24 января 2020

Александр Беляев, главный инженер Ленинградской АЭС-2: "Почему за рубежом строят АЭС, как в «городе Путина»"

На новой площадке Ленинградской атомной электростанции (ЛАЭС) завершают строительство второго сверхмощного энергоблока. Его запуск планируется в этом году. Такие реакторы не позволят допустить трагедии, подобной фукусимской в 2011 году. О преимуществах новых водо-водяных энергетических реакторов (ВВЭР-1200) рассказал главный инженер ЛАЭС-2 Александр Беляев.

– В чем их уникальность?

– Любая технология базируется на опыте предыдущих поколений. В советское время была сконструирована реакторная установка ВВЭР-1000. В России и за рубежом (в Чехии, Болгарии, Китае, Индии, Иране и Украине) сейчас действует 37 таких блоков. Эти блоки стали прототипом для нашего ВВЭР-1200.

– Почему отечественный блок удостоен внимания не только в нашей стране, но и за рубежом?

– Потому что это наиболее безопасный блок в России и мире поколения III+. Его проект был разработан в 2007 году, и в нем изначально были предусмотрены специальные технические средства управления тяжелыми запроектными авариями, подобными той, которая произошла на АЭС «Фукусима». Такая авария на нашем блоке невозможна. Вот это самое главное.

– Но в прессе можно встретить и критические публикации.

– Мы можем по праву гордиться тем, что сделали проектировщики, конструкторы, строители, изготовители оборудования и уже сейчас делает эксплуатирующая организация. Это говорит о том потенциале, который есть в нашей стране. Когда этот потенциал виден, когда он продемонстрирован, у кого-то это может вызывать определенное неудовольствие. Мы все живем в конкурентной среде. Существует конкуренция в мире, и для того, чтобы продвигать свои продукты, нужно куда-то задвинуть другие.

Но есть просто объективные данные в части эксплуатации энергоблоков, их устойчивой и эффективной работы. У нас сооружен объект, который будет работать практически 100 лет. Да, надо еще посмотреть, сколько эшелонов угля нужно привезти, чтобы обеспечить такую выработку, и как это будет влиять на экологию. Но радиационный фон вокруг ЛАЭС сейчас в три раза меньше, чем на гранитных набережных Петербурга, и в пять раз меньше, чем вокруг тепловых угольных электростанций. 

– Где-то писали, что при монтаже трубопровода в вашем реакторе якобы были подделаны показатели качества сварных швов.

– Закон об использовании атомной энергии подразумевает, что любое лицо может обратиться с запросом и получить объяснения, касающиеся вопросов ядерной безопасности.

Главный циркуляционный трубопровод, о котором вы говорите, был неоднократно проверен. Замечаний нет. Недавно в период планового предупредительного ремонта выполнялся ультразвуковой контроль этого трубопровода и примыкающих к нему узлов. Никаких замечаний не выявлено. Причем этот контроль выполнялся хорватскими специалистами из организации, которая производит оборудование автоматического контроля металла. Они приезжали и делали свое заключение.

Что касается безопасности, то у нас никто ничего не скрывает. Открытость определена законом. Кроме того, всем понятно, какая на нас лежит ответственность, в том числе уголовная.

Но самая главная ответственность – перед нашими семьями, нашими детьми, которые живут здесь, в Сосновом Бору. Кстати, за последние два года у работников Ленинградской атомной станции родились 337 детей. Свои жилищные условия улучшили, то есть приобрели новое жилье, с 2011 года 2045 работников. Так что есть о ком заботиться и что беречь.

– Портфель зарубежных заказов Росатома – 36 таких энергоблоков. Что привлекает иностранцев?

– Начиная с 2001 года мы построили в России и за рубежом 21 блок по российским проектам. Никто в мире столько не строит. Кроме одного, Белоярского, все они по технологии ВВЭР. И самое главное, что мы же не просто строим блок. Мы осуществляем его дальнейшее сопровождение, готовим зарубежных специалистов в соответствии с нашей нормативной базой. А она, кстати, учитывает все самые строгие требования международного законодательства.

– А к нам на ЛАЭС иностранцы приезжали?

– Да, и не один раз. В 2017 году приезжал руководитель Международного агентства по атомной энергии мистер Амано. Он ознакомился с техническими средствами управления тяжелыми авариями. Его все полностью удовлетворило.

Много разных делегаций приезжает на ЛАЭС, в том числе из Европы. Проводишь экскурсию, показываешь все объекты, и настороженность и недоверие, которые вначале видишь на их лицах, пропадают. Потом выходят и говорят: «А мы думали, что это все только на картинках». Зарубежные специалисты – англичане, американцы, австралийцы, финны, венгры, чехи – все проникаются уважением. Уважением за то, что мы самостоятельные, ни от кого не зависим и можем вводить в строй такие серьезные объекты. Ведь очень немногие страны это могут реально сами делать. И к нам обращаются, говорят: давайте вместе построим атомную станцию – хотим АЭС, как в городе Владимира Путина!

На заметку

Новые энергоблоки считаются передовым продуктом для всей мировой атомной энергетики. Главные плюсы – это прежде всего безопасность, экономическая эффективность, современные системы автоматического управления и контроля. Еще один важный пункт – больший срок эксплуатации: 60 лет, с возможностью его продления.

Цифры

56% электроэнергии, потребленной в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2019 году, поставила Ленинградская АЭС.

Четыре водо-водяных энергетических реактора (ВВЭР-1200) будут работать на новой площадке Ленинградской атомной электростанции в общей сложности.