Интервью 17 мая 2017

Александр Фертман о технологическом бизнесе, рисках и перспективах

Без новых технологий прогресс невозможен. Но мало что-то изобрести, нужно еще и ввести новый продукт в оборот, представить его на рынке, чтобы он приносил практическую пользу. Сайт фонда Сколково опубликовал интервью с кандидатом физико-математических наук, директором по науке, технологиям и образованию Фонда «Сколково» Александром Фертманом. Он рассказал о некоторых проблемах технологического бизнеса, а также о наиболее перспективных направлениях развития.

- Александр Давидович, в чем особенности технологического бизнеса в России?

- Мне кажется, здесь нет никаких российских особенностей. Просто мы находимся в ситуации, когда есть ряд команд, иногда компаний, которые разрабатывают и продвигают технологические решения, более-менее соответствующие мировому уровню, а есть те направления, по которым мы отстаем. Вопрос в том, как расставлять приоритеты, что стоит развивать, на чем концентрироваться. К сожалению, на то, чтобы действовать методом «ковровой бомбардировки», поддерживая все направления исследований, банально не хватает ресурсов. Пул приоритетных направлений развития науки и технологий был выделен довольно давно, сейчас он требует обновления. С другой стороны, технологический бизнес, возможно, более чем какой-либо другой, требует высокой квалификации предпринимателей. Дело в том, что здесь риски, связанные с самим развитием бизнеса, дополняются технологическими рисками, что в наших условиях снижает количество людей, готовых взяться за подобные проекты. Государство пытается поддерживать технологических предпринимателей различными способами, через самые разные инструменты, в том числе через «Сколково», но, к сожалению, их число растет не так быстро, как нам этого хотелось бы.

- Риски в том, что продукт не заработает так, как надо?

- Да. В любом бизнесе есть риск, что то, что вы предлагаете людям или компаниям, не будет продаваться, или если чуть сложнее: вы не найдете свое место в системе разделения труда. Когда речь идет о новых технологиях, требуется «продвинутая» предпринимательская культура. Нужно разобраться не только с экономическими вопросами, но и понять место технологии в сложной системе создания конечного продукта, оценить ее конкурентные преимущества и необходимость для других участников системы, и оценить тот уровень развития, на котором имеет смысл вкладываться. Чтобы силы и средства могли окупиться десятикратно, вы закладываете новый бизнес на базе  технологии на ранних стадиях. Совершенно не очевидно, будет ли она работать, пойдут ли результаты, на которые вы рассчитываете, не опередит ли вас кто-нибудь технологически за это время. Зачастую предприниматели – это люди с экономическим, юридическим образованием, для них технологии, будь то физические, химические или биологические, сами по себе являются довольно сложными для понимания. Разобраться в них, перешагнуть через себя и начать учиться, не настолько глубоко, чтобы погрузиться и начать самому разрабатывать, но хотя бы просто разобраться, что из себя представляет технология и какой бизнес, можно создатать на ее основе – это важная задача. Дефицит людей способных на такие «подвиги» очень сильно ощущается

-.Как вы считаете, что может помочь решить эту проблему?

- Снижение усилий по концентрации ресурсов в государственном секторе экономики, больше возможностей для частных компаний, в том числе технологических, при снижении до минимума «контрольной» нагрузки на них . Так как умных и деятельных людей немного, то они выбирают места, где им лучше и комфортнее, и пока государственные корпорации выигрывают конкуренцию за кадры, там более надежно, в среднем хорошая зарплата. Предпринимателям оказывается помощь, но она несравнима с этой стабильностью. Если сменить акценты,  больше людей будут пробовать себя в технологическом бизнесе. Вообще осознание того, что можно погрузиться в подобную деятельность, ко многим людям приходит совсем даже не в 20 лет, как часто об этом говорят. Если мы выйдем за пределы интернета и обратимся к вещам более материальным, то люди в 45 – 50 лет доходят до того, что им надоело работать на дядю, и они хотели бы создать собственный бизнес. Они уже обладают достаточными знаниями, опытом и связями для того, чтобы организовать этот бизнес, как с технологической точки зрения, так и с маркетинговой. Также мне кажется, выстраивание системы трансфера технологий в университетах и научных центрах могло бы сильно повлиять на то видение, которое есть у исследователей во взаимоотношениях с бизнесом. Про это нужно не только говорить, но и делать, стимулировать разработчиков к партнерству с предпринимателями, в том числе рублем, чтобы они больше уделяли внимания коммерциализации технологий, которые разрабатывают.

- Проблема «утечки мозгов» все еще актуальна?

- Я бы так не ставил эту проблему, хотя, безусловно, люди склонны искать места для бизнеса там, где он лучше всего «растет». Но мне очень нравится ответ В.П. Евтушенкова (владелец АФК «Система»)  о том, что там («за рубежом») таких, как я, — много, а здесь  в России –  мало, то есть конкуренция среди предпринимателей ниже. Очень важно, что у нас есть много возможностей развивать бизнес здесь, и многие молодые ребята это понимают. Более того, люди не только уезжают, но и возвращаются, видя, что существует не только дефицит кадров в отдельных областях, но и платежеспособный спрос. Если мы будем создавать выгодные условия для бизнеса, приезжать в Россию будут  больше. В стратегии научно-технологического развития, которая была подписана президентом РФ в 2016 году, уделено существенное внимание трансферу технологий, привлечению зарубежных исследователей и людей, способных развивать новые бизнесы на базе научных разработок. Все это для того, чтобы мы были интегрированы в мировую «экономику знаний», и не только служили донором кадров, но и привлекали в страну людей, способных на значительные технологические рывки.

- Какие направления сейчас наиболее перспективны?

- На лекции в Барнауле я рассказывал о своей логике размышлений о перспективных технологиях. Я – человек, связанный с «железками», понимаю, что сейчас никакой бизнес не обходится без информационных технологий. В энергетике значима тема накопления энергии. В информационных технологиях – гибридизация фотоники и электроники, за гибридными схемами будущее. В промышленности активно развивается пакет  передовых производственных технологий (advanced manufacturing, ППТ), который формируется из нескольких направлений, начиная от цифрового проектирования и моделирования, включающего, в том числе, проведение большого количества испытаний в цифровом формате, и соответственно сокращение натурных испытаний, оптимизацию, учитывающую  – не только характеристики самого продукта, но и процесс его использование, то, что называют жизненным циклом. Это огромный рынок, на котором у России есть довольно много возможностей за счет хорошей математической школы. Вторая часть – это новые материалы. Они сегодня начинают проектироваться вместе с конструкциями, создаются материалы с заданными свойствами. Сокращение времени создания продукта, за счет такого подхода – задача номер один для многих бизнесов.

Понятное и известное всем направление – автоматизация и роботизация, от этого мы никуда не денемся. Автоматизация производства позволяет очень существенно снизить издержки, и, я считаю, боязнь некоторых наших коллег, что в результате появления  промышленных роботов люди останутся без работы, преувеличена. Просто от сотрудников потребуется больше компетенций для того, чтобы этими роботами управлять, программировать их. Меняются профессии, задачи, и в этом смысле автоматизация и роботизация – одно из наиболее интересных направлений.

Важнейшая часть ППТ – это технологии обработки материалов, они перестают быть исключительно вычитающими (когда мы вырезаем от болванки кусочки для того, чтобы получить новую деталь). Люди научились делать детали сложных форм, выращивать их. Рынок аддитивных технологий уже в течение достаточно длительного срока растёт по 30% в год. Сейчас идет тренд на их внедрение в медицину и авиастроение.

И последнее, о чем скажу – это промышленный интернет, который позволяет собирать, накапливать и обрабатывать информацию о производственных процессах или об эксплуатации продукта, поступающую с многочисленных сенсоров и систем контроля. Сама по себе информация, может быть, и не несет достаточной ценности, но те выводы, которые можно сделать на основе ее обработки, кардинально меняют бизнес-модели компании. Одним из самых популярных для бизнесменов с точки зрения направлений в передовых производственных технологиях, является так называемая предсказательная аналитика, математическая обработка данных, которая позволяет оценивать состояние сложных систем и принимать на основе этих оценок бизнес-решения.

- Как это работает?

- Например, собираются данные с работающих авиационных двигателей. Управление  топливом и частотами двигателей позволяет изменить расход горючего, особенно при взлете и заходе на посадку, где довольно сложные маневры. Компания General Electric, установив такие системы контроля и анализа, сумела сэкономить для одной небольшой авиакомпании два миллиарда долларов за год. Есть и другие примеры того, как управлять оборудованием, относящиеся к телекоммуникационному сектору: собирая информацию о работе оборудования, люди перестают обслуживать его по регламенту раз в год, делая это по технологической необходимости, когда возникают нарушения в работе, это существенно экономит сервисные средства. Такой математический анализ дает экономию на эксплуатацию и возможности для развития.

- В стартап-туре у вас есть возможность посмотреть на развитие технологического бизнеса по стране, какие регионы можете отметить?

- В этом году на меня наиболее сильное впечатление произвел Екатеринбург, уровень проектов там был очень высоким, и победители в треках являются не просто командами с технологическими идеями, а уже серьезными, развивающимися бизнесами с хорошими перспективами. Урал и Сибирь, на мой взгляд, составляют промышленное ядро страны, поэтому востребованность технологий и новых решений здесь достаточно высокая, соответственно люди ориентируются на возможность использования знаний и компетенций причем на той территории где они развиваются. В Барнауле меня заинтересовало то, что у вас довольно активно работает изобретательское сообщество. Такая ситуация далеко не во всех городах. Кроме того, что разработчики показывают много новых идей, они еще в какой-то части трансформируют эти идеи в бизнесы, пусть не мирового масштаба, но вполне работающие, приносящие прибыль, решающие конкретные насущные проблемы и использующие те технологии, которые коллеги изобрели, разработали и реализовали на месте. На наш взгляд, это важная история, необходимо, чтобы людей такого типа поддерживали как местные власти, так и образовательные центры.

- Есть технология, которая сильнее всего поражает вас?

- На меня огромное впечатление производят технологии, развивающиеся в биомедицине. Возможность заменять у человека части генов и таким образом лечить различные заболевания. Первые эксперименты на эту тему сделаны, результаты кажутся невероятными! Мне всегда трудно отвечать на такие вопросы, так как я постоянно общаюсь  и с разработчиками, и с компаниями — лидерами рынка, и вижу постепенное развитие многих технологий, и в таком взаимодействии с профессиональным сообществом испытывать «вау-эффект» довольно сложно.

- Почему вы погрузились в сферу технологического бизнеса?

- Я физик по образованию, инженер по профессии. Для меня переход из исследовательской деятельности в организационную сферу был естественным. Я пытался организовать международную кооперацию. Разрыв между исследователями и обществом достаточно большой. Он связан со снижением интереса к науке и с тем, что ученые ведут себя в каком-то смысле снобистски, занимая такую позицию, что люди, не получившие соответствующего образования, не могут разобраться в сложных хитросплетениях науки и технологии. Но я понимаю, что такой путь ведет скорее к отторжению науки, и мне всегда хотелось построить эти мостики. С одной стороны объяснить и показать обществу, чем полезны ученые, а с другой – сориентировать ученых, что нельзя слишком отрываться от мира. Необходимо решать технологические задачи, и делать это так, чтобы мы были конкурентоспособны не в условиях конкретной деревни, а на мировой арене. Если наши исследователи и предприниматели сконцентрируют свои усилия, думаю, у нас все получится.