9 декабря 2013

Михаил Рылов: "Ядерный могильник - это сленговое выражение"

Центр энергетической экспертизы

В некоторых СМИ Приморья прошло сообщение о планах по строительству "ядерного могильника" на территории края, куда якобы будут свозиться отходы из-за рубежа. Ранее госкорпорация "Росатом" опубликовала на сайте "Госзакупки.ру" документацию о конкурсе на проведение проектно-изыскательских работ объекта "Региональный центр кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов".

Михаил Рылов, генеральный директор ООО "РЭСцентр", действительный член Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы, вице-президент Российского Зелёного Креста, член общественных советов Росатома и Ростехнадзора:

"Ядерный могильник" - это сленговое выражение. Первая часть этого выражения подразумевает, что оно связано с ядерными материалами. Обращение с радиоактивными отходами идёт параллельно с ядерными материалами, но никогда не пересекаясь. И вторая часть выражения - "могильник" - предполагает захоронение.

Однако ни о ядерных материалах, ни о захоронении речь в Приморье не идет. Если тендер объявлен на проектно-изыскательские работы объекта "Региональный центр кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов", то ядерным материалам, равно как и могильнику, там взяться не откуда.

Не надо путать радиоактивные отходы и ядерные материалы. По действующему законодательству общественные слушания проводятся, когда уже есть ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду).

На данный момент непонятно, зачем проводить общественные слушания - нет пока ещё никакого проекта, который бы мог оказаться в центре внимания. Пусть сначала все необходимые предварительные работы проведут. А вот потом, действительно, надо требовать проведения слушаний и, не снимая руку с пульса, вообще вникать в эту проблему во всех деталях как можно раньше. Людей, которые обеспокоены этой проблематикой, необходимо снабжать информацией.

Напомню, радиоактивные отходы - это радиоактивные материалы, которые не предполагается использовать в дальнейшем. Во времена советской власти мы о них почти ничего не знали, потому что это абсолютно промышленная и военная вещь.

К военной составляющей никого, разумеется, не подпускали, а отходы от промышленности вывозились со всего Приморья на Хабаровский спецкомбинат "Радон" (отработавшие источники, дефектоскопы, уровнемеры и немного отходов ядерной медицины).

Другая их составлявшая часть - военная - была где-то раз в тысячу больше - огромное количество радиоактивных отходов от атомного флота в самом разном виде. Подобной проблемой сейчас активно и успешно занимаются на севере, но и там всё ещё есть сильно загрязнённые объекты и территории.

РЦКДХ предстоит заниматься сбором всего, что нам осталось с советских времен. И это наследие находится сейчас на самых разных площадках. Совершенно очевидно, что лучше всего собрать все в одном месте.

Обращаться с ними, в принципе, можно двумя способами: как с обычными промышленными отходами - не напрягаясь ссыпать всё в одном месте, сделав свалку, и приемлемый вариант - там, где они находятся, их можно отсортировать, компактировать, упаковать в специальные контейнеры и потом отвезти в этот региональный центр кондиционирования и долговременного хранения. Минимальный срок эксплуатации таких пунктов хранения - 30 лет, а обычно и более.

Я, выбирая между свалкой и центром хранения (по аналогии с обычным мусором, это мусороперерабатывающий завод), двумя руками проголосую за цивилизованный и единственно приемлемый вариант обращения с РАО - центр по кондиционирования и долговременному хранению радиоактивных отходов.

Необходимость его строительства у меня сомнений не вызывает. Другое дело - выбор площадки для его строительства, вот к чему надо подходить тщательно и взвешенно.

Площадку хранения реакторных отсеков атомных подводных лодок (это самый крупногабаритный отход) организовали в районе бывшей военно-морской базы, где они "родились", так сказать. И это разумный шаг.

Можно посмотреть в Интернете пункт длительного хранения реакторных отсеков в Сайда-Губе в Мурманской области - что было до и что стало после. Раньше трёхотсечные блоки после утилизации раньше просто размещались на акватории. Думаю, ни у кого не возникнет сомнений, что стало значительно лучше.

Поэтому строить надо, но где - это как раз вопрос для обсуждения и широкой общественности тоже. И пусть она громко кричит - лишь бы по делу, чтобы сведущие и компетентные ответственные лица пришли и объяснили, почему там, а не тут, и зачем так, а не эдак и т.д.

Например, в Швеции, откуда я только-только приехал, в городе из двух тысяч человек пришли в каждую семью с объяснениями, что и где будут строить со всеми обоснованиями.

Это очень важно - много и подробно объяснять - со страниц СМИ, с экранов ТВ, через буклеты и брошюры, и на понятном и простом языке, чтобы не запутать и без того напуганных людей. Объяснить, что на этом объекте будут проводиться процедуры, подразумевающие первичную переработку и хранение РАО. У нас есть проблемы с нахождением РАО в Приморье, и эти проблемы необходимо решать.

Информацию о ввозе РАО из-за рубежа в России даже обсуждать не хочу - этот ввоз запрещён у нас по закону. Это уголовно наказуемое дело. В УК есть две статьи по этому поводу, которые осуждают за незаконное обращение с радиоактивными отходами и ядерными материалами. Ввозить в нашу страну отходы нельзя.

На севере России сейчас создается очень правильный и грамотный объект под жёстким контролем специалистов и общественности. А она там очень специфическая - почти все там служили, знают не понаслышке, технически подкованы и могут в случае чего и узкоспециальные вопросы задать, мол, всё ли и везде ли проверили.

Я знаю людей, которые там выходили на демонстрации, и протестовали они протии технически тонких вещей. А один из активистов, Сергей Жаворонкин, даже вошел в состав Общественного совета при Росатоме, который высоко оценил рациональные инициативы и предложения отдельных технических решений.

Такая внимательная и по делу выступающая общественность есть не везде, и её надо поддерживать, чтобы был разговор по делу, а не просто голословные утверждения, далёкие от действительности. Главная работа общественности в том, чтобы напоминать о контроле. Это в общих интересах - ничего не забыть и все сделать, как положено".