17 ноября 2011

«Росатом» чистит Арктику от радиоактивных отходов

На этой неделе в скрытую от посторонних глаз губу Сайда - одну из бухт Кольского полуострова - придёт огромный паром с опасным грузом. На борту будет 7 реакторных отсеков, вырезанных из отслуживших свой срок атомных подводных лодок Северного флота.

Операция по выгрузке отсеков, каждый из которых весит более тысячи тонн, будет хирургической: рельсы парома и причала нужно выровнять по высоте с точностью до 2 миллиметров. Огромный тягач по очереди выкатит исполинов на площадку, где их оставят «отдыхать» на несколько десятков лет.

Как дрова

Дезактивация техники при выезде из губы Андреева

Решение о выводе радиоактивных хранилищ из подчинения Северного флота принимали в конце 90-х годов. Сейчас они входят в предприятие «Росатома» по обращению с радиоактивными отходами «СевРАО». Как от таких отходов избавлялись военные, всё ещё можно увидеть в губе Андреева. На берегу губы, противоположном от базы подводных лодок, ещё 40 лет назад на скорую руку возвели несколько зданий. Некоторые сборки с отработанным ядерным топливом, как дрова, выгружали под открытое небо, потом замуровали в бункере сухого хранения, но там через некоторое время потекла крыша. Твёрдые радиоактивные отходы, вроде оборудования с подводных лодок, в какой-то момент и вовсе начали бросать где придётся, огораживая фонящие кучи колышками. На берегу на «осушке» до недавнего времени валялись два десятка ржавых корпусов судов обслуживания атомного флота.

«Территория выглядела так, будто её бомбили, - рассказывает директор объекта в губе Андреева Александр Краснощёков. - Некоторые здания были покинуты и в суровом климате постепенно разрушались. Ни о каком соответствии нормам безопасности и речи не было».

В губе скопилось 21 тыс. сборок с топливом, 17 тыс. т твёрдых и 2 тыс. т жидких радиоактивных отходов.

«У флота всё-таки другие задачи, - делится своей точкой зрения на былой мусорный бардак директор «СевРАО» Валерий Пантелеев, в прошлом сам военный моряк, вице-адмирал, замкомандующего Северным флотом. - Да и нормы работы с радиоактивным мусором 30-40 лет назад во всём мире были совсем другие, с похожими проблемами сегодня сталкиваются и некоторые другие страны. Кроме того, на цивилизованное обращение с отходами нужны деньги».

Впрочем, директор в сердцах добавляет, что наплевательское отношение к экологии и чистоте начинается с мелочей: «Вот дорога от Мурманска - на обочине остановиться негде, кругом бычки, пакеты, бутылки…» После этих эмоциональных слов становится понятно, почему бычков и пакетов нет не только на территории самого объекта, но и после контрольно-пропускного пункта по дороге к нему.

Саму дорогу тем временем строили на норвежские деньги. Решение оказать помощь России в утилизации радиоактивных отходов холодной войны приняли несколько лет назад на саммите «Большой восьмёрки». В финансировании строительных работ и обучении персонала участвуют Норвегия, Италия, Великобритания и некоторые другие страны. Затраты на объект в губе Андреева, по словам Валерия Пантелеева, распределились примерно поровну.

Территорию хранилища 10 лет назад обнесли двойным забором с датчиками движения и видеокамерами. Вынести ядерное топливо голыми руками невозможно. Однако охрана нужна, чтобы застраховаться, скажем, от теракта. Кроме того, построили новые караульные помещения и пожарное депо. Информация со стационарных датчиков радиационного контроля, поясняет Александр Краснощёков, наблюдая, как гостям под роспись выдают персональные дозиметры, автоматом поступает ещё и в ситуационный центр «Росатома» в Москве.

Радиоактивный мусор с территории уже убран в контейнеры, повышенный радиоактивный фон остался только в хранилищах. Но правила требуют на всякий случай переодеваться в местную спецодежду: ботинки и комбинезон в случае чего отправят на дезактивацию. Своеобразный обряд «омовения» на пункте дезактивации перед выездом с объекта проходит и вся строительная техника.
На иностранные деньги в губе Андреева были выстроены новый водовод, административно-бытовой корпус, лаборатория, ангары для подготовки оборудования. Часть оборудования тоже поставляют иностранцы. Поэтому, например, по объекту «рассекает» красный... «Феррари». Речь, конечно же, не о болиде «Формулы-1», а об итальянском погрузчике для контейнеров. Одно из самых главных сооружений - новый причал. С него в этом году на специальном судне уже ушла пробная партия контейнеров с отработанным ядерным топливом.

Ещё пригодится

Между тем, чтобы начать раскупоривать и разбирать старые хранилища радиоактивных отходов и сборок с топливом (эти работы начнутся в 2014 г.), в губе Андреева предстоит построить ещё два ангара - прямо над хранилищами. Объект находится за полярным кругом, ангары защитят персонал от ветра и снега. Впрочем, само извлечение сборок будет дистанционным, с помощью манипулятора. Уровень радиоактивного излучения в этот момент будет слишком высок для человека. Конечная точка маршрута для чехлов с топливом - одно из предприятий «Росатома», где уран дообогатят и снова пустят в дело.

А вот мусор - твёрдые радиоактивные отходы - после сортировки и упаковки в контейнеры отправится из губы Андреева на переработку по соседству, в губу Сайда. Здесь ещё тоже идёт строительство - строятся цеха по переработке радиоактивных материалов и ангары на 100 тыс. кв. м для мусора, не годного к повторному использованию. Стройка идёт по немецкому проекту и под немецким контролем. Весь объект обойдётся примерно в 1 млрд долл., львиная доля средств - тоже немецкая. Здесь уже построены причал и огромная площадка для сухого хранения 155 реакторных отсеков, отслуживших свой срок, или ещё стоящих в строю кораблей и лодок. На площадке уже стоят 40 отсеков. Рядом с площадкой - необычный покрасочный цех, где каждые 10 лет большинство отсеков будет проходить антикоррозийную обработку, кроме нержавеющих титановых корпусов лодок 705-го проекта. На таких устанавливался уникальный, крохотный по сравнению с обычными водяными реактор с жидким металлическим теплоносителем. Новые поколения таких реакторов - одна из перспективных разработок российских атомщиков.

Тем временем все места на площадке хранения реакторных отсеков уже расписаны. По словам директора объекта в губе Сайда Вазгена Амбарцумяна, они «именные». Так, например, на площадке для размещения самых тяжёлых реакторных блоков - с атомных ледоколов - залит целый метр армированного бетона. При этом даже дождевая вода с площадки сначала собирается в несколько ёмкостей и проходит радиационный контроль.

Строгий отбор проходят и все претенденты на работу в «СевРАО».

«За каждой нештатной ситуацией, - поясняет Валерий Пантелеев, - в конечном итоге стоит либо чья-то ошибка, либо нарушение правил, либо невнимательность. Нам на предприятии нужны только ответственные и профессиональные люди».

Об отношениях среди людей, уже прошедших отбор, можно судить по тому, что в административно-бытовом корпусе объекта в губе Сайда на замок не заперта ни одна дверь, даже кабинет директора. Многие сотрудники раньше служили на флоте. Угощая гостей чаем, Вазген Амбарцумян показывает карту расположения на площадке реакторных отсеков. Здесь есть и отсек стратегической подводной лодки, на которой он сам 30 лет назад был командиром химической службы.

«За годы службы лодка становится домом, а экипаж - семьёй», - рассказывает В. Амбарцумян, наотрез отказываясь называть площадку хранения реакторных отсеков кладбищем. Через 70 лет уровень излучения внутри герметичных отсеков снизится настолько, что их можно будет резать, дезактивировать и отправлять на переплавку. «У них начинается новая жизнь», - не без доли какой-то морской романтики замечает В. Амбарцумян. По словам Валерия Пантелеева, через 10-15 лет, когда будут вывезены всё радиоактивное топливо и отходы, вторая жизнь может начаться и у объекта в губе Андреева: «Причал, вся инфраструктура, оборудование, ангары, прессы… А что, здесь вполне можно разместить, например, мусороперерабатывающий завод». Идея навести морскую чистоту на родной земле явно не даёт отставному моряку покоя.