21 ноября 2017

На строительство новой АПЛ "Князь Олег" может не хватить денег

По словампрезидента Объединенной судостроительной корпорации Алексея Рахманова, возник дефицит финансирования при строительстве атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения «Князь Олег» проекта 955А «Борей». В результате сроки спуска на воду «Князя Олега», посетовал глава ОСК, уже пришлось неоднократно откладывать.

Относительно перспектив окончания строительства этой важнейшей для нашей обороны АПЛ Рахманов сказал так:

«Все будет зависеть от вопросов дефицита финансирования, которые у нас некоторым образом образовались. Надеемся, что будем в графике».

До сих пор бюджетные деньги на совершенствования Стратегических ядерных сил РФ выделялись бесперебойно. Даже в самые глухие для российской экономики времена Министерство обороны урезало любые расходы, только не по этой статье. Вспомним хотя бы, что в середине 90-х годов, во времена министра обороны России маршала Игоря Сергеева, из-за острейшего бюджетного дефицита было прекращено финансирование практически всех важнейших военных программ, кроме единственной — форсированного создания комплекса межконтинентальных ядерных баллистических ракет «Тополь-М» для РВСН. Делалось это чтобы в кратчайшие сроки ликвидировать доставшуюся от СССР зависимость от Украины в изготовлении стратегического ракетного оружия. В итоге к лету 2000 года страна получила новую МБР, до последней заклепки изготовленную на нашей территории.

То же самое происходило и в последующем. До сей поры деньги на свою ядерную триада Москва выделяла бесперебойно, сознавая, что это важнейшая гарантия обеспечения военной безопасности страны. Нередко — даже в ущерб Силам общего назначения.

Что касается морской составляющей триады, то прежде ни разу не появлялось ни малейших признаков сложностей с финансированием строительства серии РПКСН проекта 955, а затем и 955А. Деньги на них выделялись регулярно потому, что и у военных, и в Кремле существует ясное понимание, что мы и так сильно затянули с созданием замены для построенных еще в Советском Союзе стратегических атомоходов проектов 941 («Акула», по классификации HАТО Typhoon) и 667 БДР и БДРМ («Кальмар» и «Мурена», по классификации HАТО Delta-3 и Delta-4).

Вначале предполагалось, что все перечисленные РПКСН будут списаны к 2018 году. В том числе и самые «молодые» из них — семь атомных подводных лодок проекта 667БДРМ. Но поскольку смены им к этому сроку не предвиделось, пришлось принять решительные и очень дорогостоящие меры к продлению сроков службы старых кораблей. Изначально стоявшие на них баллистические ракеты Р-29РМ были заменены на Р-29РМУ2 «Синева» (принята на вооружение в 2011 году) и Р-29РМУ2.1 «Лайнер» (в 2014 году). К 2012 году было объявлено о планах восстановления технической готовности подлодок проекта 667 БДРМ, что должно позволить увеличить срок их службы с 25 до 35 лет. Однако все равно понятно, что вряд ли хотя бы один из кораблей этой серии проживет до 2030 года. Участь РПКСН проектов 941 и 667 БДР, скорее всего, решится еще раньше.

Менять их России придется «Бореями», больше нечем. Иначе не удастся добиться паритета с Соединенными Штатами в этой области — и у них, и у нас иметь в боевом составе флотов по 14 атомных подводных ракетных крейсеров стратегического назначения к 2021 году. Поэтому ничего удивительного в том, что «Бореи» все минувшие годы в Северодвинске строили форсировано и бесперебойно. Строили даже методом «каннибализации»: используя заделы корабелов по формированию корпусов других атомоходов. Так, для создания первого ракетоносца проекта 955 «Юрий Долгорукий», который сегодня несет службу в составе Северного флота, были использованы корпусные конструкции заложенной в 1992 году, но прекращенной строиться многоцелевой атомной подводной лодки К-337 «Кугуар». А несущие ныне службу в составе Тихоокеанского флота два других «Борея» — «Владимир Мономах» и «Александр Невский» «в прежней жизни» были, соответственно, многоцелевыми атомными подводными ракетными крейсерами «Рысь» и «Ак Барс».

«Идея использовать корпусные конструкции атомных подводных лодок предыдущих поколений позволила не только решить проблему отсутствия металла, но и резко сократить стоимость строительства корабля», 

— прокомментировали эти факты в пресс-службе «Севмаша».

Да, несмотря на столь чрезвычайные меры, сегодня нам не удалось выдержать временные сроки реализации программы «Борей». По существовавшим прежде планам в 2018 году мы должны были иметь в боевом составе ВМФ РФ восемь таких атомоходов. В наличии, как уже сказано, всего на сегодня три таких корабля (один — на Северном, два — на Тихоокеанском флотах). Головная подлодка усовершенствованного проекта 955А «Борей-А» — «Князь Владимир» — спущена на воду на «Севмаше» на днях, 17 ноября. Еще четыре ее собрата — «Князь Олег», «Генералиссимус Суворов», «Император Александр III» и «Князь Пожарский» пока в заводских цехах в разной степени готовности.

В немалой степени задержка с пополнением морской составляющей ядерной триады России объясняется большими и абсолютно непредвиденными сложностями с созданием для них принципиально нового оружия — максимально унифицированных с сухопутными «Тополями-М» твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет «Булава». Что, впрочем, не отменяет главного в нашем сегодняшнем разговоре — до сих пор страна изо всех сил стремилась выполнить программу по «Бореям». Каким же образом и почему теперь возник финансовый сбой с «Князем Олегом»?

Для чего нужны нам новые подводные крейсера-«стратеги»? Для надежного ядерного сдерживания вероятного противника. Сам факт их существования способен остудить многие горячие головы, но практическое боевое применение этих атомоходов все же самоубийственно для всего человечества.

Однако ведь существуют еще и более эффективные в определенной военно-политической ситуации средства неядерного сдерживания. Прежде всего — высокоточное оружие большой дальности. Буквально на наших глазах в последние годы Россия сделала большой и во многом неожиданный для Запада рывок в этой области. Речь, прежде всего, идет об отлично показавших себя в Сирии крылатых ракетах морского базирования «Калибр-НК» и «Калибр-ПЛ» с дальностью стрельбы до 3000 километров, и крылатой ракете Х-101, стартующей с самолетов. Испытания проходит и принципиально новая российская гиперзвуковая крылатая ракета «Циркон», аналогов которой в мире нет.

В той же Казани запущена программа модернизации первых 30 «Бэкфайеров» — Ту-22М3 по проекту Ту-22М3М. На выходе обещаны куда более могучие самолеты-ракетоносцы с совершенно новой авионикой, радиолокационной станцией и прицельными комплексами, что по возможностям применения высокоточного оружия в неядерном снаряжении поставит их в один ряд с перспективными Ту-160М2. По сообщениюв интернете, завершается разработка для Ту-22М3М новой крылатой ракеты, известной пока под индексом 9-А-5150 или как «изделие 715». Ее дальность будет составлять несколько тысяч километров — в разы больше чем у стоящих пока на «Бэкфайерах» и уже применявшихся в Сирии в боевых условиях сверхзвуковых крылатых ракетах семейства Х-22/32.

Наконец, в проект обсуждаемой сегодня госпрограммы вооружений до 2027 года включено строительство малошумных атомных подводных лодок пятого поколения типа «Хаски», призванных заменить многоцелевые АПЛ проекта 949 «Антей» и 941 «Щука». Да, по многим признакам это будет тоже многоцелевой корабль. Однако оснащение перспективных «Хаски» большим набором крылатых ракет «Калибр», «Оникс» и «Циркон» должно одновременно придать им и качества стратегических ракетоносцев. По словамтого же главы ОСК Рахманова, «проект лодки пятого поколения активно обсуждается, и готовятся различного рода технические задания предварительные, проводятся наработки. Она будет совершенно другой лодкой с точки зрения физических полей. Это будет лодка, которая будет унифицирована — стратегической и многоцелевой по ряду своих ключевых элементов».