11 октября 2013

Евгений Романов: "До Тверской станции у нас, боюсь, руки в ближайшем будущем не дойдут"

Евгений Романов, генеральный директор Концерна "Росэнергоатом":

В течение года я стараюсь бывать на всех наших станциях (и не по одному разу). Много лучше и продуктивнее с рядом вопросов разбираться на месте. И в ходе каждой поездки помимо рабочих вопросов стараюсь выделить время для прямого общения с сотрудниками станции.

Месяц назад с удовольствием побывал на Калининской АЭС. На встрече с персоналом порадовался обилию вопросов. Не скрою, что иногда на подобных встречах люди то ли не хотят то ли пугаются руководства и приходится говорить мне одному. Здесь все было не так, за что коллегам – большое спасибо. С некоторыми вопросами и ответами, думаю, и вам будет интересно ознакомиться.

— Многих интересует вопрос строительства в Удомле такого серьезного объекта как Центр хранения информации. Как решается этот вопрос?

— Вопрос решается положительно, это крайне важная история, которая позволит нам обеспечить и сформировать правильного потребителя около станции. Это очень интересная, амбициозная задача, и мне приятно, что этот пилотный проект выпадает для коллектива Калининской станции. Я со своей стороны его всячески поддерживаю, мы сейчас проходим необходимые инвестиционные согласования, я уверен, что этот проект будет реализован.

— Решение задач, которые стоят перед Концерном, невозможно без квалифицированного персонала. Каким образом планируется стимулировать привлечение опытного персонала в качестве инструкторов? Сейчас эти рычаги довольно слабые.

— Я полностью согласен, что у нас институт наставничества — или менторство — не так развит, как на западе. Там передаче опыта уделяется большее внимание. На годовой конференции Госкорпорации «Люди Росатома» и внешние аналитики, и внутренние сообщества отмечали, что  в отрасли эта история всегда была принята, всегда поддерживалась, но за постсоветское время в значительной степени была утеряна, и теперь этот институт наставничества не имеет должной поддержки и должных инструментов. Эту историю как ключевую задачу взял на себя блок по работе с персоналом Госкорпорации на этот год, и они обещали, что ближе к осени начнем обсуждать те механизмы, которые можно будет внедрять и применять.

— Вы говорили, что решена проблема с графитовой кладкой на ЛАЭС. Какие изменения в дорожной карте произошли? Будет ли перспектива по Тверской АЭС?

— Изменения в дорожной карте произошли, и она пересматривается в первую очередь в пользу замещающих мощностей для блоков типа РБМК по причине деградации графитовой кладки. У нас проводились изыскательские работы по Курской станции, организационные работы по Смоленской станции. На Ленинградской уже давно блоки строятся. Поэтому необходимость сооружать замещающие мощности, и как можно быстрее, остается. И дорожная карта была пересмотрена с учетом замещения блоков РБМК.

С другой стороны, вы наверняка видели сообщение в прессе о том, что у нас страны Балтии решили отсинхронизироваться от нашей энергосистемы и синхронизироваться с европейцами. В связи с этим руководство страны вынуждено принимать сложное политическое решение, что делать с энергетикой Калининградской области, которая как суверенная часть нашего Российского государства не должна попадать в зависимость от европейских стран, и поэтому будет существовать в режиме автономии. В режиме энергетической изоляции два блока большой мощности, которые мы там строим, — не самые удобные для энергоснабжения региона.  Министерство энергетики активно просчитывает различные варианты, и самыми интересными являются варианты с дополнительными маленькими блоками. В этом смысле дорожная карта тоже претерпевает изменения.

Нам в этой дорожной карте очень важно найти некий баланс из-за ограниченного инвестиционного ресурса, грамотно распределить имеющиеся средства. В противном случае мы можем породить большой объем незавершенного строительства. К слову, в этом году впервые за четыре года мы получили позитивную оценку от руководства Госкорпорации по управлению капстроем. Это демонстрирует, что мы научились вести сразу несколько объектов в разной стадии строительства вполне успешно, с сохранением сроков и финансовых параметров.

До Тверской станции у нас, боюсь, руки в ближайшем будущем не дойдут. Прогноз энергопотребления был скорректирован системным оператором в меньшую сторону, то есть энергопотребление растет не такими темпами, как предполагалось. И когда мы рассуждаем на тему, где строить новые станции, то единое мнение – чем восточнее, тем лучше.

Таким образом, приоритеты наши такие: Ленинградская, Смоленская, Курская, Балтийская АЭС.

— Евгений Владимирович, на сегодняшний день в ЕУСОТ существует две оценки, по результатам которой работникам устанавливается интегрированная стимулирующая надбавка. Первая из них — это было положение о профессиональных статусах, и вторая – по результатам программы РЕКОРД. С каждым годом количество персонала, работников, которые оцениваются по программе РЕКОРД, увеличивается. Планируется ли перевод всех работников на оценку по программе РЕКОРД, либо у нас так и будут два положения? И аналогичный вопрос по заполнению карт КПЭ: планируется ли перевод всех работников станции на оценку по ключевым показателям эффективности?

— На второй вопрос — 100% нет, потому что у нас далеко не каждый труд должен измеряться через ключевые показатели эффективности, у нас все-таки есть категории работников, которые просто должны монотонно выполнять свою работу. Нельзя, условно говоря, работнику, который стоит на конвейере, устанавливать показатели, которые будут его стимулировать … закрутить большее количество гаек, чем положено. Ровно то же самое мы говорим про наших операторов. Какие КПЭ? Их задача – придти и надежно и добросовестно выполнить ту работу, которую они выполняют – отслеживать работу блоков. Поэтому ответ «нет».