12 марта 2013

Фукусима два года спустя: люди возвращаются к жизни

Левая часть железнодорожной карты заклеена - дальше Хара-но-мати поезда не идут

«Поезд дальше не идет» — такое объявление уже два года наклеено на маршруте электричек, шедших раньше на юг от станции Хара-но-мати по направлению к АЭС «Фукусима-1», разрушенной в результате сильного цунами после землетрясения 11 марта 2011 года. Еще год назад зона отселения с блок-постами и одетой в защитные костюмы охраной начиналась в 10 минутах от станции.

Остановившееся время

В середине прошлого года бывший район обязательной эвакуации был поделен на три зоны в зависимости от уровня радиационного заражения. Океанское побережье радиация практически не затронула, и блокпост на этом участке сняли. Теперь сюда можно проехать и находиться здесь днем, но оставаться на ночь и жить по-прежнему запрещено.

«Кажется, что не было двух лет, что цунами прошло только вчера: до сих пор можно видеть искореженные машины на пустой земле, дома с разбитыми первыми этажами. Люди не могут вернуться сюда и начать приводить все в порядок»,

— объясняет один из бывших жителей этого района.

Чем ближе к морю, тем острее чувство, что время остановилось. Вид из окна все больше напоминает кадры из фильма, а не реальность, в жуткую нелепость которой трудно поверить. Перевернутый автомобиль лежит на боку на первом этаже жилого дома. Недалеко от моря небольшое озеро — это морская вода так и не ушла после цунами из-за того, что просел песчаный берег. Груды мраморных обломков венчает группа маленьких статуй Будды — раньше здесь было кладбище. Одинокая сосна посреди пустыни — все, что осталось от рощи корабельных сосен. Автомат с напитками, криво впаханный прямо в центре бывшего рисового поля.

Никто не возьмется прогнозировать судьбу этого когда-то курортного места. Те, кто был эвакуирован и нашел на новом месте работу, вряд ли вернутся. Те, кто хочет вернуться в свои дома из тесных клетушек временных жилищ, пока не могут этого сделать — здесь нет элементарных условий для жизни: электричества и воды, не работают магазины, заправочные станции, нет школ и больниц.

Шанс на новую жизнь

Центр Минамисомы попал в 30-километровый радиус от АЭС, так называемую зону готовности к эвакуации или добровольной эвакуации. В таких зонах жители могли самостоятельно решать, оставаться им, но стараться не выходить на улицу, не пить водопроводную воду и не готовить на ней, не выпускать детей гулять или уехать, но за свой счет и на свой страх и риск. Через полгода после аварии на АЭС, когда режим с 30-километрового радиуса был снят, из 70 тысяч жителей осталось всего 10. Год назад город поражал пустынными улицами, опущенными ставнями и полным отсутствием прохожих — все, кто остался или вернулся, перешли на личный транспорт, чтобы лишний раз не подвергать себя опасности облучения.

Сейчас Минамисома, наоборот, удивляет своим сходством с обычным провинциальным городком: стайки старшеклассников тянутся от станции рано утром. За ними наступает черед служащих, спешащих на работу. Домохозяйки на велосипедах едут за покупками. По-прежнему отличает Минамисому от обычного города только отсутствие маленьких детей: в детские сады так и не вернулось 70% детей.

«Одиннадцатое марта 2011 года — это день, изменивший судьбу города и жизнь многих его жителей. Но это и шанс стать мировым развитым центром, с новой передовой энергетикой, новыми возможностями для бизнеса, в том числе и международного. Здесь можно экспериментировать в условиях, которых больше нет нигде»,

— считает мэр Минамисомы Кацунобу Сакураи.

«Мы не можем позволить себе опустить руки. Хотя бы ради тех, кто погиб. Дух самурая в том, чтобы не сдаваться. И это уже приносит результаты: у нас начали открываться новые предприятия, центр детского досуга, бассейн — то, чего здесь не было до катастрофы»,

— добавляет он.

Мэр Минамисома Кацунобу Сакураи

Кацунобу Сакураи стал известен всей Японии после того, как в марте 2011 года выложил в YouTube призыв о помощи и требование к СМИ прекратить нагнетать панические настроения. После аварии на АЭС даже в безопасные районы города перестали поступать продукты и предметы первой необходимости — водители грузовиков отказывались от заказов в Минамисому из-за боязни радиации.

Сейчас в городе живет 46 тысяч человек. Это намного меньше, чем до аварии, но это в четыре раза больше, чем полтора года назад. По оценкам специалистов, население города будет расти на 10 тысяч человек в год.

«Вокруг меня много пессимистов. Но и тех, кто мыслит позитивно, становится больше. Проще всего сказать, что в таких условиях ничего нельзя сделать. Но у нас есть уникальный шанс придумать, что можно сделать даже в таких сложных условиях. Я не задумываюсь над тем, почему именно на срок моих полномочий городу выпало такое испытание. Я думаю, что в каком-то смысле избран историей, и ни у одного мэра в мире не было такого опыта и шанса, как у меня. Изменения уже происходят — люди начали двигаться и начинают смотреть вперед, в будущее»,

— уверен мэр Сакураи.

Фантастика, превращенная в реальность

Огромные белые купола, похожие на приземлившиеся инопланетные корабли, и многометровый сверкающий панцирь ощетинившихся солнечных батарей появились на юго-востоке Фукусимы ко второй годовщине аварии на АЭС.

«У меня два лица, две стороны. Я — пострадавший и одновременно — виновник произошедшего»,

— говорит Эйдзю Хангай, глава Парка солнечной энергии и агрокультуры «Зеленая академия» (Solar&Agri-Park "Green Academy"). Он родился в городке Минамисома — одном из наиболее пострадавших от аварии на АЭС. За год до трагедии он оставил руководящий пост крупной японской компании мирового уровня. И, наверное, его фантастический проект не возник бы сейчас, если бы не цунами и если бы та компания, которой он отдал 30 лет своей жизни, не называлась ТЕРСО — оператор АЭС «Фукусима-1».

«Я ушел из ТЕРСО за год до аварии, но вина за нее все равно лежит на мне: как профессионал я не смог ее предвидеть, я был уверен в полной безопасности станции. Но я отвечаю за те страшные последствия, к которым привела наша и моя самоуверенность и некомпетентность»,

— говорит Хангай.

Космические пейзажи появились здесь, потому что он решил сделать что-то такое для детей своего города, чем они могли бы гордиться и увлечься по-настоящему, что могло бы потрясти их воображение.

Электричество и зелень

Проект солнечного и агропарка располагается на 2,4 гектарах земли. Это два комплекса — электростанция из 2000 солнечных панелей и сельскохозяйственный завод по производству зелени.

«Представьте себя ребенком. Что вы почувствуете, когда увидите это? А если вам еще разрешат трогать, поворачивать, крутить, проверять, отключать все эти панели по своему желанию? Важно, чтобы дети не боялись ошибки. Учиться, ошибаясь, — только так можно воспитать лидеров, людей, которые смогут возглавить восстановление Фукусимы, не боясь ошибиться и зная, что они справятся с любым ЧП»,

— Хангай сам превращается в ребенка и готов бесконечно смотреть на сверкающие панели. В свободное пользование детям будет выделен самостоятельный участок из нескольких солнечных батарей.

Часть энергии электростанция будет отдавать на другое детище: сельскохозяйственный завод. Это два огромных круглых купола по 300 квадратных метров, внутри которых по спирали в биорастворе будут расти пучки салата, петрушки или другой зелени. Семена высаживают в центре круга, затем по мере роста они постепенно двигаются по спирали к внешней стороне круга. Семена вырастают до кочана за 30-40 дней: именно столько времени потребуется, чтобы каждый пучок салата доехал от центра до внешней стороны круга.

«Это дает экономию площади — почти вся она используется под посадки. Для обслуживания достаточно всего 4-5 человек. Каждый день в центре высаживают семена, и каждый день по окружности идет сбор урожая. Это потрясающе умный завод. В Японии только еще в одном пострадавшем от цунами районе есть нечто подобное»,

— объясняет Хангай.

По прогнозам, завод в любое время года будет производить 900 кочанов салата в день или 32 тонны в год. Первый урожай будет собран уже 20 апреля.

Деньги

Заводу для функционирования требуется 100 киловатт электроэнергии, остальные 400 киловатт электростанция будет продавать энергокомпаниям. Этого достаточно, чтобы окупить затраты на производство, хотя без спонсоров проект не состоялся бы: электростанция обошлась в 2 миллиона долларов. Половина этой суммы — субсидии министерства сельского хозяйства, вторую половину предоставила главный частный спонсор — компания Toshiba. Строительство агрозавода, который стоил более 1 миллиона долларов, оплатил муниципалитет. Среди спонсоров нет компании ТЕРСО.

«Люди не примут сейчас от ТЕРСО никаких денег, это еще нужно заслужить. Пусть компания тратит свои деньги на ликвидацию ущерба, а не на благотворительность. Людям сейчас не это от нее нужно»,

— говорит Хангай.

Он горд тем, что предусмотрел все: территория абсолютно безопасна, радиация ниже самых строгих норм, а на случай цунами или другого стихийного бедствия совсем рядом есть пункт эвакуации. В проект не заложено только одно — зарплата самого Хангая.

«Проект будет рентабельным, но вряд ли он будет приносить значительную прибыль. В любом случае моя зарплата изначально в проект не закладывалась. Если даже появится прибыль, она пойдет на восстановление этой земли. Главная цель проекта — стать лабораторией для создания новой энергии страны, новых лидеров»,

— считает президент Solar&Agri-Park.

У входа на территорию парка стоят шесть валунов. Это все, что осталось от шести фермерских хозяйств и домов, которые были здесь до 11 марта 2011 года. Это память о том, что здесь произошло два года назад.