24 сентября 2021

Соглашение «ядерной пятерки» может прийти на смену СНВ-III

Переговоры по «ядерной пятерке» нужны, но пока не имеют четкой перспективы, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» доцент МГИМО, эксперт в области международного права Николай Топорнин.

Постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя считает, что проведение саммита пятерки постоянных членов Совета Безопасности ООН остается актуальным, но ясность по срокам и месту проведения встречи отсутствует.

В июне 2020 года президент РФ Владимир Путин предложил пяти постоянным членам Совета Безопасности ООН (РФ, США, Великобритания, Франция, Китай) провести встречу и обсудить вопросы, связанные с глобальной безопасностью, полтора года назад такой формат переговоров назвали саммитом «ядерной пятерки», причем все стороны ответили согласием на предложение Москвы.

Однако в Европе шли пандемия COVID-19 и локдаун, из-за чего вопросы глобальной безопасности отошли на второй план.

В июле 2020 года Путин подтвердил важность проведения такой встречи. Российский лидер полагает, что в международных делах накопилось много неопределенностей, которые требуют разговора на уровне постоянных членов Совбеза ООН.

Предложение Путина было высказано на фоне кризиса Договора между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III). Администрация Дональда Трампа планировала не продлевать СНВ-III, и если бы Джо Байден не победил на выборах, то в мире бы не осталось соглашений по контролю над стратегическими вооружениями.

Есть и вопросы по СНВ-III: соглашение, подписанное в 2010 году Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой, больше не покрывает весь спектр современных вооружений, также присутствует фактор Китая и других ядерных держав. Поэтому новое соглашение по стратегической безопасности должно, во-первых, быть расширено, а во-вторых, включать в себя не только РФ и США, но и других участников.

Выбор в качестве контрагентов по переговорам постоянных членов Совбеза ООН логичен: с точки зрения международного права и Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений, только эти страны могут легитимно обладать ядерным оружием. Еще оно есть на вооружении Индии, Израиля, Пакистана и КНДР, но ядерный статус данных государств вызывает вопросы.

«Встреча стран, обладающих ядерным оружием, была бы востребованной и актуальной. Давно не проводилось совещаний на высшем уровне по вопросам ядерной безопасности и стратегической стабильности», – констатирует Топорнин.

Такая ситуация вызвана тем, что США вышли из многих соглашений по контролю над вооружениями. Можно вспомнить их негативные решения по Договору о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) и Договору по открытому небу.

«Сложно проходила пролонгация СНВ-III. При Трампе были разговоры об отказе США от этого соглашения, но Байден придерживался другой точки зрения, и после смены американских президентов соглашение продлили», – заключает Топорнин.

Продление СНВ-III на пять лет является единственным за последние годы достижением в сфере стратегической стабильности. Данный вопрос поднимался на встрече Путина и Байдена, причем по нему между РФ и США уже начались консультации.

«Другие страны мира в целом придерживаются принципа нераспространения ядерного оружия, и это большое достижение. Данный момент важен, если этот хрупкий баланс нарушить, его затем будет сложно восстановить», – резюмирует Топорнин.

Именно это лежит в основе кризисов по Ирану и КНДР. РФ и США согласны с тем, что нужно сделать все, чтобы ядерное оружие не распространялось в мире, но у них есть отличия в позициях. Москва полагает, что Тегеран и Пхеньян в обмен на отказ от ядерного оружия должны получить гарантии невмешательства во внутренние дела, а в Вашингтоне воспринимают эти страны в качестве мишени.

«Если говорить о возможности саммита "ядерной пятерки", то на сегодня она невелика. Это связано с противоречиями среди постоянных членов Совбеза ООН, чем вызвано сегодняшнее заявление французской стороны», – заключает Топорнин.

Франция заявила о готовности передать ЕС место в Совете Безопасности ООН, это следствие обострившихся отношений между Франций и англосаксонскими странами после разрыва контракта на подлодки с Австралией и создания военного альянса AUKUS.

«Не представляю, как можно это сделать. Разговоры о модернизации Совбеза ООН идут уже лет 30, я еще когда студентом был, шли об этом дискуссии, но ситуация изменилась, и требуются новые подходы», – констатирует Топорнин.

Были предложения о расширении Совбеза ООН, а теперь о присутствии в нем ЕС, но это реклама французских подходов о «Европе-державе», европейской армии, что мало кем поддерживается среди европейских элит.

«По реформам Совбеза ООН воды утекло много, но ничего с тех пор не изменилось», – резюмирует Топорнин.

Аналогичные трудности у переговоров «ядерной пятерки». Эффективное соглашение невозможно без Китая, а Пекин не согласится признать какие-либо ограничения по направлению стратегических вооружений.