29 сентября 2020

РАСУ будет развивать ядерное приборостроение

Страна Росатом Страна Росатом

Компания «Русатом Автоматизированные системы управления» (РАСУ) стала отраслевым интегратором нового направления бизнеса — ​«Ядерное приборостроение». Казалось бы, что может быть нового в направлении, которое существует в отрасли с момента ее рождения? Как оказалось, многое.

Развитием нового бизнеса занимается созданный в РАСУ проектный офис. До конца года определят организационно-правовую форму интегратора — ​филиал или дочерняя компания. Эта структура будет формировать научно-техническую политику в области ядерного приборостроения, координировать разработку изделий, выступать заказчиком НИОКР у компаний — ​участниц нового направления и обеспечивать внутриотраслевую кооперацию. Возглавляет направление и отвечает за реализацию дорожной карты Дмитрий Белкин — ​кандидат технических наук, в недавнем прошлом главный инженер «Маяка», а сегодня директор по развитию новых бизнесов РАСУ.

До начала 1990-х годов в отрасли существовала эффективная система развития ядерного приборостроения. В нее входили СНИИП, НИИТФА (оба — ​Россия), РНИИРП (Латвия) и пять приборостроительных заводов, обеспечивающих серийное производство.

СНИИП был головной организацией по разработке приборов и систем измерения ионизирующего излучения для всех направлений науки и промышленности: от атомной энергетики до космонавтики и медицины. НИИТФА был ведущим институтом по созданию специальных приборов и оборудования технической физики, включая детекторы ионизирующего излучения, изотопные источники электрической энергии, приборы технической диагностики и неразрушающего контроля, масс-спектрометрические комплексы и приборы рентгенофлуоресцентного анализа. РНИИРП был основным разработчиком радиоизотопных приборов, применявшихся в металлургической, химической и горнодобывающей отрасли. Также в середине 1970-х годов институт стал головным научным центром по разработке технологий и созданию детекторов ионизирующего излучения на основе полупроводниковых структур.

После распада СССР предприятия стали самостоятельными организациями, связи между ними нарушились, а заказы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы практически прекратились.

В 2000-е годы, в период роста мировой экономики, заговорили о глобальном ядерном ренессансе. Российский атомпром также стал развиваться. Но оказалось, что отрасль не может обеспечить себя приборами. Потребовалось целых 15 лет для того, чтобы ядерное приборостроение попало в перечень значимых отраслевых целей.

В 2015 году была создана РАСУ. Ее задачами стали разработка отечественных АСУ ТП и расширение номенклатуры электротехнического оборудования для удовлетворения потребностей АЭС, строящихся в России и за рубежом. В 2019 году компания получила статус дивизиона, и группа топ-менеджеров входящих в РАСУ предприятий предложила руководству сделать ядерное приборостроение новым направлением бизнеса.

Подготовку проекта возглавил Дмитрий Белкин. В команду также вошли первый заместитель генерального директора по научной работе, главный конструктор СНИИП Сергей Чебышов и главный конструктор систем радиационного контроля СНИИП Андрей Гордеев.

Статус интегратора и создание отдельного направления бизнеса, по замыслу авторов инициативы, позволят решить несколько отраслевых задач.

Первая — ​сократить затраты предприятий «Росатома» на оснащение приборами, в том числе за счет снижения стоимости владения. Предполагается, что благодаря более глубокому, чем у конкурентов, знанию отраслевых особенностей организации, входящие в направление «Ядерное приборостроение», смогут предложить более низкую цену сервисного сопровождения приборов, их техобслуживания и ремонта в течение всего периода эксплуатации. В новое направление входят РАСУ, СНИИП, ИФТП, ВНИИА, ПО «Старт», УЭМЗ, Радиевый институт, НПО «Центротех» и НИИТФА. Если «Росатом» будет покупать приборы у внутриотраслевых производителей, деньги будут оставаться в госкорпорации, так что прибыль можно будет направить на финансирование проектирования и производства новых приборов.

Вторая задача — ​устранить зависимость от импортной продукции. Третья — ​заработать в других отраслях и за рубежом.

«Есть понимание, какие приборы нужны, как их надо делать, какие перспективы. Мы сформировали концепцию направления, а в первой половине текущего года подготовили продуктовую стратегию, рассчитанную до 2030 года», — ​рассказывает Дмитрий Белкин.

Анализ потребностей потенциальных клиентов показал, что наибольший спрос ожидается в двух сегментах: приборы контроля ионизирующих излучений (65 %) и радиоизотопные приборы (35 %).

По плану на первом этапе (до конца 2023 года) интегратор инициирует производство радиоизотопных приборов, спектрометров для определения состава вещества с детекторами из особо чистого германия, спектрометров излучения человека, а также лабораторно-аналитического оборудования и автоматизированных систем мониторинга радиационной обстановки.

Особое внимание — ​приборам для метрологии и испытаний.

«Я глубоко убежден, что научные исследования и создание новых технологий должны сопровождаться развитием систем измерения и контроля. Мы должны как можно точнее понимать физику процессов. И если мы активно развиваем отраслевую науку, логично, чтобы и средства измерения централизованно разрабатывались и производились на отраслевых предприятиях», — ​поясняет Сергей Чебышов.

После 2023 года интегратор собирается создать приборы нового поколения для научных исследований.

Поскольку приборостроение в атомной отрасли долгое время не развивалось, необходимо восстановить полную цепочку производства и сделать продукцию конкурентоспособной.

Частично решить вопрос можно, наладив кооперацию с ведущими зарубежными компаниями. Инициаторы создания направления ведут переговоры об организации СП и локализации производства оборудования на базе СНИИП, ИФТП и других организаций — ​участниц направления «Ядерное приборостроение». «Речь не об отверточной сборке, а об интеллектуальном сотрудничестве, — ​объясняет Дмитрий Белкин. — ​Для каких-то приборов зарубежные партнеры будут поставлять элементы конструкции, шкафы, электронные блоки, преобразователи, а отраслевые предприятия — ​устанавливать оригинальное программно-математическое обеспечение и адаптировать специализированные аналитические методы. Где-то алгоритмы и методическое обеспечение для обработки измерительной информации будут зарубежные, а детекторы и первичные преобразователи — ​отечественные. В каких-то случаях решения по обработке информации мы в состоянии создать сами, а у партнеров будем приобретать только датчики — ​если, к примеру, в них используют материалы, которые нам сейчас недоступны или производство которых сложно наладить».

Среди потенциальных партнеров — ​ведущие мировые производители, до завершения переговоров РАСУ не раскрывает названия компаний.

Участие в работах по локализации позволит предприятиям — ​участникам бизнеса использовать современную элементную базу, освоить передовую схемотехнику и системы автоматизированного проектирования (САПР), все это повысит качество отраслевых продуктов.

Ожидается, что приборы и системы совместных предприятий составят около 15 % объема продукции, которую намерен предложить рынку интегратор. Остальное разработают участники нового бизнеса РАСУ.

«Возьмем, например, спектрометры излучения человека. По ним мы хотим сотрудничать, скажем, с европейским партнером. Но выпуск приборов того же функционала могут освоить на своем производстве и Уральский электромеханический завод в Екатеринбурге, и ПО «Старт» из пензенского Заречного. Мы планируем локализованный продукт использовать в составе систем радиационного контроля атомных станций, а спектрометры излучения человека УЭМЗ, допустим, предложить предприятиям ядерного топливного цикла», — ​приводит пример Дмитрий Белкин.

Основной рынок сбыта для предприятий направления «Ядерное приборостроение» — ​российский сегмент атомной энергетики и промышленности (АЭС, научно-исследовательские организации, предприятия ядерного топливного цикла и т. д.). Инициаторы запуска нового бизнеса планируют также принять участие в проектах по выводу из эксплуатации радиационно опасных объектов и программе «Развитие техники, технологий и научных исследований в области использования атомной энергии в Российской Федерации на период до 2024 года».

Интегратор намерен не только обеспечивать приборами российские отраслевые предприятия, но и выйти на международный рынок: оснастить АЭС и ЦЯНТ, которые «Росатом» сооружает за рубежом, лабораторным и аналитическим оборудованием. Задача непростая: потребуется сертифицировать приборы по международным стандартам.

«Если учитывать планы по сооружению АЭС, выводу из эксплуатации ядерно и радиационно опасных объектов и необходимость создавать инфраструктуру обращения с РАО по всему миру, наша продуктовая стратегия до 2030 года вполне реалистична», — ​уверен Дмитрий Белкин.

Перечень потенциальных клиентов не ограничивается предприятиями атомной отрасли, он включает компании, занимающиеся гражданским и промышленным строительством, металлургические, нефтехимические и горнодобывающие предприятия, на которых применяют радиоизотопные приборы.

Стратегия развития направления предполагает участие в крупных научных проектах: строительстве коллайдера NICA в Дубне, ускорителя «СКИФ» в Новосибирске и исследовательского реактора ПИК в Гатчине, для них также требуется сложное приборное оснащение.

Ведущий химик-технолог лаборатории детекторов отдела систем радиационного контроля СНИИП Ольга Ивкина работает над созданием термолюминесцентных бета/гамма-детекторов методом импрегнации

По прогнозу, российский рынок ядерного приборостроения до 2030 года вырастет на 20‒25 %. При этом стратегия интегратора предполагает, что доля внутриотраслевых поставок увеличится примерно с 10 до 70 %.