11 сентября 2008

Юрген Кроне: "Уникальность и масштабность задач"

Atomic-Energy.ru
Юрген Кроне

Проект TACIS «Определение стратегии обращения с радиоактивными отходами атомных станций на окончательном этапе обращения, включая разработку проекта закона и структуры организации» стартовал 1 января 2006 года. В его осуществлении участвуют эксперты из России, Великобритании, Германии, Голландии, Испании, Швеции и Франции. О первой части проекта «Разработка общей стратегии РФ по обращению с РАО, проект закона и организационной структуры» рассказывает его руководитель Юрген Кроне , исполнительный директор фирмы DBE Technology GmbH (Германия).

– Расскажите о целях и содержании вашей работы. На каком этапе находится проект?

– Россия недавно подписала и ратифицировала Объединенную конвенцию о безопасности обращения с ОЯТ и РАО. Чтобы следовать Конвенции, выполнять обязательства, России необходимо создать систему обращения с радиоактивными отходами, соответствующую международным требованиям. Кроме того, решение этого вопроса является необходимой предпосылкой развития ядерной энергетики в вашей стране.

Цель проекта – консультативная помощь России в создании такой системы. Мы уже обстоятельно изучили российскую ситуацию в области обращения с отходами, определили пути ее улучшения, провели детальный анализ всего западного опыта создания и функционирования соответствующих систем. Проект перешел в решающую стадию – разработки концепции по обращению с РАО в России. Предполагается также подготовка проектов правовых и административных документов, необходимых для внедрения усовершенствованной системы обращения с отходами. 

– Есть ли трудности в осуществлении проекта?

– Трудностей как таковых нет. Однако работы осложняет специфическая ситуация, сложившаяся в России. Во-первых, в вашей стране накоплено огромное количество «исторических» отходов, наследия времен «холодной войны». В мире почти нет примеров решения задач такого масштаба.

Во-вторых, сегодня идет реформирование Росатома, связанное с планами ускоренного развития атомной энергетики России. Есть опасения, что при этом вопрос обращения с отходами, как и прежде, будет решаться по остаточному принципу. С другой стороны, наши работы могут оказаться недостаточно согласованными со стратегическими целями, которые руководство Росатома преследует при реорганизации отрасли. И чтобы наши наработки принесли желаемый результат, требуется тесное сотрудничество с руководством агентства. 

– Каковы, на ваш взгляд, основные российские проблемы в области обращения с РАО?

– Самые большие трудности, несомненно, связаны с масштабностью этих проблем и отсутствием надлежащего финансирования. Более того, в будущем количество «исторических» радиоактивных отходов увеличится в результате вывода из эксплуатации недействующих ядерных объектов, которых в России очень много.

Проблемы существуют и на атомных станциях. Эти предприятия отвечают только за безопасность обращения с отходами на пристанционных площадках в период эксплуатации АЭС. Четкая концепция обращения с РАО на следующих стадиях, в частности, при их захоронении, пока не выработана. Нет и механизма накопления средств для таких работ. Если не исправить положение, отходы, накопленные в наше время, достанутся в наследство будущим поколениям. Возникает и ряд технических задач, для которых пока не найдено решения. В частности, не выработаны критерии приема РАО на захоронение. Значит, нет гарантии, что отходы, кондиционированные и упакованные на АЭС, будут соответствовать требованиям, предъявляемым при окончательной изоляции. Не исключено повторное кондиционирование и переупаковка. А это крайне нежелательно. 

– Что нужно для создания в России государственной системы управления РАО?

– Одна из основных задач – образование на федеральном уровне организации, ответственной за разработку и внедрение программы по обращению с РАО (в частности, их захоронения), вывод из эксплуатации недействующих ядерных объектов и обращение с «историческими» отходами, а также за централизованное хранение ОЯТ, не подлежащего переработке.

Необходим также специальный денежный фонд, состоящий из двух частей. Та, что предназначена для финансирования работ по обращению с эксплуатационными отходами, должна формироваться за счет отчислений производителей РАО. А работы по обращению с «историческими» отходами, захоронению РАО и выводу из эксплуатации недействующих объектов следует оплачивать из средств государства. Но можно привлечь и другие источники финансирования, например, сверхприбыльный бизнес.

Эти структуры целесообразно создавать, опираясь на соответствующий федеральный закон, где должны быть определены пути решения проблем обращения с РАО и выводу из эксплуатации ядерных объектов, а также ответственность сторон. 

– Опыт каких стран может быть наиболее полезен?

– Выделить какое-то одно государство нельзя, поскольку российская ситуация уникальна. Но можно заимствовать отдельные элементы национальных систем разных западноевропейских стран. Так, организация, ответственная одновременно за обращением с РАО, хранение ОЯТ и вывод из эксплуатации ядерных объектов, существует в Испании, создается в Великобритании. Специализированные фонды для финансирования работ по обращению с радиоактивными отходами, в частности, по захоронению РАО, есть в Голландии, Испании, Швеции и Финляндии. Нужно, однако, иметь в виду, что в некоторых странах сейчас идет частичное реформирование систем обращения с радиоактивными отходами. И очень полезно внимательно изучать причины и цели таких изменений.