «У Сергея Владиленовича тоже график напряженный». Тут до меня дошло: это серьезно. Отменил планы и поехал. Сергей Кириенко одобрил мои предложения, через два месяца они были учтены в отраслевом стандарте закупок. Если сравнивать с другими госкомпаниями, то систему закупок «Росатома» можно считать эталоном прозрачности.

У атомщиков принято делить поставщиков на тех, кто в контуре, и сторонних. Считаю это неправильным. Частные компании — не отдельный мир жутких коммерсантов, которые хотят нагреть руки на атомной отрасли. Это такие же отраслевые компании, просто с другой организационно-правовой формой. Да, частными компаниями сложнее управлять. Но у нас есть плюс — высокая скорость работы.

ДМИТРИЙ ГОЛИКОВ, Главный механик, Лыткаринский завод оптического стекла

— Для «Росатома» мы поставляем окна радиационной защиты. Начали сотрудничать в 1950-е годы — с поставок для первой АЭС в Обнинске. С тех пор освоили 80 типоразмеров изделий, все АЭС бывшего СССР оснащены нашими окнами. В 2000 году у нас появились конкуренты, тащат импортное оборудование, отжимают рынок. Но мы не сдаемся. Недавно поставили шесть окон для Курской АЭС. Для нас главное — иметь доступ к формированию ТЗ, потому что в нем иногда появляются некорректные формулировки, а это усложняет работу.

АЛЕКСЕЙ МАЗУРОВ, Руководитель направления по работе с атомной отраслью, ПТК «Модерам»

— Наша компания разрабатывает и производит специальную обувь, в том числе и для атомщиков. С «Росатомом» сотрудничаем более 10 лет. Постоянно совершенствуем продукцию. Недавно сделали стельки из материала для бронежилетов. Через любую подошву гвоздь пройдет легко, а стелька его дальше не пропустит. Еще у нас есть насадка на обувь — композиционный носок, который выдерживает падение 20-килограммового груза с метровой высоты.

На наш взгляд, поставщиков необходимо привлекать к формированию ТЗ на ранних стадиях закупок. Тогда все включенные в ТЗ параметры будут грамотно обоснованы.