19 ноября 2008

Александр Путилов: "Смена форм собственности не избавляет от ответственности"

Atomic-Energy.ru
Александр Путилов

Комплексное обеспечение ядерной, радиационной и экологической безопасности требует организовать надежное и экономически эффективное обращение с ОЯТ. Наш гость – Александр ПУТИЛОВ, доктор технических наук, профессор, лауреат премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники, генеральный директор ГНЦ ФГУП «Всероссийский научно-исследовательский институт неорганических материалов имени академика А.А. Бочвара».

 – Александр Валентинович, какова сегодняшняя ситуация с ОЯТ?

– ОЯТ – это облученное ядерное топливо, а не «отработавшее» или «отработанное», как думают многие. Это прежде всего энергетический ресурс, а до определенной степени выгорания – запас делящихся материалов. Но ОЯТ – очень специфический «функциональный» материал, со сложными и многообразными свойствами, включая появляющееся при облучении тепловыделяющих сборок (ТВС) ионизирующее излучение. В целом решение проблемы ОЯТ до конца пока так и не разработано. Сегодня ни одна из стран, развивающих атомную энергетику, не приступила к системной долговременной иммобилизации ОЯТ. Существуют программы окончательной изоляции ОЯТ, ведутся исследования, тем не менее начало такой системной работы постоянно откладывается, причем, во всех странах, развивающих ядерные технологии.

Специалисты до сих пор спорят, как относиться к ОЯТ: как к отходам или ценному сырью? Считать облученное ядерное топливо просто отходами слишком расточительно. В то же время извлечение полезных продуктов из ОЯТ – очень дорогостоящая операция, более того, она приводит к образованию вторичных РАО. Скорее всего, этот вопрос будет решен после выбора технологической платформы для атомной энергетики будущего. В настоящее время ясно только, что это будет технология замкнутого ядерного топливного цикла. Пока еще ведутся НИР и ОКР по выбору базового энергоблока. Если безопасность и конкурентоспособность реакторов на быстрых нейтронах будет экспериментально доказана, ОЯТ, накапливаемое сегодня, будет востребовано и переработано. Значит, эффективные технологии переработки топлива должны разрабатываться параллельно с созданием новой технологической платформы атомной энергетики. В любом случае судьба ОЯТ будет зависеть от требований экологической безопасности и экономической целесообразности.

 – Но что делать с облученным топливом сейчас? Перерабатывать?

– В нашей стране накоплено чуть менее 20 тыс. т ОЯТ. Переработать такой объем с использованием существующих мощностей очень трудно. Кроме того, есть часть ОТВС, в основном ранних экспериментальных типов, которые уже сейчас можно отнести к неперерабатываемому топливу. Поэтому главная задача сегодня – обеспечение надежного и экологически безопасного долгосрочного хранения ОЯТ и разработка необходимых инновационных технологий. И это надо делать без промедления, учитывая, что с ускоренным развитием атомной энергетики количество ОЯТ будет расти. А проблему переработки надо решать системно, создавая новые мощности.

 – Существуют ли надежные методы хранения?

– ОЯТ, в основном, размещено в «мокрых» хранилищах при АЭС, это обеспечивает его эффективное охлаждение и радиационную защиту. Однако при длительном пребывании в воде из-за коррозии материалов ухудшается состояние как облученных ТВС, так и самих бассейнов выдержки. Поэтому в последнее время во всем мире начинается переход к «сухому» способу хранения накопленного ОЯТ, который позволит обеспечить безопасное обращение с ОТВС в течение более 50 лет.

В мире есть несколько отработанных технологий «сухого» хранения ОТВС. Это, прежде всего, специальные контейнеры для хранения облученного ядерного топлива и стационарные хранилища. Первые требуют минимальных текущих затрат, вторые более дорогостоящие в эксплуатации, однако на их сооружение уходит меньше капитальных вложений.

В России существует опыт создания транспортных упаковочных комплектов, предназначенных для перевозки ОТВС. Однако для организации контейнерного хранения ОЯТ на такой технической базе нужны большие производственные мощности. Капитальное «сухое» хранилище – камерного типа – строится сейчас на Горно-химическом комбинате в Железногорске. Ввод его первой очереди позволит решить проблему переполненных пристанционных бассейнов на АЭС с реакторами РБМК-1000. Кроме всех ОТВС таких энергоблоков здесь будут размещены и сборки реакторов ВВЭР-1000.

 – Сейчас начинается акционирование атомной отрасли. Безопасна ли передача ядерных установок и материалов в частные руки?

– Думаю, здесь нет риска. Смена форм собственности не избавляет от ответственности. Тем более, что атомная промышленность, в силу стратегической и социально-политической значимости, не может быть приватизирована в традиционном смысле. Именно поэтому 100% акций ОАО «Атомный энергопромышленный комплекс» находится в федеральной собственности. Более того, согласно вышедшему недавно закону внесение имущественных комплексов в уставной капитал ОАО «Атомный энергопромышленный комплекс» не может осуществляться иначе, чем по указанию президента страны. А он – Верховный главнокомандующий и знает, что может нанести ущерб безопасности, а что нет.

Государство остается основным гарантом обеспечения безопасности при использовании ядерных технологий и обращении с РАО и ОЯТ. Оно должно создать и обеспечить функционирование стройной национальной законодательной системы, четко регламентирующей всю деятельность в этой области. Необходимо определить национальную политику и стратегию обращения с ОЯТ, закрепить в законодательной базе наличие необходимых ресурсов – инфраструктуры, современных технологий, квалифицированного персонала – и главное, достаточного долговременного финансирования, в том числе в отдаленном будущем.

Власть также отвечает за то, чтобы в России были все организации, необходимые для решения проблемы ОЯТ – и управляющие структуры, и предприятия, своевременно и безопасно выполняющие технологические операции: подготовку ОТВС, их транспортирование, долгосрочное хранение, последующую переработку или захоронение. Очень многое зависит от науки, инновационных технологий. Их разработка – тоже забота государства.

 – А как преодолеть противоречие государственного и частного?

– Нужна организация государственно-частного партнерства. Это довольно сложный комплекс договорных взаимоотношений между заказчиком, инвесторами, поставщиками, регулирующими органами и властью различного уровня. При этом ответственность и полномочия всех участников должны быть жестко регламентированы законодательством.

В мире сформировалось несколько базовых моделей сотрудничества государства и бизнеса. Это разнообразные контракты, лизинговые отношения, а также концессия. За рубежом последняя модель часто применяется при осуществлении крупных, капиталоемких проектов. Концессии носят долгосрочный характер, что позволяет осуществлять стратегическое планирование, дают бизнесу большую свободу в принятии решений. Тем не менее, у государства остается достаточно рычагов воздействия, а также право распоряжения своей собственностью.

А чтобы установить долгосрочные взаимоотношения с бизнесом, государство должно обеспечить прозрачное и эффективное распределение заказов, определить соответствующие гарантии и обеспечить благоприятные условия для предпринимательской деятельности.

 – Частный бизнес сможет заниматься обращением с ОЯТ?

– Думаю, не везде и не всегда. Это вопрос сложный, особенно учитывая, что и в более безопасных сферах опыт у нас невелик. Безопасность обращения с отходами должна быть гарантирована на сотни лет вперед, и обеспечить ее могут только государственные структуры. Однако это не исключает частной коммерческой деятельности на отдельных этапах заключительной стадии ЯТЦ. Подготовку ОТВС на атомных станциях, их транспортирование и даже долговременное хранение можно доверить коммерческим структурам – разумеется, на определенных условиях, которые еще предстоит обосновать. Следует проанализировать зарубежный опыт, ведь во многих странах атомные электростанции частные. Значит, и обращение с ОЯТ на них – это процедура взаимодействия общества, государства и личности, направленная на обеспечение безопасности. Ключевой момент в этой сфере – культура безопасности. Очень важна подготовка специалистов, которые могут создать технологические комплексы по обращению с ОЯТ и обеспечить их эксплуатацию, гарантированно безопасную и экономически эффективную. Наш институт занимается этим, но до окончательных результатов еще далеко.


Для финансирования с вновь образующимся ОЯТ можно создать специальный фонд, куда будут стекаться средства, отчисляемые организациями, эксплуатирующими ядерные установки. Либо полностью возложить финансирование на государственный бюджет, установив специальные отчисления с этих организаций.

 – Кто должен финансировать обращение с облученным топливом?

– Государство несет прямую финансовую ответственность за накопленное ОЯТ. Ведь средства, необходимые для обращения с облученным топливом, не были своевременно зарезервированы при бюджетном планировании, а создание большинства ядерных установок осуществлялось за государственные средства. Обращение с вновь образующимся ОЯТ можно финансировать двумя способами. Либо создать специальный фонд, как принято во всем мире, куда будут стекаться средства, отчисляемые АЭС и другими организациями, эксплуатирующими ядерные установки. Либо полностью возложить финансирование на государственный бюджет, установив специальные отчисления с этих организаций. Разумеется, затраты на обращение с ОЯТ увеличат себестоимость продукции атомной энергетики.

Общество вынуждено платить за использованные киловатт-часы, и цена эта зависит от технологического совершенства всех стадий топливного цикла, от добычи урановой руды до утилизации отходов. Кстати, если сравнить ЯТЦ с угольным топливным циклом, еще неизвестно, за какой из них общество будет вынуждено заплатить больше, в пересчете на полученные киловатт-часы. Значит, уже сегодня необходимо выбрать наиболее экономически эффективную модель долгосрочного хранения ОЯТ, вести работы по замыканию ядерного топливного цикла. Это обеспечит общество энергетическими ресурсами на сотни лет вперед при поддержании необходимого уровня безопасности.