Правовые последствия выхода Великобритании из Евратома в рамках «Brexit»

16 декабря 2017

Автор: Ю.В.Лебедева, магистр права ЕС, независимый эксперт, член Международной Ассоциации юристов-международников по ядерному праву

В результате решения референдума о выходе из ЕС, Великобритания наметила выход и из Договора о Евратоме, планируя завершить этот процесс к концу марта 2019 года.

29 марта 2017 г. премьер-министр Великобритании Тереза Мэй уведомила официальным письмом председателя Европейского совета Дональда Туска о намерении покинуть ЕС и Евратом, а также начать переговоры по выходу из ЕС.    

Процедура выхода Великобритании из Евратома, которая носит необратимый характер, началась в конце марта 2017 года в соответствии с п.2 ст. 50 Договора о Европейском Союзе (ДЕС): «Государство-член, которое принимает решение о выходе, уведомляет о своем намерении Европейский совет. В свете ориентиров, установленных Европейским советом, Союз проводит переговоры и заключает с данным государством соглашение, которое определяет порядок выхода последнего с учетом основ его будущих взаимоотношений с Союзом. Переговоры о заключении данного соглашения проводятся в соответствии с п.3 ст.218 Договора о функционировании Европейского Союза (ДФЕС). Соглашение от имени Союза заключает Совет, постановляя квалифицированным большинством, после одобрения Европейского парламента».

Согласно институциональных положений Договора о Евратоме, в частности ст.106а, которая является отсылочной нормой на ряд статей ДЕС, в том числе на ст.50, Великобритания, выйдя из ЕС, но, не покинув Евратом, по-прежнему будет иметь своих представителей в органах ЕС – Европарламенте, Счетной палате и Еврокомиссии. Такое положение отсылочной нормой п.3 ст.106а Договора о Евратоме закреплено следующее: «положения Договора о Европейском Союзе и Договора о функционировании Европейского Союза не отменяют положения Договора о Евратоме». Таким образом Великобритании придется признавать юрисдикцию над своей атомной отраслью некоторых органов ЕС, в том числе и Европейского суда, что с политической точки зрения для Великобритании недопустимо.

В соответствии с п. 3 ст.50 ДЕС договоры (ДЕС и ДФЕС) прекращают применяться к Великобритании «со дня вступления в силу соглашения о выходе либо - при отсутствии такого соглашения - через два года с момента уведомления», предусмотренного в п.2 ст.50 ДЕС, «если только Европейский совет с согласия заинтересованного государства-члена единогласно не решит продлить этот срок». С правовой точки зрения период в два года для окончательного выхода Великобритании из Евратома, необходим государству, которое уже не является государством-членом ЕС, для заключения новых двусторонних соглашений о сотрудничестве в сфере атомной энергетике с членами ЕС и третьими странами, в том числе с США, Японией и Канадой, а также для того, чтобы пересмотреть свои отношения с МАГАТЭ. В связи с выходом из Евратома, тем самым освобождаясь от ряда обязательств в рамках ЕС, Великобритания, являясь членом МАГАТЭ, должна перейти на новые отношения с МАГАТЭ, то есть пересмотреть своё соглашение о взаимодействии и сотрудничестве с Международным агентством по атомной энергии.

В свою очередь 12 октября 2017 года Европейская ассоциация атомной промышленности – «Форатом» («FORATOM») опубликовала позицию по вопросу о выходе Великобритании из Евратома и презентовала ее на заседании Европейского энергетического форума (EEF) в г. Страсбурге 24 октября 2017 г.

В своей позиции «Форатом» излагает потенциальное влияние этого решения на ядерную промышленность в государствах-членах ЕС и делает вывод о том, что во избежание сбоев во всем ядерном топливном цикле ЕС на период с 2015 года до 2050 года Великобритания должна тесно сотрудничать с правительством Великобритании для обеспечения соответствующих мер. «Форатом» поддерживает позицию о том, что вопросы выхода Великобритании из Евратома четко и детально должны быть определены уже на первом этапе переговоров между ЕС и Великобританией. Учитывая относительно короткие временные рамки до того, как Соединенное Королевство планирует официально покинуть ЕС и Евратом, «Форатом» призывает к скорейшему началу переговоров по соглашениям о выходе и, при необходимости, о возможных правовых механизмах переходного периода, которые должны быть приняты на ранней стадии для обеспечения юридической определенности для атомной отрасли.

В настоящее время ядерная отрасль является стратегически важным сектором экономики ЕС и опирается на коммунитарные инструменты – общий рынок, программы НИОКР, соглашения Евратома с третьими странами и ядерные гарантии Евратома. Атомная энергетика обеспечивает 27,5% генерации электроэнергии в ЕС, производит 50% низкоуглеродной электроэнергии ЕС и является неотъемлемым вкладом в достижение общих целей ЕС в области энергетики и климата. В атомной отрасли ЕС занято 800 тыс. человек, а ее ежегодный оборот составляет порядка 70 млрд евро. Европейская атомная промышленность является стратегическим сектором, вносит важный вклад в обеспечение безопасности ЕС и достижении целей, поставленных в 2015 году Парижской Конференцией по изменению климата (СРО-21).

В настоящее время Евратом является взаимовыгодным соглашением для всех государств-членов ЕС, который создал европейский режим гарантий и единый рынок в ЕС для ядерных товаров, услуг и работников, и который содействует исследованиям и разработкам, поощряет торговлю с ключевыми ядерными рынками за пределами ЕС через ряд соглашений о ядерном сотрудничестве. Согласно оценкам «Форатома», учитывая международный характер атомной отрасли ЕС, выход Соединенного Королевства из европейского ядерного рынка окажет на неё значительное влияние.

В своем документе «Форатом» делает особый акцент на обеспечение безопасности: «Безопасность, в первую очередь, является проблемой для правительства Великобритании, которое работает над новым «Соглашение о добровольной постановке под гарантии» (VOA), которое должно быть согласовано с МАГАТЭ до того, как членство Великобритании в Евратоме прекратится». VOA Великобритания, как государство - участник ДНЯО, обладающее ядерным оружием, должно заключить соглашения о гарантиях, охватывающее частично или полностью её мирную ядерную деятельность. В соответствии с VOA для применения гарантий предлагаются установки или ядерный материал в установках, о которых соответствующее государство уведомляет МАГАТЭ. VOA служат достижению двух целей:

  • расширить опыт МАГАТЭ в сфере гарантий, реализуя возможность проводить инспекции на передовых установках;
  • продемонстрировать, что государство, обладающие ядерным оружием, не получает коммерческих преимуществ в результате освобождения от гарантий в отношении их мирной ядерной деятельности.

Анализ позиции «Форатома» показывает по данному вопросу, что в стратегических интересах всех сторон переговорного процесса в Великобритании должен действовать надлежащий режим ядерной безопасности. Для его обеспечения потребуется провести переговоры по данному вопросу между ЕС, Великобританией и МАГАТЭ, чтобы обеспечить плавный переход на новые механизмы безопасности – режим ядерных гарантий - в Великобритании. В интересах ЕС необходимо обеспечить своевременность этой работы. Без новой договоренности о режиме ядерных гарантий между ЕС и Великобританией или о другом подобном соглашение не будет возможным, как моделирование бизнес-процессов в атомной отрасли, так и цепочек поставок ядерных материалов, которые неизбежно будут нарушены.

В тоже время Великобритания старается выработать ряд вариантов мягкого перехода от режима ядерных гарантий Евратома к национальному британскому режиму и одновременно сохранить тесное сотрудничество с Евратомом после выхода из ЕС и Евратома. Лондон уже подготовил национальный законопроект «Nuclear Safeguards Bill» («О гарантиях ядерной безопасности»). Как говорится в пояснении к документу, закон предназначен «для установления внутреннего режима ядерных гарантий в рамках подготовки к выходу страны из Евратома». Законопроект был внесен на рассмотрение Палаты общин, 12 октября 2017 г. был принят в первом чтении, а 16 октября 2017 г. прошел второе чтение в Палате общин.

По словам министра энергетики Ричарда Харрингтона,

«Законопроект о ядерных гарантиях поможет обеспечить будущее ядерной отрасли Великобритании после того, как мы покинем Евратом. Мы впервые собираемся строить в нашей стране атомные электростанции нового поколения, поэтому нам взаимовыгодно продолжать поддерживать рабочие отношения и с Евросоюзом, и с другими странами мира, по вопросам, касающимся атомной энергетики. Именно это мы и будем стремиться обеспечить на переговорах с нашими партнерами. Ядерные гарантии - это процессы, которые позволяют странам показать международному сообществу, что ядерные материалы и технологии используются в мирных целях».

В свою очередь генеральный исполнительный директор Ассоциации ядерной промышленности Великобритании Том Гретрекс заявил, что законопроект о ядерных гарантиях является «лишь одной небольшой частью невероятно сложного и трудоемкого процесса для налаживания регулирования атомной отрасли», а в настоящее время «основной заботой британской промышленности остается риск значительного сбоя, если, перестав быть членами Евратома, мы лишимся прежней нормативной базы. Приоритетным направлением деятельности правительства после принятия законопроекта должно стать достижение соглашения с Еврокомиссией о подготовке соглашений на переходный период, в том числе о продолжении совместной работы по программам Евратома».

В рамках “Brexit” Великобритания создаёт собственный режим ядерных гарантий, как участник ДНЯО. В соответствии с параграфом 1 статьей III ДНЯО: «Каждое из государств - участников Договора … обязуется принять гарантии, как они изложены в соглашении, о котором будут вестись переговоры и которое будет заключено с МАГАТЭ в соответствии с Уставом МАГАТЭ и системой гарантий Агентства, исключительно с целью проверки выполнения его обязательств, принятых в соответствии с ДНЯО, с тем, чтобы не допустить переключения ядерной энергии с мирного применения на ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства. Процедуры гарантий … осуществляются в отношении исходного или специального расщепляющегося материала, независимо от того, производится ли он, обрабатывается или используется в любой основной ядерной установке или находится за пределами любой такой установки. Гарантии … применяются ко всему исходному или специальному расщепляющемуся материалу во всей мирной ядерной деятельности в пределах территории такого государства, под его юрисдикцией или осуществляемой под его контролем, где бы то ни было» Соединённое Королевство подпишет соответствующее соглашение с МАГАТЭ о гарантиях. Таким образом Великобритания создаёт национальный режим ядерных гарантий в соответствии с положениями ДНЯО, обеспечивающий сохранение Соединённым Королевством позиции ответственной ядерной державы и гарантирующий, что выход из Евратома не приведёт к ослаблению контроля и будущих стандартов атомной промышленности Великобритании. Об этом особо подчеркнул в своем письменном заявлении министр по делам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Грег Кларк, распространённом 14 сентября 2017 г. в британском парламенте.

Впервые законопроект «Nuclear Safeguards Bill» был озвучен в выступлении английской королевы Елизаветы 21 июня 2017 г., согласно которому, ответственным британским органом за обеспечения режима ядерных гарантий станет Агентство по ядерному регулированию (ONR), после того, как Соединенное Королевство покинет Евратом. В связи, с чем Лондон намерен заключить с МАГАТЭ соглашение о гарантиях, основанное "на тех же принципах, что и действующие соглашения", заключённые в период членства Великобритании в Евросоюзе и Евратоме.

Вторым немаловажным моментом «Форатом» определил необходимость заключение ядерного соглашения ЕС с Великобританией.

В настоящее время Соединенное Королевство является ключевым игроком на ядерном рынке для европейской ядерной промышленности. Для ЕС важно защитить свои деловые интересы. Согласно рекомендациям «Форатома», Евратому необходимо заключить соглашения с NCA и другим английскими силовыми агентствами, прежде чем Соединенное Королевство станет третьей страной для ЕС. Более того, важно, чтобы интерес европейской ядерной промышленности был сохранен в общих соглашениях ЕС с третьими странами и в соглашении о торговле между ЕС и США. Сохранение привилегированного доступа на рынок Великобритании для европейской атомной отрасли необходимо для того, чтобы получить конкурентное преимущество для ядерного сектора ЕС.

Существуют значительные возможности для поставок в европейские компании в рамках глобальных цепочек создания стоимости, а именно:

1. В Великобритании реализуется новый проект строительства АЭС Хинкли-Пойнт С (Hinkley Point С Nuclear Power Station)  в графстве Сомерсет на юго-западе Англии на берегу Бристольского залива Атлантического океана в 9 милях от города Бриджуотер, которая оценивается на сумму более 68 млрд. евро. Новую АЭС будут сооружать европейский консорциум во главе с французской компаний EDF и китайская государственная компания в качестве инвесторов. На АЭС Хинкли-Пойнт С планируется два реактора со сроком эксплуатации около 60 лет и которая будет обеспечивать примерно 7% потребности Соединенного Королевства в электроэнергии. Треть стоимости строительства АЭС Хинкли-Пойнт С планируется осуществлять за счет средств государств-членов ЕС. Согласно подписанному в октябре 2016 года соглашению между китайской CGN и французской «EDF Energy», доля финансового участия китайской корпорации CGN составила 33,5%. В тоже время на начало 2017 года с компаниями стран-членов ЕС подписаны контракты на строительство на сумму более 5 млрд. евро и, по прогнозам «Форатома», стоимость строительства АЭС будет только возрастать.

Крупные промышленные проекты европейские компании рассматривают в качестве платформ для установления стратегических партнерских отношений с мировыми ядерными компаниями, обеспечивая себе, таким образом, выход на другие рынки по всем регионам мира. При реализации проекта АЭС Хинкли-Пойнт С появляется новый игрок – Китай, для которого принципиальное значение имеет то, чтобы станцию строили по его проекту. А с учетом выхода Великобритании из ЕС участие китайской корпорации CGN в качестве миноритарного инвестора открывает для Китая возможность участия в строительстве двух других британских атомных электростанций — АЭС «Брэдуэлл В» и АЭС «Сайзвелл С». И в этом проекте CGN уже будет выступать не просто в качестве инвестора, но и в качестве поставщика технологий и установки реакторов собственной разработки, о чем уже есть соглашение между CGN и «EDF Energy». А в этом случае такое участие Китая будет первым прецедентом экспорта китайской реакторной технологии на западный рынок. В результате Китай становится серьезным конкурентом для стран-членов ЕС, так как Великобритания уже будет третьей страной для ЕС. В настоящий момент CGN законтрактовала поставку китайских реакторных технологий только в зависимые страны мировой периферии, например, на АЭС «Карачи» в Пакистане. Но требования к безопасности в странах «третьего мира» гораздо ниже. Впрочем, западных экспертов волнует не столько реальное качество китайских технологий и связанные с этим риски, сколько рост экономического влияния китайских корпораций и их проникновение на рынок ЕС. При этом необходимо отметить, что китайская CGN, рвущаяся на британский рынок, является государственной корпорацией и контролируется Комитетом по контролю и управлению государственным имуществом Китая (SASAC), то есть речь идет не только о бизнесе, но и о политике.

2. Пока у Великобритании имеется полный потенциал топливного ядерного цикла, то есть всей последовательности повторяющихся производственных процессов, начиная от добычи топлива и до удаления радиоактивных отходов, то другие компании ЕС будут способствовать обеспечению безопасности при оказании услуг на начальном этапе топливного цикла (уран, его обогащение, производство топлива).

3. В Великобритании уже принят ежегодный бюджет на сумму более чем на 3,4 млрд. евро для вывода из эксплуатации старых АЭС и их модернизации. Ожидается, что расходы на реализацию Программы по введение новых ядерных реакторов при модернизации АЭС в Великобритании значительно возрастут с середины 2020-х годов, когда действующие реакторы АЭС начнут закрывать. Правительство Великобритании объявило о планах закрыть все угольные электростанции к 2025 году и ограничить их использование до 2023 года. Глава министерства энергетики и борьбы с изменением климата Амбер Рудд в 2015 году заявила, что «энергетическая безопасность - на первом месте. Мы полны решимости сократить выбросы углерода. Великобритания имеет безопасные, доступные и чистые источники энергии, которые помогут снизить уровень выбросов вредных веществ и будут более выгодными по соотношению цены и качества. Тем самым решится проблема недостаточных инвестиций и старения электростанций. Для развитой экономики в Великобритании не может быть удовлетворительной ситуация, когда страна полагается на работу 50-летних угольных электростанций. Мы должны построить новую энергетическую инфраструктуру, пригодную для XXI века».

4. При эксплуатации и обслуживании существующих ядерных реакторов Великобритании, французская компания «EDF Energy» со странами ЕС тратит более 43 млн. евро без расходов на топливо и связанных с ним компонентов, которые в настоящее время поступают из глобальной цепочки поставок, включая поставщиков из стран-членов ЕС. Кроме того, успех новой ядерной программы Великобритании, в частности, проекта по строительству АЭС Хинкли-Пойнт С, имеет важное стратегическое значение в первую очередь для ядерного сектора ЕС особенно после аварий в феврале 2017 года на АЭС в Фламанвилле во Франции (взрыв в машинном зале АЭС «Фламанвилль» из-за короткого замыкания, работа одного из двух реакторов АЭС была остановлена) и Олкилуото в Финляндии (работа одного из двух реакторов АЭС «Олкилуото» была остановлена из утечки радиации в активной зоне).

Европейский проект АЭС Хинкли-Пойнт С, который, как ожидается, обеспечит прочную платформу для стран-членов ЕС в развитии технологий строительства АЭС для доставки низкоуглеродистой смеси, декарбонизации и для безопасности поставок, а также продолжение тесного сотрудничества и обмена знаниями, опытом, экспертным анализом, исследованиями и разработками будет иметь важное значение для Европы, если ЕС будет поддерживать позицию глобального лидера в ядерной отрасли, особенно сталкиваясь с усилением конкурентного давления со стороны остальных мировых держав. Анализируя британский рынок атомного сегмента экономики для европейской ядерной промышленности и связанных с ней отраслей в странах-членах ЕС, а также для обеспечения постоянного доступа к цепочкам поставок, «Форатом» дает рекомендацию о необходимости для ЕС заключить Соглашение о ядерном сотрудничестве до того, как Великобритания официально покинет Евратом.

Следующим аспектом «Форатом» выделяет экспортный контроль. В большинстве европейских стран товары и технологии двойного применения сведены в ограничительные списки, которые основываются на требованиях международных режимов экспортного контроля, принятых Группой ядерных поставщиков и «Комитетом Цангера», а также соответствующих Режиму контроля над ракетной технологией (1987 год).

Правовыми основаниями для контроля за товарами и технологиями двойного применения в Европейском союзе являются Директива Совета ЕС «Об экспортном контроле товаров и технологий двойного назначения» № 1334 от 22 июня 2000 г. и Директива ЕС «О контроле экспорта, передачи, посреднической деятельности транзита товаров двойного назначения» № 428 от 5 мая 2009 г., в которых детально регламентирован процесс получения лицензии на перемещение ядерного топлива и компонентов, систем, технологий и информации между членами государств, являющимся относительно простым процессом, т.е. правительственные гарантии, позволяющие подписывать лицензию от имени контрагента.

Учитывая международный характер ядерной промышленности ЕС, важно, чтобы как ЕС, так и Великобритания сохраняли существующие договоренности и торговля не препятствовала процессу «Brexit». Поэтому им следует провести аналогичную договоренность с той, которая существует в настоящее время для содействия эффективной текущей торговле и сотрудничеству между США, Великобританией и ЕС.

Следующим чувствительным вопросом «Форатом» отметил – свободное перемещение рабочей силы. Не секрет, что ключевым преимуществом нынешних механизмов Евратома является обеспечение свободного передвижения работников атомной отрасли. Это позволяет работникам атомной отрасли, в большей степени это высококвалифицированные специалисты, из стран-членов ЕС работать в Великобритании и британским работникам атомной отрасли заключать контракты на работу на ядерных объектах в любой стране-члене ЕС. Глобальный характер отрасли и нехватка узких специалистов означают, что это было бы взаимо-выгодно как для Великобритании, так и для ЕС. В тоже время как более широкая позиция британского правительства по «Brexit» предполагает прекращение свободного передвижения рабочей силы, выход из единого рынка, но одновременно продолжение нынешнего тесного сотрудничества и обмена знаниями между ЕС и Великобританией в европейской ядерной отрасли. Все это имеет решающее значение для долгосрочного успеха как в Великобритании, так в ЕС. С учетом всеобъемлющих европейских новых программ в атомной сфере будет иметь и в дальнейшем важное значение, если компании, зарегистрированные в странах-членах ЕС, будут сохранять свои конкурентные преимущества. На этом фоне важно, чтобы ЕС тесно сотрудничал с Великобританией для обеспечения дальнейшего свободного передвижения специалистов-атомщиков.

«Форатом» уделил особое внимание научно-исследовательским разработкам (НИОКР) и совместным программам Евратома. Как только Великобритания покинет Евратом, то она больше не будет иметь права участвовать в Программе исследований и обучения Евратома, дополняющую Программу действий Евратома на 2014-2020 годы «Горизонт 2020». Но учитывая важность ее вклада в эти программы и уникальные английские работы по экспериментальному термоядерному реактору JET в Оксфордшире в центре Кулхэма, ИТЭР и более широким проектам. «Форатом» рекомендует ЕС оставить английское участие в этих проектах.

В свою очередь, понимая всю сложность ситуации, англичане признают, что с выходом Великобритании из Евратома связаны две основные проблемы, на которые указали депутаты в ходе парламентских дебатов по данному вопросу. Во-первых, в связи со строительством новых энергоблоков АЭС, в т.ч. при участии других членов Евросоюза, может возникнуть неопределённость и возможность заморозки строительства, что поставит под угрозу 21 тыс. рабочих мест. Вторая проблема – возникновении неопределённости со статусом термоядерного реактора JET, который находится на территории Великобритании, но является совместным проектом Евросоюза, на котором отрабатываются технологии термоядерного синтеза, которые в дальнейшем будут применяться в сооружаемом сейчас международном термоядерном реакторе ИТЭР на территории Франции, в котором Евросоюз является одним из участников.

Великобритания и ЕС в равной степени только выиграют от совместного доступа к объектам, материалам, людским ресурсам и данным, которые необходимы для разработки передовых технологий и инноваций. В Великобритании имеется сильная научная база, которая представляет ценность для ЕС. В этой связи важно обеспечить, чтобы английский опыт и сотрудничество между Великобританией и ЕС не были утрачены, а получили дальнейшее развитие в ядерной области как в ЕС, так ив Великобритании. Поэтому «Форатом» предлагает сторонам рассмотреть возможность заключения соглашений между правительством Великобритании и ЕС о продолжении сотрудничества в сфере НИОКР. Это подразумевает включение любых необходимых механизмов перехода. Стоимость участия Великобритании в продолжающихся программах по НИОКР может быть рассчитана на основе нынешнего бюджета Великобритании.

Следующий вопрос, который проанализировал «Форатом» - право собственности на все специальные расщепляющиеся материалы в ЕС, которое принадлежит только Евратому. «Агентство Евратома по поставкам» (ESA) наделено исключительным правом заключать контракты по поставкам специальных расщепляющихся материалов, поступающих извне или за пределы ЕС. Договор также предусматривает, что экспорт специальных расщепляющихся материалов за пределы ЕС требует решения Европейской комиссии. Чтобы избежать каких-либо сбоев в деятельности европейской атомной отрасли, важно, чтобы было выяснено право собственности на специальные расщепляющиеся материалы, находящиеся в настоящий момент в Великобритании. Позиционный документ ЕС указывает, что такое право будет передано лицам, имеющим право на использование такого материала, если они не являются членами Евратома (в данном случае право останется за ЕSА). Переговоры также должны оперативно прояснить правила, применимые к существующим контрактам на поставку топлива между нынешними компаниями ЕС и Великобритании. Понятно, что новые контракты, подписанные после выхода Великобритании из Евратома, потребуют решения Европейской комиссии. Однако, ожидается, что в ЕС цепочки поставок (клиенты-поставщики (ЕС-Великобритания)) все существующие контракты, уже одобренные и согласованные, не потребуют какого-либо дальнейшего утверждения со стороны ЕSА и Европейской комиссии (т.е. включая уже утвержденные контракты, которые будут теперь выполняться после “Brexit”). В целях недопущения значительной юридической и коммерческой неопределенности в цепочке поставок ядерного топлива должно быть ясно указано, что существующие контракты на поставку ядерного материала между операторами в Великобритании и Евратомом останется в силе и не потребует каких-либо дополнительных согласований.

Во избежание нарушения выстроенной системы европейской атомной промышленности и сбоев в ядерном топливном цикле ЕС «Форатом» сформулировал семь рекомендаций:

1. ЕС следует оказывать содействие Великобритании в переходе к новому режиму обеспечения ядерных гарантий на основе ее соглашения с МАГАТЭ до прекращения членства этой страны в Евратоме.

2. С учетом важности британского рынка и программы строительства новых АЭС в этой стране (по оценкам, ее объем более 68 млрд евро) и для обеспечения доступа к цепочке поставщиков соответствующих услуг ЕС должен заключить с Великобританией соглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии до момента ее формального выхода из Евратома. При этом отраслевой торговле необходимо договориться о взаимном привилегированном доступе на рынки друг друга, а в сфере экспортного контроля – об условиях, максимально приближенных к применяемым при торговле между странами-членами ЕС в соответствии с регламентом №438/2009 от 5 мая 2009 г.

3. Следует сохранить режим свободного перемещения специалистов этой отрасли между ЕС и Великобританией.

4. Необходимо заключить такие соглашения о сотрудничестве в области НИОКР, которые позволят Великобритании продолжить участие в программах ЕС и Евратома, стоимость которого могла бы быть рассчитана на основе ее текущих отчислений в бюджет ЕС.

5. ЕС и Великобритания должны стремиться продолжить совместную работу по укреплению мер ядерной безопасности и атомного надзора, которые основываются на международных стандартах МАГАТЭ, в частности путем сохранения британского участия в Западноевропейской ассоциации ядерных регуляторов (WENRA - Western European Nuclear Regulators Association)) и Европейской группе ядерных регуляторов (ENSREG - European Nuclear Safety Regulators Group)). Для координации отраслевой политики следует создать новый двусторонний консультативный орган.

6. Следует окончательно прояснить вопрос о праве собственности на находящиеся на территории Великобритании ядерные материалы, принадлежащие Евратому, а также подтвердить юридическую силу действующих контрактов на поставки ядерных материалов между контрагентами из Великобритании и Евратома без необходимости получения дополнительных согласований от агентства Евратома по снабжению или решений Европейской Комиссии, которые необходимы при экспорте расщепляющих материалов за пределы ЕС.

7. Ввести временный переходный режим, который позволит минимизировать перебои в работе атомного сектора экономики ЕС.

Атомные электростанции генерируют почти 30% электроэнергии, производимой в Евросоюзе – это 130 реакторов, работающих в 14 странах ЕС. Евратом координирует общий рынок ядерных товаров, услуг и капитала в ЕС. Также в рамках ЕС действуют соглашения о сотрудничестве в ядерной области с другими странами, включая Канаду, Японию и США. Членство в Евратоме, безусловно, помогало Великобритании в долгосрочных исследованиях и разработках.

В настоящее время Соединенное Королевство и ЕС имеют общие энергетические потребности и руководствуются общими правилами на энергетическом рынке. Выход из ЕС для Великобритании повлечет за собой непредсказуемые последствия для промышленности и потребителей. Строя новые отношения с ЕС Великобритании придется многое учесть, чтобы сохранить безопасную, доступную и устойчивую энергетическую систему.