1 июля 2021

Александр Уваров, АтомИнфо.ру: "Сейчас главное, чтобы стороны в своих действиях не перешли границу, чтобы не произошел полный разрыв отношений Ирана и МАГАТЭ"

В преддверии 7 раунда переговоров Совместной комиссии по наблюдению за реализацией СВПД в Вене на предмет сохранения ядерной сделки вокруг этого вопроса все больше накаляется политическая атмосфера. Не просто складываются и отношения МАГАТЭ с Ираном из-за того, что затянулся переговорный процесс в Вене. Техническая договоренность между ИРИ и МАГАТЭ уже не действует и существует обеспокоенность в этой связи. Прояснить ситуацию в этом вопросе и уточнить технические моменты без политической подоплеки мы попросили директора АНО "АтомИнфо-Центр", главного редактора AtomInfo.ru Александра Уварова.

- Как Вы комментируете переговорный процесс в Вене? Какие прогнозы Вы можете сделать?

- Вопрос по поводу переговоров в Вене достаточно сложный. Очевидно, что стороны не смогли прийти к согласию до президентских выборов в Иране. Очевидно, что между сторонами сохраняются какие-то различия. Говорят, что вопросы уже конкретные, на которые нужно давать ответы, но, к сожалению, эти вопросы могут быть очень сложными.

По нашей информации, один из таких вопросов, который обсуждался вначале июня – это судьба иранских центрифуг нового поколения, которые были разработаны за последнее время. Согласно СВПД таких центрифуг не должно быть, то есть их нужно как-то или уничтожить или поместить на охраняемый склад. Иран с этим вообще-то не согласен, насколько мы знаем. Он полагает, что в порядке компенсации за те годы, которые проходили в период президентства Трампа, Иран может использовать эти центрифуги для своих нужд. Это один из примеров тех вопросов, которые, насколько мы знаем, сейчас обсуждаются.

Наверняка обсуждаются вопросы о размерах снятия санкций США. Насколько мы понимаем, Вашингтон не собирается снимать все санкции. Какие-то он собирается оставить в качестве средства давления на Иран. Насколько это устроит Иран это сейчас сложно сказать.

В США тоже есть разные мнения по поводу переговоров. Оппоненты президента Байдена добиваются, например, чтобы СВПД стал бессрочным, то есть, чтобы ограничения наложенное на Иран действовали всегда. Очень сомневаюсь, что Иран с этим согласится.

Вот такого сорта вопросы находятся на столе переговоров. Может быть, какие-то из них уже решены. Как вы помните, ход переговоров далеко не всегда сообщается, так сказать на сторону сразу. Это достаточно такой чувствительный процесс.

Возможно, эти вопросы решены, но остались какие-то новые. Конечно же, сейчас все ждут, как будет действовать новый президент Ирана господин Раиси? Насколько я понимаю, он уже избран. И соответственно, как изменятся позиции иранских переговорщиков?

- Как Вы  комментируете дела в рамках отношений Ирана с МАГАТЭ. В последнее время в Иране все больше склоняются к тому, что гендиректор агентства Гросси превышает свои полномочия и пытается обострить ситуацию в отношениях с Ираном. Каково Ваше мнение?

- Я нахожусь сейчас в городе Обнинске. Это – город первой в мире АЭС. У нас очень жарко, но еще более жарче политическая обстановка в отношениях МАГАТЭ и Ирана. Гендиректор МАГАТЭ господин Гросси в последние, я бы даже сказал, недели выражал крайнюю обеспокоенность ситуацией по поводу мониторинга иранских ядерных объектов.

Здесь можно разделить две вещи. Первое – у Ирана есть абсолютное обязательство, которое он обязан исполнять. Они записаны в Соглашении о всеобъемлющих гарантиях в связи с ДНЯО. Есть такой документ с таким длинным названием. Это минимальный набор обязательств, которые Иран должен исполнять и он их исполняет.

Сверх того по разным причинам государства могут исполнять дополнительный набор обязательств. В частности такая же ситуация у Ирана. Оно касалось, например, так называемого дополнительного протокола к этому соглашению, о котором я говорил. Как вы знаете, Иран по настоянию Меджлиса прекратил добровольно исполнять обязательства по дополнительному протоколу, но продолжает исполнять обязательства по основному документу – тот абсолютный минимум, который обязано исполнять практически любое государство.

Господин Гросси нервничает по поводу так называемого временного соглашения, в соответствии с которым Иран в течение определенного срока (там речь шла сначала три месяца, потом продлили еще на один месяц) добровольно записывал на камерах ситуацию на некоторых своих ядерных объектах с целью, в случае если будет прогресс на переговорах по СВПД, передать эти данные далее в МАГАТЭ. Насколько мы видим, Иран сейчас сказал, что более он не будет продлевать это соглашения, а господин Гросси в связи с этим выражал за последние несколько недель активное беспокойство и обратился в итоге к СУ МАГАТЭ.

Здесь трудно судить, как и что происходит. Давайте скажем точно, Иран действительно имеет право прекратить эту запись (камер видеонаблюдения – ред. ВП), этот мониторинг. Он имеет право, потому что это выходит за пределы соглашения о гарантиях – минимального базового соглашения.