20 октября 2011

Конверсия по-умному

Сегодня предприятия атомной отрасли проходят непростой путь преобразований. В чем-то он схож для всех — сокращение непроизводительных расходов, вывод непрофильных активов, внедрение производственной системы Росатома. Но в то же время трудно сравнивать в плане преобразований, например, предприятия Топливной компании «ТВЭЛ» и научно-технического комплекса. Перед каждым из них стоят свои задачи. ТВЭЛ активно реализует программу «Новый облик», которая должна сделать твэловские предприятия более конкурентоспособными на мировом рынке, Концерн «Росэнергоатом» работает над повышением выработки электроэнергии на действующих АЭС, идут перемены и в научно-исследовательских институтах Госкорпорации. Не осталось в стороне от этого процесса и одно из самых закрытых прежде направлений работы атомной отрасли - ядерно-оружейный комплекс.

Предприятия ЯОК никогда не были коммерческими, а их продукция никогда не была ориентирована на рынок. А между тем сегодня, когда гособоронзаказ сокращается вместе с ядерными арсеналами России и США, одним из важнейших условий выживания предприятий ядерной «оборонки» становится выпуск качественной и конкурентной гражданской продукции. Мы предлагаем вашему вниманию интервью директора Департамента промышленности ядерных боеприпасов Андрея Егорова, который рассказывает о дне сегодняшнем предприятий ЯОК.

— Андрей Анатольевич, как сегодня реализуется программа расширения выпуска гражданской продукции на оборонных предприятиях?

— Предприятия нашего департамента были созданы в 50-е годы, некоторые даже в конце 40-х,  с одной целью: обеспечить достойное место СССР в ядерном противостоянии с США. Заводы строились в жесткие сроки. Производства были совершенно новые, технологии создавались одновременно со строительством, и тогда не было времени на вопросы обращения с радиоактивными отходами, утилизации созданного оружия. Все было подчинено одной цели — создать новый вид оружия с заданными характеристиками и в определенные сроки. Цель была достигнута, монополия США ликвидирована, но, к сожалению, гонка и скоропалительные действия привели к возникновению самых разных проблем. Я имею в виду, в частности, «проблему наследия», наиболее ярко проявившуюся в ситуации вокруг химкомбината «Маяк» в Челябинской области, когда радиоактивные отходы сливали в определенные водоемы. Это нанесло ущерб экологии. Сегодня на ликвидацию последствий этих отложенных решений выделены огромные средства. Но это только одна проблема. Были и другие. По своей производственно-технологической структуре наши предприятия не предназначались для выпуска гражданской продукции. И вопрос цены для наших предприятий никогда не был определяющим. Решали совсем другую задачу. Когда в 80-е годы началось разоружение и производство оборонной продукции резко уменьшилось, встал вопрос: что же делать дальше? Можно было просто сократить численность персонала, уменьшить объем выпускаемой продукции и в этом сконцентрированном состоянии жить дальше. Но многие из наших предприятий находятся в закрытых территориально-административных образованиях — ЗАТО, где градообразующее предприятие является гарантом стабильности и нормальной жизни людей. Поэтому пошли другим путем. Решили, что высвобождаемые производственные мощности и персонал должны быть использованы для производства гражданской продукции. Были приняты разные конверсионные программы, но опыта в этих делах не было. В те годы и экономика у нас была еще далеко не рыночная. Все делали, что могли.

— И что сделано за эти годы?

— В первую очередь пытались осваивать выпуск дефицитных продуктов, а таких в те годы было немало. Прицепы для автомобилей, катушки зажигания, мебель и многое другое. Но, в конце концов, поняли, что если делать все подряд, то конкурентоспособной продукции нам создать не удастся. Делать надо то, что у нас получается лучше всего: что-то наукоемкое, технически очень сложное, и то, что можно производить небольшими сериями. Первыми в этот процесс включились предприятия, которые больше всего пострадали от сокращения гособоронзаказа. Они начали активно взаимодействовать с наукой и создавать рыночные продукты, которые находили свой спрос. Самые хорошие результаты показало ПО «Старт» в городе Заречном Пензенской области. Оно давно работает в этом направлении. Предприятию повезло, что в те сложные годы им руководили опытные директора. Один из них, Юрий Александрович Оленин, сумел настроить коллектив на достижение амбициозных целей по выпуску гражданской продукции. После перехода Оленина на другую работу предприятие возглавил Сергей Юрьевич Байдаров, который продолжил взятый курс и еще сфокусировал внимание на инновациях, как технологических, так и управленческих. Сегодня ПО «Старт» по объему выпуска гражданской продукции, по сложности решаемых проблем является несомненным лидером.

— Что они выпускают?

— У предприятия очень большая номенклатура изделий. Прежде всего, это продукция, связанная с их основным направлением: электроника, микромеханика, различные приборы. Много делается для обеспечения физической защиты различных объектов, работают с ОАО «Российские железные дороги». Так что «Старт» у нас лидер. Еще одно предприятие, успешно реализующее программу по наращиванию производства диверсификационной продукции, — Приборостроительный завод в Челябинской области. Он начал заниматься выпуском такой продукции примерно в то же время, что и «Старт». Но в течение многих лет предприятию не удавалось добиться больших успехов. Первые достижения появились только в 2009 году, когда весь коллектив и руководство взялись засучив рукава за решение этой проблемы. За прошедшие два года они в разы увеличили объем выпуска гражданской продукции. Сегодня эта продукция составляет около 25 % от всего объема. В дальнейшем эта доля будет расти, на что направлены и ключевые показатели эффективности, установленные руководству предприятия. Самое главное — люди приобрели вкус к этой работе, поняли, что можно зарабатывать, реализуя продукцию на свободном рынке. У ПСЗ — широкий ассортимент продукции, от приборов и систем для атомных станций, которые они делают с 70-х годов, и вплоть до такого экзотического для оборонного предприятия направления, как каркасно-панельное домостроение по технологии «ЭКОПАН». Дома, построенные по этой технологии, отличаются очень высокими показателями по энергоэффективности и скорости возведения, а также низкой ценой.

— Какую продукцию выпускают другие предприятия — например, «Север» и УЭМЗ?

— Каждое предприятие у нас по-своему уникально. Одни из них находятся в закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО), а другие — в областных центрах, к ним относятся Уральский электромеханический завод (УЭМЗ) в Екатеринбурге и ПО «Север» в Новосибирске. С одной стороны, этим предприятиям легче. УЭМЗ, например, активно взаимодействует с Уральским отделением Академии наук. В регионе много институтов, большие возможности по привлечению квалифицированных научных кадров непосредственно на предприятия. С другой стороны, в большом городе есть самый настоящий рынок рабочей силы, и как только на УЭМЗ зарплата, допустим, токаря становится чуть меньше, чем в среднем по рынку, возникает угроза ухода кадров. Приходится постоянно держать уровень зарплаты не ниже рыночной в этом городе. Несмотря на такие трудности, УЭМЗ выпускает различные электротехнические изделия, недавно, например, освоено производство такого интересного изделия для нефтяников, как кабина бурильщика. Это сложный комплекс оборудования, являющийся составной частью буровой установки. ПО «Север» давно осваивает выпуск наукоемких продуктов и вкладывает деньги в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, благо рядом есть Сибирское отделение Академии наук. Это более 40 институтов, они в хорошем состоянии, активно действуют. «Север» сначала освоил несколько видов продукции для автомобилестроения. Когда-то считалось, что это очень выгодный рынок. Сегодня это уже представляется по-другому, но, тем не менее, в ПО «Север» разработали и организовали производство электроусилителей руля для «Лады-Калины», катушек зажигания, датчиков. Когда на АвтоВАЗ пришел альянс «Рено-Ниссан», он начал подбирать изготовителей качественных комплектующих изделий и, обратив внимание на продукцию ПО «Север», пригласил представителей предприятия на переговоры. Это высокая оценка труда коллектива завода. Сейчас на «Севере» основным приоритетом является производство комплектующих изделий для обычных вооружений. Это интересный и сложный рынок. Помимо обычных вооружений, ПО «Север» делает продукцию для топливно-энергетического комплекса, авиации и других отраслей. Приходится все больше и больше средств вкладывать в разработки. Предприятие это делает, во многом ограничивая себя. Но мы ждем, что на следующий год уже начнут появляться новые продукты, которые ПО «Север» будет успешно производить и реализовывать.

— В чем вы видите сложности организации выпуска гражданской продукции?

— Люди на наших предприятиях отличаются развитым чувством ответственности и всегда работали, выпуская продукцию исключительно высокого качества. А для рынка это не всегда нужно. Я имею в виду избыточное качество, ведь оно повышает цену товара. Пришлось многому учиться, чтобы преодолеть этот стереотип мышления. Серьезную сложность я вижу еще и в том, что наши предприятия, особенно расположенные в ЗАТО, выполняют много несвойственных обычным предприятиям функций. У нас очень большой штат людей, непосредственно не связанных с производством, но без них предприятие не способно действовать. Соответственно, у нас очень большие накладные расходы. Это приводит к тому, что цена на продукцию растет. Выход здесь только один: реструктуризация предприятия, внедрение новых технологий, которые в разы повышают производительность труда. Этим мы активно и занимаемся в настоящее время.

— Вы уже упоминали, что сам факт существования ЗАТО является для находящихся в нем предприятий препятствием в развитии выпуска продукции гражданского назначения. Что в итоге ждет ЗАТО? Будут ли их открывать?

— Что касается ЗАТО, то эта тема сегодня не обсуждается столь активно, как это было в конце 90-х годов. Сегодня в условиях нарастающей террористической угрозы становится понятно, что спешить с этим процессом не стоит. Я думаю, что в долговременной перспективе открытие этих городов неизбежно, и инициаторами этого процесса, в конце концов, станут сами города. Некоторые наши предприятия уже сегодня сталкиваются с тем, что теряют выгодных партнеров и инвесторов, так как не могут работать с ними на своей территории. Кроме того, сегодня никаких исключительных социальных преимуществ у жителей этих городов уже не осталось. Наоборот, в чем-то жители все более и более обделены.

— На ваш взгляд, может ли быть реализована такая идея: выделить военное производство в отдельный комплекс, как бы «приоткрыв» остальную часть предприятия, занимающегося выпуском гражданской продукции?

— Теоретически это сделать можно. Но для такого выделения нужны большие средства. По сути, из периметра предприятия надо выгородить новое предприятие, решить вопросы с коммуникациями, энергообеспечением и т.д.  И получается, что подчас выгоднее оставить все в том же состоянии, приняв ряд компенсирующих мер, не выделяя производство в отдельный комплекс.

— Какой вы видите роль Госкорпорации в формировании рынка для оборонных предприятий?

— Приоритетным для нас является производство продукции для нужд атомной энергетики. Но действовать на этом рынке очень сложно. Из-за несовершенства законодательства мы сталкиваемся со случаями, когда конкурсы выигрывает небольшая фирма, не имеющая ни необходимых производственных мощностей, ни квалифицированного персонала, но предлагающая более низкую цену. А после этого они приходят к нам и просят сделать то, что они выиграли на конкурсе.

– Почему предприятия Госкорпорации не пользуются приоритетом в таких тендерах?

— Понимание ситуации со стороны руководства, конечно, есть. Но законодательство существенно ограничивает в действиях. К сожалению, мы часто проигрываем конкурсы, и не только на рынке Госкорпорации, но и на других рынках. Мы предлагаем качественную продукцию по нормальной цене и не можем ее снижать в ущерб интересам предприятий.

— Какова должна быть политика Госкорпорации в отношении предприятий ЯОК? Должна ли она им помогать?

— Никаких исключительных условий ни для кого быть не должно. Это сразу приводит к монополии, и как — следствие к ухудшению качества и росту цены. Но системные меры, конечно, желательны. Может быть, по отдельным видам продукции назначить уполномоченных поставщиков, которые своей долголетней работой в этом направлении зарекомендовали себя как поставщики качественной, безопасной и надежной продукции. Думаю, что хуже от этого не будет никому. Конечно, чтобы обеспечить такой подход, придется решать юридические вопросы. Но, на мой взгляд, это надо делать.

— Какими вы видите перспективы развития предприятий ЯОК?

— Каждый год Госкорпорация устанавливает нам все более амбициозные цели. И это правильно. Так что процесс расширения производства гражданской продукции, конечно, не только не прервется, а, наоборот, будет расширяться. У нас есть видение того, как это должно быть. Идеальная модель — сохранить те же отношения и связи между разработчиками и производителями, которые были заложены при организации ЯОК: есть два ядерных центра, несколько институтов и серийные предприятия, на которые передаются разработки, запускаемые в производство. Одним из приоритетных мы считаем топливно-энергетический рынок и с большим интересом присматриваемся к рынку обычных вооружений. Он сегодня привлекает многих производителей в связи с высоким экспортным потенциалом. Здесь тоже есть определенные наработки, есть успехи. Но рынок этот с высокими рисками: меняется политическая ситуация — и меняется спрос. Кроме того, мы активно выходим на относительно новый для нас сложный и интересный рынок — начинаем активно сотрудничать с энергетическими сетевыми компаниями. У них огромное количество объектов, многие давно технически устарели, многие не обеспечены современной технической охраной. Здесь есть широкое поле деятельности для наших предприятий. Поиск новых рынков ведется постоянно, и положительные результаты этой деятельности, я уверен, воплотятся в новые продукты и услуги.