26 января 2021

Игорь Котов, генеральный директор "АЭМ-технологии": "Заказчик оборудования для АЭС должен "пощупать" его, посмотреть вживую, а не виртуально"

АО "АЭМ-технологии", входящее машиностроительный дивизион госкорпорации "Росатом" - единственное в России предприятие, способное изготавливать полный комплект ключевого оборудования реакторного зала АЭС. В компанию входят инжиниринговый центр и две производственные площадки - филиалы "Петрозаводскмаш" в Петрозаводске и "Атоммаш" в Волгодонске. О планах развития компании, которая также интересуется водородной энергетикой и инфраструктурными проектами в рамках развития Севморпути, в интервью "Интерфаксу" рассказал гендиректор "АЭМ-технологии" Игорь Котов.

- "АЭМ-технологии" производит ключевое оборудование как для российских, так и для зарубежных АЭС. Как вы прошли 2020 год, справились с пандемией, "удалёнкой", приходилось ли останавливать работу производственных площадок или прекращать выпуск продукции?

- Наша специфика - длинный производственный цикл, а срок изготовления оборудования - до трех лет. Многие производственные операции - это длительные непрерывные процессы, поэтому любая остановка может повлиять на сроки изготовления. Ситуация с пандемией для нас, как, пожалуй, и для всей промышленности, стала серьезным вызовом. Сотрудников головного офиса в Санкт-Петербурге и в офисах на производственных площадках в Волгодонске и Петрозаводске мы достаточно оперативно перевели на удаленный режим работы. Это было сделано для 70% этой категории персонала. Сотрудников на производстве сразу обеспечили масками, перчатками, санитайзерами, перераспределили графики работы, организовали тестирования, термометрию, логистику и питание, не допуская скопления людей в одно время и в одном месте.

Мы прекрасно понимали, что не можем просто взять и остановить производство. У нас в основном крупные зарубежные заказы, которые выполняются по договорам в рамках межправительственных соглашений. Мера ответственности за сроки и качество высока, даже в ситуации форс-мажора.

Несмотря на все трудности, в 2020 году состоялось много важных отгрузок оборудования. Мы изготовили три реакторных установки и 18 парогенераторов. Ни в современной России, ни в Советском Союзе такого количества оборудования в течение года изготовлено и отгружено одновременно не было.

- Какие финансовые показатели ожидаются по итогам 2020 года?

- Последние два года компания кратно растет. Мы начинали программу наращивания мощностей в 2018 году, получив выручку за 2017 год чуть более 9,2 млрд рублей, а в 2019 году выручка уже превысила 20,4 млрд рублей. По итогам 2020 года ожидаем 25 млрд рублей.

В 2019 году компания зафиксировала небольшой убыток в размере 144 млн рублей, что не было связано с операционной деятельностью. По итогам 2020 года мы выходим на показатель чистой прибыли. О результатах говорить еще рано, но она будет больше миллиарда.

- Какой у вас объем инвестпрограммы?

- Наша программа модернизации и расширения производственных мощностей тесно связана с "дорожной картой" "Росатома" по строительству новых энергоблоков. На период 2018-2023 годы она составляет 7,3 млрд рублей. Сейчас мы уже реализовали более половины наших инвестиционных планов.

Тут, конечно, есть свои особенности. Мы закупаем и устанавливаем очень сложное оборудование, изготовление которого может занимать от 12 до 14 месяцев. Также учитываем время, необходимое на проведение всех закупочных процедур. Сегодня остается еще порядка 2-2,5 млрд рублей инвестиций, и мы как раз находимся в процессе решения процедурных вопросов по их использованию.

- Объем портфеля заказов по итогам 2020 года на каком уровне?

- По итогам года портфель заказов составляет 179 млрд рублей.

- Планируется ли прирост портфеля в 2021 году?

- Да, в 2021 году планируем прирост. Однако планы все равно меняются. Портфель заказов есть, контракты есть, но сейчас взаимодействие с иностранными заказчиками на фоне пандемии значительно осложнилось. Показать производство вживую или в принципе слетать в другую страну - целая история.

Тем не менее, планируем нарастить портфель на 4-5 млрд рублей к достигнутому, ориентировочный прогноз по выручке на 2021 год составляет 28-31 млрд рублей.

- Были ли у вас случаи переноса контрактации на фоне пандемии?

- Контрактацией мы как таковой не занимаемся, это идет единым портфелем "Росатома", который контрактует АЭС, мы являемся поставщиками. Но с точки зрения изготовления, конечно, бывают сдвиги в текущих условиях.

При сдаче оборудования у нас существует большое количество контрольных точек. Есть те, которые мы фиксируем для себя, а есть "точки останова": пока заказчик из Индии, Китая или Бангладеш, к примеру, не придет и лично не убедится в качестве выполнения, мы к следующей операции перейти не можем. И вот тут пандемия, особенно в отношениях с инозаказчиками, создает определенные сложности.

Сейчас мы активно пытаемся развивать удаленную приемку. В 2020 году мы провели входные контроли на заготовки парогенераторов и корпуса реактора с участием наших иностранных заказчиков в дистанционном режиме. Применяли простые, но эффективные технические решения, позволившие организовать защищенную онлайн-трансляцию через интернет с использованием ручных видеокамер и снимающих общий вид оборудования. Пробуем применять очки дополненной реальности. Пока тестируем технологию между собой, пытаемся понять, как это выглядит глазами заказчика.

Атомная энергетика - это сложное оборудование, и каждый заказчик должен лично поучаствовать в приемке, пощупать рукой, вживую посмотреть, а не виртуально, с другого конца мира. В регламентирующих документах нигде удаленная приемка пока не прописана, а мы все-таки жестко зарегламентированная отрасль. Но мы идем в эту историю и понимаем, что за ней будущее.

- Помимо оборудования для атомной энергетики, вы производите оборудование для нефтегазовой отрасли. Какую долю оно занимает в структуре доходов?

- Его доля в нашей общей выручке невелика. В связи со значительной загрузкой по проектам для атомной промышленности мы для себя определили, что по этому направлению в год надо выпускать сторонних продуктов примерно на 2 млрд рублей. Поэтому пока в общей выручке доля таких проектов составляет около 10%. Задача, конечно, в будущем увеличить долю выручки от реализации оборудования для нефтегазовой отрасли до 20%.

- "Росатом" сейчас активно развивается как транспортная компания, планируете ли вы осваивать новое производство?

- Несомненно, будем участвовать во всех проектах, в которые сегодня идет "Росатом". "АЭМ-технологии" - это очень большие производственные мощности, но надо, прежде всего, понимать, в состоянии ли мы это делать и какие понадобятся инвестиции. Сейчас активно обсуждаем с нашими коллегами тему водородной энергетики. Не производство водорода, а именно изготовление у нас соответствующего оборудования.

Кроме того, интересует все, что касается Севморпути и любых инфраструктурных проектов, с точки зрения возможности выпуска металлоконструкций, судовой арматуры, сосудов, работающих под давлением, без давления. Во-первых, это интересно и перспективно, во-вторых - мы входим в "Росатом", и будет странно, если наши мощности не будут для этих целей использоваться. Поэтому, конечно же, во всех новых направлениях бизнеса госкорпорации, там, где мы в состоянии что-то предложить, мы обязательно будем участвовать.