30 декабря 2015

Природоохранная прокуратура выявила недостатки во время проверки ППГХО

Природоохранная прокуратура обнародовала данные проверки, проведённой в одном из крупнейших уранодобывающих предприятий России –Приаргунском производственном горно-химическом объединении (ППГХО). Заявление с требованием провести проверку написал глава администрации Краснокаменска и Краснокаменского района Герман Колов. Если всё, что нашли сотрудники прокуратуры, которым помогали специалисты Роспотребнадзора и Ростехнадзора, будет признано административными правонарушениями, предприятию грозят огромные штрафы.

Выяснилось, например, что вместо 10 скважин, которые должны фильтровать заражённую радиацией воду, которая используется при производстве, около огаркохранилища ППГХО работает только одна. Это значит, что, попадая в почву, вода может попасть в водозаборы, а оттуда – в квартиры жителей района. Помимо этого, содержание урана и фтора в питьевой воде Краснокаменска существенно превышает установленные нормы, а до сих пор не рекультивированная свалка отходов заметно фонит.

Администрацией Краснокаменска и Краснокаменского района сейчас управляет выходец из этого предприятия Герман Колов. В его биографии говорится, что свой трудовой путь он начал на гидрометаллургическом заводе Приаргунского горно-химического комбината.

Отчёт о нарушениях по проверке, инициированной Коловым, оказался довольно пухлым. В нём — нарушения, допущенные не только руководством ППГХО, но и управления №107 федерального медико-биологического агентства (ФМБА), которое в Краснокаменском районе выполняет функции Роспотребнадзора России.

Герман Колов написал в прокуратуру о негативном влиянии производственной деятельности ППГХО на окружающую среду, о ненадлежащем качестве питьевой воды, поставляемой ППГХО населению, о бездействии управления №107 ФМБА России.

Чтобы радиоактивная вода не попадала в почву и не наносила вреда людям, ниже огаркохранилища проектом было предусмотрено 10 водоперехватывающих скважин: фильтрующаяся в почву грязная вода этими скважинами должна была высасываться на поверхность и возвращаться в огаркохранилище. Получался замкнутый цикл, безвредный для окружающей среды.

«Выяснилось, что из этих 10 скважин работает только одна. В своё время по неизвестной причине девять скважин были выведены из эксплуатации, оборудование демонтировано»,

— рассказал проводивший проверку Миркутов.

Для качества проверки по заявлению Колова прокуратура попросила участвовать в ней специалистов Ростехнадзора и Росприроднадзора. Они зафиксировали, что вода из-под единственной имеющейся дамбы просто-напросто вытекает на поверхность.

До огаркохранилища и хвостохранилища твёрдые отходы доставляют по пульповоду – трубе, по которой они проходят с помощью воды.

В одном из мест пульпопровода проверяющие обнаружили не предусмотренную проектом задвижку. Было видно, что там, где она находится, был несанкционированный сброс пульпы.

«Факт сброса был виден невооружённым взглядом, земля в районе сброса очень сильно загрязнена. Это серьёзное нарушение промышленной безопасности. Участок загрязнения – минимум 3 тысячи квадратных метров, потому его специалисты определяли приблизительно, по наименьшим границам»,

— уточнил сотрудник прокуратуры.

Примерно в 4-5 километрах к юго-востоку от промышленной площадки предприятия находится падь Бамбакай, где с советских времён складировались радиоактивные отходы. Площадь свалки превышает 40 гектаров. До 2014 года мероприятия по рекультивации свалки в Бамбакае были заведены в федеральную целевую программу по радиационной безопасности, но с этой программы деньги передвинули, а радиоактивные отходы там как лежали на поверхности, так и лежат.

«Что не снимает с собственника обязанностей по рекультивации. Свалка до сих пор фонит», — уточняет Алексей Миркутов.

Все перечисленные нарушения сейчас находятся «в работе»: установлено, что они имеют признаки административных правонарушений. Прокуратура намерена эти дела возбудить.

В пресс-службе компании пояснили, что комментировать результаты проведённой проверки пока не могут.

«Она была, но акт по результатам проверки мы ещё не получали и не подписывали»,

— уточнил директор по связям с общественностью и СМИ Приаргунского производственного горно-химического объединения Юрий Мурашко.