Законодательное собрание Красноярского края создало рабочую группу по решению проблем вокруг Железногорской ТЭЦ

7 ноября 2013

Законодательное собрание Красноярского края создало рабочую группу по решению проблем вокруг Железногорской ТЭЦ. Эксплуатирующая организация этого теплоисточника, дочернее предприятие ГК «Росатом», считает, что регион не выполняет перед ними своих финансовых обязательств по возмещению выпадающих доходов: около 1 млрд рублей в год. Красноярские власти сомневаются в обоснованности претензий энергетиков.

Правительство края намерено совместно с региональными парламентариями апеллировать к федеральным структурам, принимавшим решение о строительстве ТЭЦ и об остановке атомного реактора, ранее обогревавшего Железногорск (бывший Красноярск-26). К проверке правомерности претензий присоединились счетные палаты РФ и Красноярского края.

До 2010 года основным теплоисточником для 100-тысячного Железногорска был ядерный реактор АДЭ-2, введенный в строй в 1964 году. Установка использовалась для наработки плутония для ядерного оружия, а также производства тепла и электроэнергии. Когда гособоронзаказ по наработке ядерных оружейных материалов был снят, в рамках договора России и США о ядерном разоружении, было принято решение об остановке реактора и о строительстве Железногорской ТЭЦ, которая должна была заменить источник генерации для города-спутника Красноярска.

Американская сторона выделила на этот проект 450 млн долларов. К сожалению, время выплаты совпало с мировым финансовым кризисом, и этих денег не хватило для строительства ТЭЦ в проектном объеме. Она была построена меньшей мощности, и до сих пор не может вырабатывать электроэнергию. Несопоставима также стоимость тепла, которую вырабатывает угольная котельная, а ранее давал реактор.

С января 2013 года тариф на тепловую энергию повысился в два раза. Но поскольку на территории края действует ограничение роста оплаты, то для горожан он вырос лишь на 11,4 %. Выпадающие доходы теплоснабжающих организаций компенсирует краевой бюджет. Разумеется, поднятие тарифа одновременно сильно ударило по предпринимателям, особенно по малому бизнесу: им рост платежей никто не компенсирует.

Как сообщили источники экспертного канала в правительстве края, недопонимание всех сторон длится уже несколько лет, хотя в открытый конфликт это пока не вылилось. Но в публичное пространство несогласие участников ситуации все-таки попало. Все началось с легкой пикировки на последнем заседании бюджетного комитета регионального парламента, где присутствовал корреспондент «ФедералПресс.Сибирь». Тогда депутат ЗС, генеральный директор Железногорского горно-химического комбината Петр Гаврилов попытался внести поправку в бюджет края на этот год.

«Ко мне обратилась теплоснабжающая организация в связи с тем, что железногорское МУП «Гортепло» находится на грани банкротства, – отметил парламентарий. – Накануне отопительного сезона это вызывает серьезное беспокойство, это угроза энергетической безопасности. Выпадающие доходы составляют 935,2 млн рублей. Поэтому я внес поправку в бюджет, чтобы рассмотреть эту проблему».

Вице-премьер Красноярского края, министр энергетики и ЖКХ Андрей Резников заявил, что видит проблему иначе.

«У меня есть справка от главы Железногорска о том, что предприятие подготовлено к отопительному сезону и успешно в него вошло. Это вопрос взаимоотношений руководства Росатома и правительства Красноярского края. Сумма выпадающих доходов на сегодняшний день уточняется. Но хочу повторить, что это вопрос федерального уровня»,

– отметил глава регионального минэнерго.

Петра Гаврилова ответ не устроил.

«Две забастовки в Железногорске – это уже не шутки, к сожалению, вопрос не решается, – констатировал депутат. – Росатом нес на себе бремя ответственности, начиная с 90-х годов, ежегодно компенсируя выпадающие доходы. Сейчас реактор остановлен, и вопрос встал намного острее. Угроза энергетической безопасности существует. Другое дело, какова вероятность такой угрозы, это второй вопрос. Но то, что угроза есть, это так».

По словам источника «ФедералПресс.Сибирь» в краевом минэнерго, ситуация во многом будет зависеть от федеральных решений, но пока их нет. Положение сложное, у сторон разные точки зрения, поэтому любое неосторожное публичное высказывание может помешать найти общую позицию.