Бернар Биго: "Выбор гендиректора ITER не зависит от гражданства"

4 июня 2018

- Международный проект ITER по созданию термоядерного экспериментального реактора - один из самых амбициозных в истории человечества. Семь участников проекта намерены продемонстрировать научную и технологическую действенность термоядерного синтеза в мирных целях.

Основная задача проекта - показать на практике, что термоядерный реактор может давать больше энергии, чем потреблять на нагрев плазмы. В ITER должна быть получена первая в мире плазма с величиной Q=10. Если это удастся сделать, то можно будет задуматься о следующем шаге - например, о демонстрационной термоядерной электростанции.

Параметр Q есть отношение термоядерной мощности к мощности дополнительного нагрева, для ИТЭР эти мощности равны 500 МВт и 50 МВт, соответственно.

Семь участников проекта ITER - это Евросоюз, США, Индия, Китай, Япония, Южная Корея и Российская Федерация. Их суммарный потенциал огромен. В этом сила проекта, но в этом же и его слабость.

Как организована работа международного проекта ITER? Рассказать об этом корреспонденты электронного издания AtomInfo.Ru попросили генерального директора международной организации ITER Бернара Биго.

- Господин Биго, по законам и правилам какой страны работает проект ITER?

- Как вы знаете, проект ITER реализуется международной организацией ITER, имеющей собственные правила. Никто не может навязывать нам правила, их принимают только члены организации.

Когда мы начинали свою работу, было принято решение о том, что мы будем применять французские законы, потому что проект реализуется во Франции и мы хотим заручиться доверием со стороны французского общественного мнения.

Таким образом, по решению международной организации ITER мы применяем французское законодательство в части ядерной безопасности, защиты окружающей среды и так далее. Но я подчёркиваю, что это было решение нашей международной организации.

- ITER не является ядерным реактором, это термоядерная установка. Какие нормы и правила применяет к вам французский регулирующий орган ASN?

- Проект ITER - первый в своём роде. В мире нет других установок, подобных ITER. Французские регуляторы изобретают некоторые новые правила и процедуры, чтобы быть уверенными в безопасности нашей установки.

Можно сказать, что это входит в прибавочную стоимость нашего проекта. В ходе его реализации будет создана регуляторная база для термоядерных реакторов и она будет доступна для всех заинтересованных стран.

- Контактируете ли вы по проблемам регулирования с МАГАТЭ?

- С МАГАТЭ плотно работает французский регулирующий орган ASN. Конечно, атомное агентство контактирует и с нами, и оно чувствует себя комфортно от того, что ASN контролирует наш проект.

- Кто станет эксплуатирующей организацией ITER после его пуска?

- Международная организация ITER отвечает за строительство и эксплуатацию термоядерного реактора. Таким образом, эксплуатирующей организацией ITER станет международная организация ITER.

В настоящее время мы привлекли и привлекаем на площадку инженеров и других специалистов, умеющих строить и монтировать оборудование. Позже мы заменим их на специалистов, более подготовленных к эксплуатации.

Поэтому мы создали "ITER Operating Network". В рамках этой структуры люди, эксплуатирующие токамаки в России, Южной Корее, Евросоюзе и США, входят в группу, обдумывающую как наилучшим способом эксплуатировать ITER и как подготовить и сертифицировать операторов, а также определяющую последовательность решения стоящих перед нами в этой связи задач.

- Правильно ли мы поняли, что международная организация ITER получит эксплуатационную лицензию для термоядерного реактора подобно тому, как EDF лицензируется на эксплуатацию ядерных реакторов?

- Да, именно так.

- Есть ли у вас тренажёры для будущих операторов ITER?

- Сейчас мы думаем над их созданием. Невозможно пустить столь большую установку как ITER без хорошей подготовки персонала.

Недавно я привлёк в организацию ITER нового директора департамента науки и эксплуатации (Science and Operation Department, SCOD). В его сферу ответственности входит, среди прочего, разработка плана по подготовке будущих операторов.

Глава департамента SCOD - Тимоти Люс (Timothy Luce). Он приступил к работе в ноябре 2017 года. До прихода в международную организацию ITER он являлся старшим научным сотрудником и техническим советником по проблемам синтеза с магнитным удержанием плазмы в компании "General Atomics".

- Мы знаем, что Россия поддержала в своё время Вашу кандидатуру на пост генерального директора международной организации ITER. В связи с этим у нас есть вопрос. Как Вы считаете, верно ли утверждение, что для успеха крупного международного проекта, реализующегося на территории Франции, руководить им обязательно должен француз?

- Нет, я не согласен с этим утверждением. Я считаю, что возглавлять проект должен человек, соответствующий его потребностям.

Выбор гендиректора ITER не зависит от гражданства. Он должен иметь опыт руководства крупными проектами, чувствовать культуру безопасности... Это может быть гражданин любой страны. В том числе и россиянин, почему бы и нет?

Вы помните, что частью сделки по выбору площадки для ITER было обязательное назначение гендиректора из Японии. В своё время я приложил усилия к тому, чтобы убедить японскую сторону отказаться от этого условия. Они согласились с тем, что для управления столь большим и дорогим международным проектом нужно назначать правильного человека в нужное время.