29 июня 2017

В МИДе объяснили неприсоединение к конвенции о запрещении ядерного оружия

Россия не ратифицирует разрабатываемую конвенцию ООН о запрете ядерного оружия. Это противоречит национальным интересам страны и может дестабилизировать обстановку в мире, сказал РБК Михаил Ульянов, представитель МИДа по вопросам ядерного нераспространения

Российская Федерация не будет присоединяться к разрабатываемой сейчас в ООН конвенции о полном запрете ядерного оружия, заявил РБК директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями Министерства иностранных дел России Михаил Ульянов.

«Она не отвечает интересам российской национальной безопасности. Более того, есть основания опасаться, что она может негативно сказаться на положении дел на международной арене, прежде всего в сфере ядерного нераспространения. С этим еще предстоит основательно разобраться и при необходимости принять меры для минимизации ущерба», — пояснил РБК дипломат.

Второй раунд переговоров по конвенции стартовал в Нью-Йорке 15 июня и продлится до 7 июля. Первый раунд прошел с 27 по 31 марта. Цель переговоров — разработка конвенции о тотальном запрете ядерного оружия или его полном уничтожении. Авторами соответствующей резолюции стали Австралия и еще 50 стран, документ поддержали 123 государства. Пять официальных ядерных держав — Россия, США, Великобритания, Франция и Китай — не участвуют в конференции.

«Разработка запретительной конвенции объясняется стремлением незамедлительно устранить ядерную угрозу, как это декларируют участники переговоров. Задача, несомненно, благородная, но они избрали для ее решения, мягко говоря, не самый рациональный и продуктивный путь», — указывает Ульянов. Начали процесс еще пять лет назад с раскручивания инициативы о неприемлемых гуманитарных последствиях любого применения ядерного оружия, затем перевели дело в нравственно-этическую плоскость, «вбросив тезис о том, что оружие аморально по самой своей природе, а от этого перебросили мостик к разработке конвенции о запрещении ядерного оружия», объясняет Ульянов.

Теперь разработчики, по словам дипломата, утверждают, что ядерное разоружение осуществляется крайне медленно и даже что его вообще нет.

«И это при том, что Россия и Соединенные Штаты в рамках выполнения двухсторонних договоренностей за последние тридцать лет сократили свои ядерные арсеналы более чем в пять раз», — указывает Ульянов.

Запрет и полное уничтожение ядерного оружия достижимы теоретически, но не на практике, раннее говорил РБК академик Алексей Арбатов, директор Центра международной безопасности ИМЭМО РАН. «Нельзя отвергать эту конвенцию как безумную инициативу, так как она вызвана как раз тем тупиком, который по вине ведущих государств сложился на практических переговорах по контролю над ядерным оружием», — объяснял Арбатов. Инициатива ООН может «сдвинуть с мертвой точки» процесс переговоров, подчеркивает он.

Конвенция о полном запрете ядерного оружия разрабатывается в дополнение к существующему Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). По оценке Ульянова, этот договор является «одним из самых успешных и результативных соглашений в истории международных отношений».

«Если бы оно не было заключено без малого полвека назад, то в современном мире насчитывалось бы уже несколько десятков стран, обладающим ядерным оружием, со всеми вытекающими из этого последствиями для международной безопасности и стабильности», — подчеркнул Ульянов.

По его мнению, ДНЯО полностью отвечает на вызовы в сфере ядерного нераспространения и никаких доработок не требует.

«Любая попытка «улучшить» договор может привести к его краху — слишком хрупкая это конструкция, слишком многоплановы противоречия между его государствами-участниками. Поэтому ни одна страна с поправками к договору не выступает. Возникающие проблемы могут решаться через совершенствование системы гарантий Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), этого вполне достаточно», — уверен он.