Эксперты о соглашении 123 и встрече Дмитрия Медведева с Сергеем Кириенко

России и США в атомной сфере следует избежать политизации сотрудничества в атомной сфере. Об этом 11 января заявил президент России Дмитрий Медведев в ходе встречи с генеральным директором государственной корпорации «Росатом» Сергеем Кириенко. Как доложил президенту глава Росатома, сегодня было объявлено о завершении внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу российско-американского межправительственного Соглашения о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии (так называемого «соглашения 123»). "Это хорошая работа. Главное, чтобы ее не политизировать, а заниматься этим как бизнесом", - подчеркнул президент.

Николай Подлевских, начальник аналитического отдела «Церих Кэпитал Менеджмент»:

Последние годы показали, что сделанная ставка на строительство новых атомных энергоблоков в нашей стране является не конъюнктурной краткосрочной кампанией, но долгосрочной стратегией. Ведущееся сооружение 9 энергоблоков и серьезные подготовительные работы по сооружению 28 энергоблоков будут иметь продолжение и развитие в делах и планах будущих лет и десятилетий. Растет уверенность, что доля атомной энергетики в энергобалансе страны будет неуклонно увеличиваться. Тем более что цены на энергоносители находятся в долгосрочном восходящем дрейфе, а атомная энергетика является наиболее развитым и перспективным сектором будущей энергетики.

Еще большее впечатление производит рост портфеля иностранных заказов. Строительство атомных энергоблоков за рубежом становится все более привычным и отлаженным делом. Вместе со строительством энергоблоков растет объем заказов на поставки топлива и оборудования. Приход в другую страну со строительством атомного энергоблока и последующим его обслуживанием - это пример очень высокотехнологичного комплексного взаимодействия с зарубежными партнерами. Для нашей страны с перегруженной структурой экспорта такие соглашения и работы имеют принципиальную важность.

Особенную значимость имеет соглашение с США, с которыми до недавних пор не было прямых соглашений в атомной электроэнергетике. И это большое упущение, поскольку наши две страны являются крупнейшими ядерными державами. Вступившее в силу так называемое «соглашение 123» имеет многоплановую основу. По этому соглашению наши страны смогут развивать сотрудничество в крайне актуальной сейчас сфере малой энергетики, совершенствовать технологии обращения с ОЯТ (без возможности ввоза отработанного топлива на территорию России). Кроме того, документ создает правовую основу для продолжения поставок российского низкообогащенного урана в США и работ по переводу исследовательских реакторов с высокообогащенного топлива на низкообогащенное.

Но самое главное, что заключенное соглашение и работа по нему позволит повысить доверие между странами и снизить политизированность взаимоотношений в этой принципиально важной сфере.

Бато-Жаргал Жамбалнимбуев, член комиссии СФ по естественным монополиям, член комитета СФ по бюджету:

Думаю, не случайно руководитель Росатома так много места в своем докладе президенту отвел международным проектам госкорпорации. В прошлом году действительно были достигнуты прорывные соглашения – и каждое из них в своей области очень важное. Во-первых, это «соглашение 123» с американцами. Оно нам дает реальный доступ на рынок США, позволит нарастить объемы поставок низкообогащенного урана для американских станций. Уже сейчас, по контракту ВОУ-НОУ, мы поставляем 40% низкообогащенного урана на американский рынок. Но ВОУ-НОУ скоро заканчивается, и терять такой рынок, как американский, было бы очень неосмотрительно. Эту работу действительно нельзя политизировать, к ней надо относиться как к бизнесу, выгодному для обеих сторон.

Другой интересный и перспективный контракт – строительство АЭС в Турции. Федеральное собрание соответствующее соглашение в ноябре месяце прошлого года одобрило. Тут важно и то, что мы вышли в эту страну, которая всегда тяготела к Западу, и то, что сами условия контракта для нас новые. Когда АЭС будет построена, Россия будет ею владеть и ее эксплуатировать, продавая электроэнергию. Это выгодно и нам, и Турции, которая будет избавлена от бремени расходов на содержание и ремонт станции. По этой схеме сейчас с нами хотят работать и другие страны.

И третий проект, который я бы отметил, - это создание гарантийного запаса ядерного топлива под эгидой МАГАТЭ в Ангарске. Это означает, во-первых, укрепление и развитие наших отношений с МАГАТЭ, во-вторых, имеет большое значение для повышения интереса к ядерной энергетике в мире. Теперь любая страна может быть твердо уверена, что, если у нее возникнут сложности с ядерным топливом, при согласии МАГАТЭ поставка гарантирована. Я думаю, это будет сильный мотивирующий фактор для тех, кто собирается в ближайшие годы развивать ядерную энергетику.

Ашот Саркисов, советник Президиума РАН, академик:

Есть ряд проблем, которые «соглашение 123», вступившее в силу 11 января, поможет нам решить совместными с США усилиями. Разумеется, если не будет очередных препятствий со стороны американцев. Это важный и серьезный документ. Самая главная стратегическая проблема, которую нам надо решать сообща, это подготовка атомной промышленности к переходу на замкнутый топливный цикл. Потому что в перспективе эта задача для всех будет неизбежна, и решить ее автономно для каждой страны невозможно. Для таких мощных атомных держав как Россия и Америка – это первое и важнейшее поле для сотрудничества. Я имею в виду выбор типа реакторов, особенности топливных циклов, решение вопросов нераспространения. Это важно и актуально, потому что запасы урана-235 ограничены, то есть все работы надо делать своевременно. Быстрые реакторы я тоже отнес бы к этой группе первоочередных проблем.

Вторая важная проблема, решению которой может способствовать «соглашение 123», – это развитие малой атомной энергетики, о котором я уже лет 10 говорю. И теперь, к счастью, это довольно новое направление атомной энергетики привлекает внимание не только в России, но и за рубежом – в США и Японии.

Здесь мы имеем определенные технологические преимущества, у нас есть задел в технологиях, которые мы применяли в оборонных целях. Американцы сейчас пытаются эту свинцово-висмутовую технологию осваивать, но для ее освоения нужно немало времени. Мы же ее не только освоили, но и имеем опыт в эксплуатации. Разработка таких стационарных и мобильных установок – атомных энергоисточников малой мощности – очень серьезный вопрос в глобальном планетарном масштабе. В этом вопросе наше сотрудничество с США тоже было бы очень полезным для обеих сторон. Это не говоря уже о не таких глобальных вещах, как разработка и совершенствование тех типов реакторов, которые сейчас уже эксплуатируются. Ведь участие в совместных проектах всегда было полезным.

Третья интересная тема для российско-американского сотрудничества – это взаимодействие в области обращения с РАО и ОЯТ. Я не имею в виду ввоз ОЯТ на территорию России – «соглашение 123» его не предусматривает. Россия вообще не ввозит зарубежный ОЯТ. Речь идет об обмене опытом и высокими технологиями в этой области, ведь у каждой из сторон в этом плане накоплен богатый опыт.

 Андрей Корнеев, к.э.н., руководитель Центра проблем энергетической безопасности Института США и Канады РАН:

Обмен дипломатическими нотами о завершении внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу российско-американского межправительственного Соглашения о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии 11 января 2011 г. в Москве между заместителем Министра иностранных дел Российской Федерации Сергеем Рябковым и Послом США в Москве Джоном Байерли ознаменовал завершение сложных многолетних переговоров в пользу обеих сторон.

Это двустороннее соглашение формирует необходимые правовые рамки для выстраивания полномасштабного и эффективного сотрудничества России и США в гражданской ядерной энергетике. При этом создаются условия для реализации взаимовыгодных совместных проектов и проведения перспективных научно-технологических исследований. Срок действия соглашения составляет 30 лет, что позволяет России продвигать свои ядерные технологии на американской территории и осуществлять прибыльные инвестиции в совместные коммерческие проекты.

Комитет Сената США по международным делам, а также Американо-российский деловой совет, представляющий интересы 225 американских и российских компаний, приветствовали новые возможности сотрудничества в сфере мирного использования атомной энергии. Так, например, председатель сенатского комитета по международным делам Джон Керри подчеркнул, что «это соглашение в перспективе должно увеличить взаимовыгодную торговлю и создать дополнительные рабочие места в обеих странах». Соглашение даст американским компаниям и научным учреждениям возможность получать лицензии на торговлю и сотрудничество с российскими предприятиями в области ядерных материалов, оборудования и технологий. Оно распространяется исключительно на мирную ядерную энергетику и не касается сотрудничества в сфере военных ядерных технологий.

Активизация энергетического сотрудничества с Россией должна дополнить планируемое увеличение финансирования в США строительства новых ядерных реакторов, которое возобновляется после тридцатилетнего перерыва для уменьшения зависимости от импорта нефти.

В 2010 г. из федерального бюджета на эти цели было выделено 8 млрд. долл., как часть пакета кредитных гарантий общим объемом в 18,5 млрд. долларов, ранее одобренных Конгрессом. В проекте бюджета на 2011 г. президент Барак Обама предложил увеличить финансирование этой программы до 54 млрд. долл.

По оценкам руководителя «Росатома» Сергея Кириенко, Америка является ключевым рынком для России в ядерной сфере. Российские поставки топлива для АЭС уже обеспечивают около 40% американских потребностей; общая стоимость российско-американских контрактов в 2010 г. составила 4,9 млрд. долл. В ближайших планах российской корпорации – добыча урана на территории США и эксплуатация совместных обогатительных предприятий.

В настоящее время технологические возможности наших двух стран взаимно дополняют друг друга. Россия является мировым лидером в обогащении урана с помощью газовых центрифуг, в переделе оружейного уранового сырья в реакторное топливо с чрезвычайно низкими затратами, а также в области переработки и длительного хранения ядерных отходов. У США пока нет технологий для создания реакторов на «быстрых нейтронах», уже давно разрабатываемых в нашей стране. Вместе с тем США, наряду с Францией и Японией, добились успехов в области разработки новых защищенных реакторных технологий, энергоэффективных генераторных агрегатов, систем экологической безопасности и транспорта концентратов. Инновационный потенциал многостороннего объединения этих возможностей весьма значителен и способен внести большой вклад в решение проблем развития атомной энергетики во всем мире.

 Валентин Межевич, первый заместитель председателя Комиссии Совета Федерации по естественным монополиям:

Российские атомщики поработали успешно, и не только на зарубежных рынках, где мы сейчас очень активны, но и внутри страны. Строительство новых блоков продолжается, и хотя в связи с кризисом сроки сдачи по отдельным блокам немного сдвинулись, но ни один не заморожен. Это дает серьезные основания рассчитывать, что планы по повышению доли атомной генерации будут выполнены.

Один из важнейших показателей деятельности госкорпорации – увеличение производительности труда. На предприятиях Росатома она растет. Если мы не научимся эффективно и быстро работать, экономя при этом материальные и людские ресурсы, нам не удастся закрепиться на мировом рынке, наши услуги будет обходиться слишком дорого. Производительность труда атомщикам надо наращивать, очень серьезно над этим работать и все время поднимать планку требований к самим себе.

Ну, и, конечно, нельзя не отметить такие успехи в международной сфере, как «соглашение 123» с США и контракт с Турцией. И Сергей Кириенко это отметил в разговоре с президентом. Договор с Турцией – вещь действительно уникальная, она дает очень интересные перспективы на наше дальнейшее международное сотрудничество. У нас появится опыт владения АЭС на территории другой страны. Если этот проект окажется удачным, а для этого есть все основания, думаю, что многие из наших зарубежных партнеров решат этим воспользоваться.

«Соглашение 123» дает нам возможность серьезно выйти на американский рынок. По сути, они его перед нами открыли. Наконец-то появляется возможность создания СП по обогащению урана по нашей технологии, мы можем сотрудничать в сфере инновационных технологий в области мирного атома, в том числе в создании новых типов реакторов. Контракт ВОУ-НОУ скоро заканчивается, нужно было переводить отношения в новую плоскость долгосрочных интересов, и «соглашение 123» – отличная возможность это сделать.
 

 Иван Андриевский, управляющий партнер НКГ "2К Аудит - Деловые консультации" / Morison International:

Прежде всего, стоит отметить, что и без "соглашения 123" Россия и США довольно успешно сотрудничают в области ядерной энергетики. В частности, РФ поставляет в США низкообогащенный уран, между странами действует соглашение об утилизации избыточного оружейного плутония, США помогают России в сфере укрепления физзащиты ядерных объектов, идет взаимодействие по переводу исследовательских реакторов с высокообогащенного топлива на низкообогащенное. Кроме того, стороны сотрудничают друг с другом в рамках различных международных форумов.

Тем не менее, подписание "соглашения 123" значительно расширит возможности для сотрудничества России и США в области мирного атома. В первую очередь, это касается обмена технологиями. Также соглашение откроет возможности непосредственно для совместной работы по отдельным разработкам и проектам, в том числе и на территории США.

В последние годы интерес к атомной энергетике постепенно возвращается. Именно атомная энергетика на сегодняшний день более перспективна в качестве альтернативы традиционным энергоносителям. Поэтому многие государства для развития атомной отрасли стремятся заключать соглашения о мирном атоме с мировыми лидерами в этой области, к которым относится и Россия.

Между тем, как показывает соглашение РФ и США, и сами мировые лидеры атомной отрасли, в целях более эффективного развития атомных технологий, готовы идти на сотрудничество в области мирного атома.

Константин Зайцев, заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по энергетике:

«Соглашение 123» позволит активнее развивать российско-американское ядерное сотрудничество. Его существенным составляющим элементом может стать совместная работа над технологией замкнутого ядерного топливного цикла, разработка новых видов реакторов, в том числе и реакторов на быстрых нейтронах. Учитывая, что у России есть большие наработки в этой сфере, американцам это сотрудничество окажется выгодным.

Кроме того, соглашение открывает дополнительные возможности американским компаниям и по свободному приобретению ядерного топлива в России, что важно для США, учитывая планы американской стороны по развитию ядерной энергетики. Не исключено также, что в рамках соглашения в США будет создано совместное предприятие по обогащению урана по российской технологии, но без передачи технологии производства центрифуг.

Отдельно хочу отметить, что «соглашение 123» не предусматривает ввоз в Россию американского отработанного ядерного топлива, поэтому любые рассуждения на эту тему, как со стороны ряда американских политологов, так и со стороны некоторых российских экологов, считаю просто спекуляцией. Россия не принимает отработанное ядерное топливо зарубежного производства, в том числе и американского. «Соглашение 123» направлено на другое – на взаимовыгодное сотрудничество в области ядерных технологий. Это выгодно и американцам, у которых эти работы в последние годы шли не так быстро, как им бы хотелось, и нам, в плане провозглашенной политики модернизации экономики.

Александр Игнатюк, аналитик брокерской компании "Кит-финанс":

Ратификация "Соглашения 123" создает еще один крупнейший в мире центр взаимодействия в области ядерной энергетики.

Бесспорно, и США, и Россия обладают огромным опытом в разработке и эксплуатации объектов ядерной энергетики. Конечной целью соглашения, с нашей точки зрения, является объединение этих двух потенциалов посредством создания упрощенного порядка взаимодействия между атомными компаниями двух стран, координации совместных усилий и создания объективного конкурентного глобального рынка атомных продуктов и технологий.

Данное соглашение особенно важно в условиях ускоренного развития мирового ядерного энергетического комплекса. Например, подписание подобных документов с правительствами Австралии, Канады, Японии привели к быстрому возникновению положительных результатов. Масштабные российские инвестиции в канадскую Uranium One и австралийские урановые месторождение - яркое тому свидетельство.

Ситуация с наличием высоких барьеров для российских компаний на входе на американский атомный рынок нашла свое историческое разрешение. Другими словами, эпоха заключения отдельных межправительственных соглашений по каждому мало-мальски важному вопросу взаимодействия, наконец, завершилась, желание российских и американских компаний эффективно развивать партнерский бизнес победило.

Кроме того, необходимо отметить и экологическую составляющую соглашения. Несмотря на желание американских политиков придать ему внутреннюю окраску ввоза в Россию ОЯТ из США, соглашение не предусматривает возможности подобных сделок. Таким образом, совсем по-американски бизнес победил политику.

Денис Демин, инвестаналитик, заместитель управляющего директора ИК «Ленмонтажстрой»:

Хотя бы то, что страны шли к подписанию этого соглашения более четырех лет, свидетельствует о его важности для двухстороннего сотрудничества в атомной отрасли.

Для США подобные соглашения являются необходимым условием для сотрудничества с другими государствами в области мирного использования ядерной энергии; все последние годы российско-американское сотрудничество в этой сфере развивалось фактически в рамках исключений из общих норм законодательства, что, конечно, представляло неудобства для представителей отрасли по обеим сторонам океана. Отсутствие нормативной платформы для сотрудничества с таким игроком на мировом атомном рынке, как Россия, в принципе затрудняло реализацию американской программы Глобального сотрудничества в области атомной энергии.

Продукция и услуги российского атомного комплекса, включая передовые виды топлива для АЭС, возможности по утилизации и переработке ОЯТ, все более востребованы со стороны США, намеревающихся наращивать мощности в атомной энергетике. Вероятность возникновения в США дефицита мощностей по обогащению топлива для АЭС тоже могла послужить стимулом к заключению соглашения для американской стороны: оно создаст возможности для использования центрифуг на территории РФ.

Россия обладает передовым научно-техническим потенциалом в разработке реакторов нового типа, но для успешной коммерциализации этих разработок необходимо максимально приблизить их к международным рынкам, что и планируется сделать с участием США. Все более привлекательной для американских компаний становится и Россия с ее масштабной программой по строительству АЭС: американские производители компонентов и систем для атомной отрасли уже несколько лет проявляют активный интерес к нашему рынку.

Кроме собственно двухстороннего сотрудничества, подписание соглашения между Россией и США имеет важное значение для процесса контроля над распространением ядерных материалов и технологий в третьих странах. Включение России в мировую инфраструктуру по утилизации и переработке ОЯТ позволит обеспечить неядерные страны полным комплексом "услуг" по топливообеспечению АЭС и, как следствие, снять с повестки дня столь чувствительный вопрос, как бесконтрольное создание мощностей по обогащению урана.

 Николай Кузелев, директор Института развития НИЯУ МИФИ, эксперт ядерной секции Государственной думы РФ, профессор:

Вступление в силу «соглашения 123» с США – это еще один шаг в установлении прямых рыночных взаимоотношений между компаниями двух стран. Еще три года назад мы были скованы по рукам и ногам, так как действовали антидемпинговые ограничения на поставку ОУП, и приходилось каждый шаг фиксировать отдельным межправительственным соглашением. Теперь нам ничего не мешает занять лидирующие позиции на международном рынке. Ведь «соглашение 123» открывает для российских компаний новые возможности на самом большом в мире рынке атомной энергетики. Нам необходимо укреплять наши позиции по всем областям и отраслям, начиная с Америки.

В отличие от сырьевых отраслей экономики, в рамках этого соглашения Росатом сможет продвигать свои высокие технологии на американской территории. Я имею в виду технологии ядерного топливного цикла, включая возможное создание СП в США по обогащению урана по российской технологии, но без передачи технологии производства центрифуг. Это, согласитесь, редкий, если не единственный случай подобного партнерства.

Кроме того, это соглашение устраняет повод для обвинений на тему обработки ОЯТ: оно не предусматривает ввоза в Россию американского отработанного ядерного топлива, ведь Россия вообще не принимает отработанное ядерное топливо зарубежного производства.
Опираясь на уже имеющийся опыт сотрудничества в рамках Соглашения о мирном атоме, подписанного Россией с Австралией, Канадой, Японией, мы сможем плодотворно сотрудничать и с США.

 Андрей Климов, заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по международным делам:

На мой взгляд, прошедший 2010 год был успешным для атомщиков, о чем, собственно, свидетельствуют результаты встречи главы Росатома и президента страны. Заметные результаты были показаны в международном сотрудничестве. На мой взгляд, очень важным является достижение договоренностей с американцами и вступление в силу соглашения 123. Оно позволит нам продвигать российские ядерные технологии на американской территории. Это большой плюс для нас, учитывая то, что срок действия контракта ВОУ-НОУ истекает в 2013 году. Теперь, в рамках этого соглашения, мы сможем сотрудничать в самых разных сферах использования мирного атома – от поставок топлива для американских АЭС до создания новых типов реакторов.

Эффективным направлением мне представляется создание представительств Росатома при наших посольствах за рубежом. Российская атомная отрасль сейчас превращается в крупного международного игрока, и налаживание личных связей, обеспечение постоянного присутствия в тех странах, где у нас действуют атомные контракты – важнейшая вещь.

 Сергей Кондратьев, заведующий сектором экономического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов»:

В прошедшем 2010 году российская атомная отрасль показала высокие темпы роста основных экономических показателей, значительно укрепила свои позиции на международном рынке. В отличие от многих других отраслей российской экономики, развитие атомной энергетики базируется не на экстенсивном росте (постоянное увеличение отпускных цен для компенсации растущих издержек), а благодаря реализации продуманной программы снижения издержек, роста производительности труда (по итогам 2010 г. этот показатель вырос на 22%, что является лучшим результатом не только по топливно-энергетическому комплексу, но и по экономике в целом).

Выработка электроэнергии на АЭС увеличилась на 4,2% к уровню 2009 г. и достигла 169,97 млрд кВтч. (16,9% от общего производства электроэнергии). По таким показателям, как готовность оборудования, коэффициент использования установленной мощности (более 81% по итогам 2010 г.) российская атомная энергетика вплотную приблизилась к уровню развитых стран (80-90%).

Крайне важным направлением остается строительство новых генерирующих мощностей - в последние годы по количеству находящихся в строительстве энергоблоков Россия находится на втором месте в мире (после КНР). При этом 2010 год оказался крайне успешным и в продвижении российской атомной отрасли на мировые рынки. Были заключены соглашения о строительстве новых АЭС во Вьетнаме, в Турции, Индии и ряде других стран, за счет получения контроля в одной из крупнейших уранодобывающих компаний мира Uranium One ГК "Росатом" удалось значительно укрепить свои позиции на этом стратегически важном направлении.

Важнейшим направлением международной деятельности ГК "Росатом" стало укрепление позиций на развитых рынках. Вступление в силу "Соглашения 123" с США и ратификация Соглашения о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии с Японией не только дают возможность Росатому нарастить присутствие на рынках этих стран (на них приходится 40% мировых мощностей АЭС и потребления урана для производства электроэнергии), но и, по сути, создают действительно глобальный рынок атомных технологий и продукции. Эти соглашения позволят значительно нарастить объемы взаимной торговли, интенсифицировать обмен ключевыми технологиями, увеличить степень стандартизации используемого в атомной энергетике оборудования. А в конечном итоге это позволит снизить цены на электроэнергию в странах-потребителях (благодаря снижению издержек) и повысить надежность и безопасность функционирования атомной энергетики в мировом масштабе.

СПРАВКА:
11 января в Москве заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации Сергей Рябков и Посол США в Москве Джон Байерли обменялись дипломатическими нотами о завершении внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу российско-американского межправительственного Соглашения о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии (так называемого «соглашения 123»). Это важное двустороннее соглашение формирует необходимые правовые рамки для выстраивания полномасштабного и эффективного сотрудничества в гражданской ядерной энергетике. Создаются условия для проведения плодотворной работы по реализации взаимовыгодных совместных проектов и проведения перспективных научно-технологических исследований. Срок действия соглашения составляет 30 лет.