16 января 2011

Директор Реакторного завода СХК Олег Бояринов: "Реактор вахту сдал"

Страна Росатом

Сибирский химический комбинат — градообразующее предприятие Северска — всегда в эпицентре общественного интереса. Поэтому топливная компания «ТВЭЛ», куда наряду с другими заводами разделительно-сублиматного комплекса вошёл и СХК, считает развитие комбината неотъемлемым элементом своей стратегии.

Но помимо обязательной модернизации разделительных мощностей здесь планируется заложить новые перспективные направления. В их числе — инновационная технология по выводу из эксплуатации отработавших срок реакторных установок. За более чем полувековую историю атомной промышленности их накопилось достаточно много как в России, так и во всём мире.

Очень хочется быть первым

Так называемый Объект № 5 (ныне — южная площадка Реакторного завода) построен в 1953 году и предназначался для получения оружейного плутония. Один за другим были пущены три ядерных реактора: И‑1, ЭИ‑2 и АДЭ‑3. С реактора ЭИ‑2 началась история Сибирской АЭС — одновременно с наработкой оружейного плутония шло производство электроэнергии. Кстати, именно Сибирскую АЭС в среде атомщиков принято считать первой настоящей промышленной атомной электростанцией (реактор, ранее сооружённый в Обнинске, имел слишком малую мощность — всего 5 МВт). Впоследствии, с вводом в 1965 году второй очереди Сибирской атомной электростанции (северная площадка Реакторного завода, или Объект № 45), появились ещё два реактора — АДЭ‑4 и АДЭ‑5, продолжившие наработку оружейного плутония и электроэнергии. Позже, в 1973 году, была построена тепломагистраль к городу Томску, что позволило снабжать областной центр дешёвой энергией. Реакторы обеспечивали 30–35% тепла, необходимого для отопления жилого массива Томска, и более 50% тепла, необходимого для Северска и промплощадок комбината. Однако ничто не вечно. Холодная война закончилась, и наработчики плутония оказались не нужны. Первые три реактора были остановлены в 1992 году. Потом наступила очередь ещё двух реакторов — АДЭ‑4 и АДЭ‑5. Однако перед этим пришлось создавать замещающие энергетические мощности — реконструировать Северскую ТЭЦ. Сейчас все пять промышленных уран-графитовых реакторов СХК находятся на разных стадиях вывода из эксплуатации. Сотрудники комбината об этом говорят с лёгкой грустью. В то же время именно с момента прекращения функционирования реакторов начался новый виток истории. С сентября 2004 года реакторные производства комбината (Объект № 5 и Объект № 45) объединились в комплекс — Реакторный завод. С июня 2008 года, когда был остановлен АДЭ‑5, предприятие перешло исключительно на мирную деятельность. А вскоре на его территории был создан первый в отрасли Опытно-демонстрационный центр (ОДЦ) по выводу из эксплуатации уран-графитовых ядерных реакторов.

Плазма справится с отходами

Как рассказал директор Реакторного завода СХК Олег Бояринов, именно по инициативе ОДЦ подготовлена концепция вывода из эксплуатации промышленных уран-графитовых реакторов (ПУГР) по варианту «безопасное захоронение на месте». Отработка уникальной технологии ведётся на самом заводе. Он базируется на двух площадках — южной и северной, площадью 141,4 и 90,7 га соответственно. Здесь располагается 81 сооружение различного назначения, в том числе три остановленных реактора на южной площадке и два реактора на северной. В настоящее время специалисты занимаются всеми пятью реакторами. Особое внимание уделяется мероприятиям по обеспечению экологической безопасности и охране окружающей среды. Выполняется комплекс работ по повышению надёжности действующих хранилищ радиоактивных отходов. Развивается технология электрохимической дезактивации металлических РАО — оборудования и трубопроводов ПУГР, с целью безопасного возврата в промышленный оборот части материалов. В дальнейшем ОДЦ рассчитывает распространить свой опыт на другие объекты. Промышленные уран-графитовые реакторы имеются и в Красноярском крае — на Горно-химическом комбинате, и в Челябинской области — на производственном объединении «Маяк». То есть открывается весьма обширное поле деятельности.

— По срокам вывод из эксплуатации сопоставим со строительством ядерных реакторов с нуля, — рассказывает Олег Бояринов. — На первом этапе необходима лицензия Ростехнадзора, для получения которой требуется всестороннее обоснование безопасности. СХК уже имеет такие лицензии по трём из пяти своих реакторов. Проводится также зондирование графитовой кладки, подробный спектрометрический анализ, определение количества делящихся материалов, оценка состояния графита и т.п. Такое зондирование может быть начато не раньше, чем через год после остановки. По итогам этой работы обнинский ФЭИ даёт заключение о ядерной безопасности.

Но это лишь первые шаги. Дальше внутри шахты идёт демонтаж, сооружаются и укрепляются защитные барьеры, изолирующие реактор от окружающей среды. Демонтируется также внешнее оборудование и надземные элементы строительных конструкций, помещения подземной части заполняются глиносодержащими барьерными материалами, строится внешний барьер безопасности на основе гелеобразующих алюмосиликатных полимеров. Наконец, в соответствии с проектом вывода из эксплуатации ликвидируются хранилища низкоактивных РАО. Для их утилизации подготовлен и ожидает госэкспертизы проект комплекса плазменной переработки РАО производительностью до 1 тыс. т в год, дающий на выходе шлаковый компаунд с высокой механической прочностью и химической стойкостью, пригодный для окончательного захоронения.

— Опытно-демонстрационный центр, как и всякий первопроходец, сталкивается с огромным количеством трудностей, — сетует директор Реакторного завода. — Не хватает нормативной базы. Кроме того, требуется отработка целого ряда новых технологических решений. Для ПУГР, например, нужна эффективная технология обращения с радиоактивным графитом.

Новый бизнес совсем не лишний

Однако все эти проблемы центру по плечу. На руку играет весомое конкурентное преимущество — СХК, вероятно, единственное в мире предприятие, имеющее в своём составе полный комплекс производств ядерного топливного цикла, включая элементы обращения с радиоактивными отходами и облучённым ядерным топливом. А на площадках завода есть и ядерные реакторы, и АЭС, и различного типа хранилища РАО, и бассейны с отработанными твэлами. Решение вопросов вывода из эксплуатации позволяет получить универсальный опыт, пригодный для использования на любых объектах отрасли. В перспективе ОДЦ готов заниматься проектами вывода из эксплуатации атомных станций концерна «Росэнергоатом» и уже предпринимает некоторое шаги в этом направлении. Руководство «ТВЭЛ» одобрило бизнес-план по созданию дочернего предприятия на базе завода. В 2009 году выигран тендер на реализацию проектов по выводу из эксплуатации блоков Белоярской и Билибинской АЭС. Контракты рассчитаны на три года.

— Атомной отрасли России по мере развития придётся всё больше внимания уделять вопросам вывода из эксплуатации объектов, исчерпавших свой ресурс, — убеждён Бояринов. — Перед Реакторным заводом открывается огромный фронт работ. Мы твёрдо решили сделать из этого направления эффективный бизнес. Учитывая уникальный опыт успешной реализации подобных проектов, существуют хорошие перспективы коммерциализации таких услуг. В дальнейшем СХК может стать одним из ведущих международных операторов в данной области. Социальная политика на СХК неизменна: многомиллионная программа помощи Северску и Томской области финансируется исключительно из прибыли комбината. В 2006 году в городе был построен крытый ледовый каток и появилась освещённая лыжная трасса, в 2007 году — плавательный бассейн. В приоритете поддержка молодых специалистов, стремящихся активно участвовать в решении научно-производственных задач. Все эти мероприятия довольно затратные, и доходы от нового бизнеса будут для сибиряков совсем не лишними.

— А Чернобыльскую АЭС взялись бы вывести? — спрашиваю у Бояринова.

— Это очень непросто, хлопотно и дорого. Одна Украина точно не справится, потребуется помощь всего мирового сообщества. В любом случае поучаствовать в этом процессе со своим багажом знаний нам было бы интересно.

Автор: Михаил Осин