24 января 2015

Урановый рынок M&A ждет государственных решений

Шесть сделок M&A (M&A - распространённая в деловых изданиях аббревиатура от английской фразы "Mergers and Acquisitions" - "Слияния и поглощения" - прим. ред.) было закрыто в 2014 году в урановом секторе. В 2013 году их было три. Однако суммы их несопоставимы: $50 тыс. в нынешнем году против 1,3 млрд канадских долларов – в 2013-м. По мнению экспертов, это были не стратегические приобретения, а попытки юниорных компаний обратить на себя внимание инвесторов. Реальный рост на урановом рынке и, следовательно, увеличение стоимости компаний и их привлекательности для инвесторов напрямую будет зависеть от решений госструктур, формирующих политику в атомной энергетике.

В 2014 году в урановом секторе были закрыты минимум шесть сделок слияния и поглощения.

Урановое слияние

16 января 2014 канадский юниор AZINCOURT URANIUM INC закрыла сделку по приобретению 100% выпущенных акций частной перуанской компании Minergia S.A.C. (“Minergia”) у VenaResourcesInc и Cameco Global Exploration Ltd («дочка» CamecoCorp.). Компания владеет правами в двух проектах на юго-востоке Перу, занимая в общей сложности площадь 14,7 тыс. га, ресурсы по категориям measured and indicated составляют 18 млн фунтов закиси-окиси, прогнозные ресурсы – 17 млн фунтов.

17 января канадская компания Denison Mines закрыл сделку по приобретению всех выпущенных и находящихся в обращении акций Rockgate Capital Corp из расчета 0,192 акции Denison за каждую акцию Rockgate Capital Corp.Rockgate был куплен ради перспективного уранового месторождения в Мали.

6 июня 2014 года тот же Denison Mines приобрел все выпущенные и находящиеся в обращении простые акции компании IEC. В соответствии с условиями сделки, каждая акция IEC была обменяна на 0,26 простой акции Denison. Отдельные активы за пределами Канады были выделены в бывшую дочку IEC Spinco. По условиям соглашения, каждая акция IEC была обменена на 0.26 простой акции Denison, одну простую акцию Spinco и половину купона на приобретение дополнительной акции Spinco по цене $5 в течение шести месяцев. Выпущенные варранты и опционы IEC автоматически обменивались на опционы и варранты Denison с обменным коэффициентом 0,26.

22 августа Athabasca Nuclear Corporation сообщила, что компания закрыла сделку по приобретению у DG Resource Management Ltd100% долей участия в компании Wollaston NE Uranium Project, с активами в канадском Саскачеване. Проект представляет собой примерно 81 тыс. га в пределах перспективной структуры Волластон, где находится большая часть действующих и исторически существовавших рудников в бассейне Атабаски. Цена сделки – $50 тыс. (половина – до сделки, половина – в течение 12 месяцев после закрытия). Также Athabasca Nuclear Corporation выпустила 1,25 млн простых акций по цене $0,06 за штуку. К тому же сделка предусматривала выплату 1% роялти в пользу продавца и переход к покупателю уже существующих обязательств по выплате 2% роялти.

2 октября канадская Central Resources Corp закрыла сделку по приобретению частной урановой разведочной компании Canadian Uranium Corp. После этого Central Resource sизменила свое имя на Uranium Standard Resources Ltd. В соответствии с условиями сделки, Central Resources Corp выпустила дополнительно 7909779 обыкновенных акций в пользу владельцев Canadian Uranium Corp, из которых 3333332 акции были положены на эскроу-счет. После сделки доля владельцев экс-CentralResourcesCorp составила около 61,7%, а доля владельцев экс-CanadianUraniumCorp – примерно 38,3%.

Наконец, 29 октября 2014 года сингапурская Blumont Group Ltd сообщила, что она стала собственником 18053810 простых акций Azarga Uranium Corp, бывшей Powertech Uranium Corp. В соответствии с условиями сделки каждая акция Blumont обменивалась на 3,65 акций Azarga. В связи со сделкой Blumont также завершил консолидацию выпущенных акций: одна акция после сделки обменивалась на 10 акций до сделки. Кроме того, компания сделала частное размещение на 5 млн канадских долларов.

Как сливались урановые компании с 2010 года

Шесть сделок – это вдвое больше, чем в 2013 году, когда были закрыты всего три сделки (см. справку). Всего же в период с 2010 по 2013 годы, по оценкам аналитиков, рассматривались 17 сделок слияния и поглощения. Из них всего восемь были закрыты. Покупателями в трех из этих сделок выступил АРМЗ (покупка Mantra Resources и две сделки по UraniumOne, основные добывающие активы которой находятся в Казахстане), в одной – RioTinto, который 12 января 2012 года закрыл сделку по покупке Hathor Exploration за 578 млн канадских долларов. Наконец, TaurusPower, «дочка» китайской топливной компании China Guandong Nuclear Power, за 2,2 млн австралийских долларов приобрела Extract Resources.

В отличие от предыдущих лет, когда покупателями время от времени становились (или хотя бы хотели стать) крупные компании (АРМЗ, RioTinto, Cameco), в 2014 году «покупателями» в сделках были преимущественно юниорные компании. Исключение - Denison Mines, которого можно отнести к разряду middle company.

Еще одна особенность M&A сделок 2014 года – большинство из них происходили не за деньги, а за акции. Но даже сделка за деньги с участием Athabasca Nuclear Corporation несравнима по сумме со сделкой по консолидации UraniumOne ($50 тыс. против 1,3 млрд канадских долларов)

Более того, в 2014 году, в отличие от периода с 2010 по 2013 годы, крупные компании вообще перешли из разряда покупателей в разряд продавцов, избавляясь от непрофильных активов (см. выше сделку с участием Cameco Global Exploration Ltd). Еще один пример – Anfield Resources Inc приобрела у UraniumOne проект Shootaring Canyon uranium mill в округе Гарфилд (Юта) и портфель активов в Юте, Аризоне и Южной Дакоте за $5 млн, которые будут выплачены в течение 4 лет в виде наличных денег и акций. «У крупных компаний нет проблем с ресурсами, у них нет наличности, им неинтересны проекты, которым далеко до производства», – пояснил один из участников рынка.

Смысл альянсов юниоров – привлечь к себе внимание рынка, максимально поднять капитализацию и в конце концов выгодно продаться инвестору. Одна из таких возможностей – объединить территориально близкие активы, чтобы хотя бы попытаться стать более крупным проектом, интересным для больших игроков. Именно такой смысл усматривают участники рынка в первой в 2015 году урановой сделке M&A между базирующимися в США Energy Fuels и Uranerz.

Однако сами представители крупных компаний относятся к таким манипуляциям прохладно: «Быть «крупнейшим производителем с США» – это сопоставимо с одним средним рудником в Казахстане. И потом это только заявления», – прокомментировал на условиях анонимности представитель одной из крупных компаний.

Пока действия юниорных компаний в урановом секторе выглядят как попытки спастись и любыми средствами привлечь внимание инвесторов. Однако, как показала практика, реальное влияние на урановый рынок оказывают новости от потребителей, а если еще точнее – от регулятора. Напомним, спотовая цена на уран поднималасьв ноябре до $44 (с минимальных $28) за фунт после того, как в Японии Kyushu Electric Power Company получила разрешение на перезапуск двух своих реакторов на АЭС Сендай. Практически одновременно только на этой новости взлетели (до 50%) и акции некоторых юниорных компаний в урановом секторе. Это может свидетельствовать о больших ожиданиях инвесторов, которые не были удовлетворены в течение всего 2014 года, но пока о начале положительного тренда говорить не приходится. Цена урана на спотовом рынке снова упала, теперь фунт закиси-окиси торгуется на уровне $35,4.

M&A сделки в урановом секторе в 2013 году

9 декабря 2013 года Fission Uranium закрыл сделку по приобретению Alpha Minerals. Акционеры Alpha Minerals получили 5,725 акций Fission Uranium и $0.00001 за каждую акцию Alpha Minerals.

19 октября российский «Атомредметзолото» завершил сделку по консолидации 100% акций UraniumOne примерно за 1,3 млрд канадских долларов. В общей сложности, компания была оценена в 2,8 млрд канадских долларов.

20 ноября Toro Energy завершила приобретение проекта Mega Uranium’s Lake Maitland в обмен на 28% акций компании.