3 ноября 2015

GRI: успехи в атомной сфере помогают России усиливать влияние в мире

Успехи России в продвижении на мировых рынках своих технологий ядерной энергетики способствует расширению присутствия РФ в стратегически важных регионах планеты и, соответственно, снижению влияния там западных государств, что имеет важное геополитическое значение, пишет международный экспертно-аналитический портал Global Risk Insights.

Госкорпорация "Росатом" — мировой лидер по числу атомных энергоблоков, одновременно сооружаемых за рубежом. Сейчас в портфеле Росатома — гарантированные заказы на 29 атомных энергоблоков в 12 странах Европы, Ближнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона. Также у госкорпорации первое место по количеству проектируемых блоков АЭС.

По итогам 2014 года десятилетний портфель зарубежных заказов Росатома вырос до 101,4 миллиарда долларов, этот показатель к 2020 году планируется нарастить в полтора раза. Ранее сообщалось, что Росатом планирует в ближайшие пять лет подписать документы на строительство 30-40 блоков АЭС за границей. Общий объем заказов Росатома сейчас превышает 300 миллиардов долларов — это самый большой "атомный" портфель в мире.

"Россия движется к созданию глобальной ядерной энергетической империи… Может показаться, что в постфукусимском мире (после аварии на АЭС "Фукусима-1" в Японии в 2011 году — ред.) идея построения глобальной ядерной (энергетической) империи изначально обречена на провал. Однако амбиции России по превращению в глобального поставщика в ядерной энергетике, похоже, могут оказаться успешными", 

— говорится в статье GRI.

Как отмечает издание, стратегия Росатома состоит в том, что российская атомная госкорпорация — единственная компания в мировой атомной отрасли, способная предложить своим зарубежным партнерам весь спектр продукции и услуг в этой области.

"В последние пять лет Росатом без лишнего шума стремился монополизировать рынок в области атомной энергетики, ища возможность заключить договоры и контракты с примерно 30 странами, заинтересованными в установке атомных электростанций", 

— пишут авторы статьи.

Соглашения с Росатомом подписали страны из разных регионов мира, и среди них есть стратегически важные игроки, такие как Аргентина, Египет, Саудовская Аравия и Турция, напоминает Global Risk Insights.

"Способность России не только сохранить дофукусимские соглашения в ядерной энергетике, но и заключать новые сделки за рубежом — это четкий сигнал, что, с глобальной точки зрения, "исторический упадок" ядерной энергетики, о котором столько говорят, на самом деле может быть гораздо менее драматичным, чем принято считать", 

— пишет издание.

"Успехи России в обеспечении серии соглашений на строительство АЭС могут быть ранним индикатором того, что в среднесрочном периоде ядерную энергетику ожидает рост по тем же самым экологическим причинам, что и возобновляемые источники энергии (прежде всего, из-за снижения выбросов парниковых газов — ред.)", 

— добавляет Global Risk Insights.

"Влияние, зарабатываемое Россией с каждым двусторонним ядерным соглашением, не следует недооценивать. Во-первых, строительство АЭС, как правило, является долгосрочным, что гарантирует России присутствие в любой стране, с которой подписан контракт, в течение как минимум нескольких лет. Кроме того, Москва заключила специальные комплексные контракты с такими высокозначимыми со стратегической точки зрения странами, как Турция, на принципах "строительство-владение-эксплуатация" (build-own-operate, BOO)," 

— отмечает издание.

Содействие российских специалистов будет требоваться для технического обслуживания и эксплуатации АЭC, построенных по российским технологиям.

"С этой точки зрения российские АЭС в зарубежных странах становятся все более сродни посольствам — или даже военным базам — а не просто двусторонними инфраструктурными проектами. Западное влияние будет, соответственно, подорвано в таких важнейших союзных государствах, как Египет, Турция и Алжир",

 — пишет Global Risk Insights.

"В настоящее время, как представляется, Россия находится в отличном положении для продолжения своей обширной ядерно-энергетической дипломатии", 

— резюмирует GRI.