Николай Косарев: "О законопроекте «Об обращении с радиоактивными отходами»

Государственная дума РФ 20 января приняла в первом чтении законопроект «Об обращении с радиоактивными отходами (РАО)», внесенный правительством России. Задача рассматриваемого закона – внести в российское законодательство положения ратифицированной РФ в 2005 году "Объединенной конвенции о безопасности обращения с отработавшим ядерным топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами". Принятие законопроекта не потребует дополнительных расходов, покрываемых за счет федерального бюджета и бюджетных фондов, кроме средств, предусмотренных на обращение с радиоактивными отходами федеральной целевой программой "Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года" и другими целевыми и иными программами, предусматривающими мероприятия по обращению с РАО, большая часть которых была накоплена с советских времен в рамках военного ядерного проекта.

Николай Косарев, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды, член Комиссии СФ по естественным монополиям:

Меня радует такое широкое общественное участие, при котором обсуждается этот законопроект. Люди выказывают большую заинтересованность, что понятно: вопросы обращения с радиоактивными отходами затрагивают огромное количество россиян.

Среди позитивных положений этого законопроекта я бы назвал, во-первых, то, что он, наконец, определит порядок обращения с радиоактивными отходами. Насколько я знаю, нам до сих пор неизвестно точное количество пунктов хранения РАО на территории страны, до конца неизвестно, в каком они состоянии. Для того, чтобы провести полную ревизию всего нашего радиоактивного «хозяйства», нужна твердая правовая основа. И данный законопроект ее дает. Второй важной частью я бы назвал финансирование этой работы. Законопроект определяет, что для обращения с РАО будут созданы специальные резервы. Это очень важно. А порядок функционирования этих резервов нужно будет определять отдельными подзаконными актами. В-третьих, определяется национальный оператор по обращению с РАО, т.е. лицо, ответственное за все аспекты этой деятельности. А значит, с него можно будет потребовать отчет и о потраченных средствах, и о состоянии пунктов хранения отходов.

Отдельно хочу сказать о поправках к этому законопроекту. Мы в Совете Федерации его обсуждали сразу после первого чтения и подали более 40 поправок. Я назову наиболее принципиальные. Первая группа поправок касалась собственности на пункты хранения РАО. В тексте, подготовленном ко второму чтению, определяется, что собственность может быть только федеральная. А в том, что касается резервных фондов, куда должны перечисляться средства от изготовителей РАО, мы просили убрать само понятие «фонд», и теперь в законопроекте есть понятие «специальные резервы». Это также обусловлено нормами действующего законодательства. Все наши предложения зафиксированы в тексте ко второму чтению. Конечно, спорные вопросы остались, но их можно отнести к вопросам технического характера, и мы надеемся их решить до прохождения в Государственной Думе во втором чтении. Примером такого спорного вопроса является требование к захоронению жидких РАО, к которым, по нашему мнению, необходимо применять более жесткие условия захоронения и их мониторинга.

Но в целом, я считаю, этот законопроект надо принимать. На мой взгляд, он уже перезрел. Формировать законодательную базу по обращению с радиоактивными отходами нужно было еще в советские времена, когда атомный проект только начинался.