16 февраля 2017

Суд отменил разрешение на продление эксплуатации 1 блока южнокорейской АЭС Wolsong

Административный суд Сеула принял решение, которое может иметь далеко идущие (и крайне неприятные!) последствия для атомной отрасли Южной Кореи. По решению суда отменено разрешение регулирующего органа на продление эксплуатации блока №1 АЭС "Wolsong".

Yа южнокорейском блоке "Wolsong-1" установлен канадский тяжеловодный реактор CANDU 6. Энергопуск блока состоялся 31 декабря 1982 года, коммерческая эксплуатация блока началась в апреле 1983 года.

В апреле 2009 года блок остановили на реновацию, обязательный элемент в жизни тяжеловодников канадского происхождения. На блоке заменили трубы теплоносителя и каландра, форсировали мощность с 629 МВт(э) до 657 МВт(э), и в июле 2011 года он вернулся в работу.

Но, помимо реновации, оставался ещё вопрос лицензии. Срок её действия завершился в конце 2012 года, спустя 30 лет после энергопуска.

Рассчитывать на скорое продление старого блока, уступающего по возрасту только первенцу атомной отрасли Южной Кореи "Kori-1", в постфукусимских условиях было нельзя.

По истечении срока действия лицензии блок был остановлен, на нём провели стресс-тесты и тщательные проверки.

В октябре 2014 года корейский институт ядерной безопасности (KINS) выдал заключение - блок сможет проработать до ноября 2022 года при условии выполнения определённых мероприятий.

В феврале 2015 года комиссия по ядерной и физической безопасности (NSSC) согласилась с этим выводом и продлила лицензию. Пустить блок сразу же у эксплуатирующей организации не вышло, но в июне 2015 года она всё-таки вернула блок в строй.

Казалось, что все трудности у блока остались позади. Но в дело вмешалось правосудие.

Более 2000 человек, проживающих в окрестностях станции, подали коллективный иск в административный суд Сеула. К нему присоединилось и несколько общественных организаций.

Тяжба закончилась поражением атомщиков. 7 февраля 2017 года суд обязал власти страны отменить решение о продлении эксплуатационной лицензии "Wolsong-1".

Ситуация сложилась парадоксальная. С одной стороны, суд постановил отменить продление лицензии. С другой, это решение не обязывало эксплуатирующую организацию, компанию KHNP, немедленно остановить блок, и блок продолжил работу.

Юристы приготовились к следующей фазе баталии. Регуляторы сразу же объявили о том, что обжалуют решение, а их оппоненты подали иск с требованием закрытия "Wolsong-1", причём иск был подан буквально спустя несколько часов после принятия решения по первому иску.

Так как NSSC не согласна с решением суда и намерена его обжаловать, решение о продлении лицензии пока не отменено и блок продолжает работу.

Свой вердикт суд вынес на основании того, что NSSC (это комиссия, в состав которой входят девять человек) допустила три грубых нарушения:

  • анализ безопасности без использования актуальных стандартов;
  • недостаточный анализ модернизаций, проведенных на блоке до подачи заявки на продление и во время её рассмотрения;
  •  конфликт интересов у двоих комиссионеров (они не взяли самоотвод, хотя в трёхлетний период, предшествовавший вынесению решения по "Wolsong-1", работали в KHNP).

Наиболее серьёзным среди перечисленных нарушений выглядит первое. Суд согласился с мнением истцов о том, что институт KINS должен был использовать при анализе безопасности три канадских нормативных документа - R-7, R-8 и R-9.

Эти документы формулируют требования к контейнменту (R-7), аварийной защите (R-8) и САОЗ (R-9).

В Канаде они вступили в силу в 1991 году. В Южной Корее их применяют к блокам №№2-4 АЭС "Wolsong", но не к первому блоку, построенному до появления этих нормативных документов.

Комиссионеры Ким Хье Чжон (Kim Hyejeong) и Ким Ик Чон (Kim Ikjung)высказывали мнение, что документ R-7 необходимо использовать при анализе безопасности первого блока. Но это привело бы к дополнительным расходам на модернизацию - в частности, к необходимости установить на блоке БЗОК (быстродействующий запорно-отсечный клапан).

На третьем по счёту заседании NSSC, обсуждавшем заявку на продление лицензии "Wolsong-1", председатель комиссии волевым решением прекратил дискуссию по поводу R-7 и вынес вопрос об использовании данного документа на голосование.

Оба возражавших комиссионера в знак протеста покинули заседание. Соответственно, документ был отвергнут единогласно.

Весьма резко суд высказался и по поводу практики досрочной реновации блока - то есть, реновации, проведенной ещё до подачи заявки на продление.

Суд полагает, что регуляторы должны были рассматривать реновацию отдельно, а не в рамках процедуры продления лицензии.

Кроме того, реновация проводилась с привлечением для консультаций KINS и работников NSSC, и это создало у эксплуатирующей организации ложное впечатление о том, что по продлению будет вынесено положительное решение.

Суд также косвенно обвинил регуляторов в том, что они не были "независимыми и честными" в своих заключениях при рассмотрении заявки на продление, так как принимали участие в реновации.

Последствия от судебного решения для блока "Wolsong-1" могут оказаться самыми печальными.

Резонно предположить, что продление блока до 2022 года было для него последним. С большой вероятностью, на новое продление эксплуаатирующая организация и регуляторы не пошли бы, и блок после 2022 года был бы закрыт.

Решение суда, отменившее продление лицензии, фактически означает, что компании KHNP необходимо заново пройти процедуру продления - подготовить и подать все необходимые документы и дождаться нового решения регуляторов.

Сомнительно, что KHNP пойдёт на такие затраты - как в человеческом ресурсе, так и в деньгах. Поэтому возможно, что компания объявит об окончательном останове блока. Конечно, это верно только в том случае, если апелляция регуляторов будет отклонена.

Финансовые потери KHNP в случае закрытия блока составят около 500 миллионов долларов, затраченных на его реновацию и модернизацию, и примерно втрое большую сумму неполученных доходов.

Компания сообщила, что на потребителях возможный длительный останов или досрочное закрытие "Wolsong-1" не скажется "в виду его небольшой мощности".

Для системы регулирования Южной Кореи последствия, в первую очередь, будут носить имиджевый характер, так как решения суда ставят под сомнение независимость регуляторов и их способность квалифицированно выполнять требующиеся от них действия.

Южнокорейскую атомную отрасль в целом ожидают дополнительные трудности как при продлении, так и при строительстве новых блоков.

Так, в июне 2016 года регуляторы одобрили заявку на строительство блоков №№5/6 АЭС "Shin-Kori" с реакторами APR-1400. Но в суде уже лежит иск с требованием отменить это решение NSSC, так как оно якобы было принято с нарушениями.

Конечно, формально иски по продлению "Wolsong-1" и по новым блокам "Shin-Kori" не связаны между собой. Но в действительности решение по первому случаю обязательно будет неявно принято во внимание при вынесении решения по второму.

К тому же, есть и фактическая зацепка. Комиссионер Чо Сон Кён (Cho Seongkyung), один из двух комиссионеров, которые должны были взять самоотвод при голосовании по "Wolsong-1", не стал брать самоотвод и при голосовании по "Shin-Kori".