12 февраля 2020

Особенности французского атомного рынка

Atomic-Energy.ru

После того, как мы рассмотрели особенности и перспективы отечественного атомного рынка, полезно было бы взглянуть на устройство заграничных рынков. Естественно, рассматривать их мы будем не отвлеченно, а в сравнении с российскими реалиями и с точки зрения перспектив отечественных игроков. 

Ядерные компетенции Франции

Атомная энергетика Франции — одна из мощнейших в мире. В 2020 году Франция планирует выработать на атомных станциях порядка 395 ТВт-ч электроэнергии, столько же, сколько планировала в 2019 г. (т. е. не снижает пока доли АЭС в энергобалансе). Но в прошлом году планы были сорваны из-за затянувшихся остановов ряда блоков, и общая выработка французских АЭС составила всего 379,5 ТВт-ч.

Франция занимается собственными исследованиями и разработками в области ядерной энергетики, располагает технологиями производства реакторов, фабрикации ядерного топлива и утилизации радиоактивных отходов. В этом плане Францию можно сравнивать с Россией. И Международный экспериментальный термоядерный реактор заслуженно строится именно во Франции.

Сейчас атомная энергия составляет 75% в энергобалансе страны (первое место в мире по доле). Президент Франсуа Олланд в свое время пообещал сократить эту долю до 50% к 2025 году, однако это было чисто популистское решение. Новое правительство заявило, что провозглашенный Олландом срок нереалистичен. Кроме того, резкое сворачивание ядерной энергетики увеличит выбросы в атмосферу и поставит под удар энергоснабжение и рабочие места. Сейчас эта цель сдвинута на 2035 год.

Благодаря ядерной энергетике Франция является экспортером электроэнергии, снабжая, например, соседние Германию и Испанию. То есть выходит, что «антиядерный» курс немецкого и испанского правительств держится на французских АЭС. Экспорт электроэнергии приносит Франции около 3 млрд евро в год и составляет одну из главных строчек экспорта.

EDF — крупнейший оператор АЭС

В центре ядерной энергетики Франции (как и России) находится крупная энергокомпания, находящаяся в государственной собственности. 85% компании «Électricité de France» (EDF) принадлежит государству. EDF — крупнейшая в мире эксплуатирующая организация АЭС. Впрочем, то, что она находится в госсобственности, вовсе не означает, что она действует по каким-то иным, нерыночным, законам: она также ориентирована на прибыль и ставит перед собой чисто коммерческие цели.

EDF активно предлагает на экспорт услуги в области вывода из эксплуатации ядерных объектов и обращения с ОЯТ и РАО. EDF и компания «Veolia» создали СП «Graphitech» по выводу из эксплуатации графитовых реакторов. «Graphitech» будет искать контракты для участия в демонтаже таких реакторов во Франции, других странах ЕС и Японии.

К государству EDF прибегает, как правило, когда влезает в долги и убытки. Тогда финансовые дыры латаются при помощи бюджетных средств. Французская ядерная энергетика неоднократно обвинялась в значительном перерасходе средств и неспособности покрыть общие расходы на эксплуатацию, включая утилизацию отходов и демонтаж ядерных объектов.

Проблемы французских атомщиков

Впрочем, думается, проблема заключается не в ядерной энергетике как таковой, а в ошибках менеджмента и общей разболтанности европейского финансового механизма, так и не оправившегося от кризиса 2008 года. Промышленный капитал в наше время подчинен финансовому, так что банковский кризис втянул индустрию в свою воронку. После 2008 года прибыльность EDF сильно снизилась, компания не справляется с выплатой банковских долгов и прошла через ряд существенных реструктуризаций, сопровождавшихся массовыми увольнениями.

В адрес EDF раздаются и обвинения в падении качества выполнения работ, нарушении норм, в том числе при расширении АЭС "Фламанвиль". Так что в декабре 2019 года был принят план мер по повышению уровня качества на ядерных объектах EDF. Президент и генеральный директор EDF Жан-Бернар Леви заявил, что данный план позволит исправить выявленные нарушения и вернуть EDF прежний престиж и доверие государства.

Крупнейшим партнером EDF является Оrano SA (до 2018 года Areva), на 45% принадлежащая государству. Но и у этой промышленной компании имеются большие проблемы. Orano никак не может достроить третий энергоблок АЭС Олкилуото в Финляндии. Строительство ведется с 2005 года, а стоимость реактора уже выросла с первоначальных 3 млрд евро до 8,5 млрд.

Поставщики и кадры

Одной из важнейших проблем EDF и Orano является качество закупаемого оборудования. Это говорит о том, что не в порядке вся цепочка поставщиков французской атомной индустрии. Агентство ядерной безопасности Франции (ASN) недавно сообщило об инциденте второго уровня на энергоблоке №2 АЭС «Пенли». Сбой возник по вине электрооборудования, поставленного французской энергомашиностроительной компанией «Schneider Electric». Все поставленные детали подлежат замене.

То есть проблемы EDF — это лишь вершина айсберга, поскольку в кризисе находятся ее французские партнеры и поставщики. И это важный урок для отечественных игроков: без поддержки российских подрядчиков и поставщиков «Росатом» и сам может повиснуть в воздухе. Поэтому важно удержать их тандем. 

Также EDF работает с зарубежными поставщиками, включая «Westinghouse» и «MHI».

Еще одной серьезной проблемой EDF и всей французской ядерной энергетики является проблема кадров. В управленцах недостатка нет, а вот инженерных и научных кадров ощущается нехватка. Имеется дефицит и квалифицированных рабочих. Ветераны атомной индустрии бьют тревогу: старые работники скоро уйдут на пенсию, и их будет некем заменить. В чьих же руках окажется атомный парк страны?

Порог входа на французский рынок

На фоне собственных проблем французская атомная отрасль становится более открытой для сотрудничества с «Росатомом». В июле минувшего года «Росатом» и Комиссариат по атомной энергии и альтернативным источникам энергии Франции согласовали план сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. Стороны будут сотрудничать в области возобновляемых источников энергии, строительства и эксплуатации АЭС, цифровизации и в иных сферах.

Кроме того «Росатом» является давним поставщиком низкообогащенного урана во Францию.

Безусловно, «Росатом» привлечет к предстоящим российско-французским проектам своих проверенных подрядчиков. Так что при посредстве госкорпорации отечественные игроки смогут выйти на французский рынок. С другой стороны, «Росатом» становится дополнительным посредником, дополнительной инстанцией, процедуры которой нужно будет преодолеть.

Если же российские компании пожелают самостоятельно проникнуть на атомный рынок Франции, им придется пройти все ступени европейской сертификации, а это процесс долгий, трудный и затратный. Но зато получение сертификатов от европейских надзорных органов открывает путь не только на французский и не только на европейский рынок. Евросертификация ценится на многих внешних рынках, и без нее единственным «окном в Европу» являются тендеры «Росатома».

Сотрудничество превыше противоречий

Сегодня на фоне обострившихся политических и экономических противоречий страны «первого мира», к которым, безусловно, принадлежит и Франция, занимают протекционистскую позицию — стремятся поменьше ввозить и побольше экспортировать. Франция поставляет свои ядерные технологии в Китай, Финляндию, ЮАР, Южную Корею и Великобританию, желает строить АЭС во Вьетнаме.

Европейские обыватели, яростно протестующие против атомных электростанций и хранилищ РАО у себя под боком, не возражают против строительства ядерных мощностей в «нецивилизованных» странах. Психология «not in my back yard» подталкивает экспорт ядерных технологий.

Французские подрядчики поставляют оборудование и в Россию. Orano подписала с Электрохимическим заводом контракт стоимостью 40 млн евро на строительство второй установки для дефторирования обедненного урана.

Как бы ни складывались отношения между политиками разных стран, и как бы ни относились к мирному атому неистовствующие экоактивисты, ядерные объекты существуют и должны обслуживаться и эксплуатироваться должным образом: несмотря ни на что им нужны качественные комплектующие и квалифицированный персонал. Поэтому сотрудничество в сфере ядерной энергетики должно стоять превыше политики и идеологии.

Дмитрий Косяков, специальный корреспондент портала "Атомная энергия 2.0"