11 августа 2011

Сергей Светлов, главный инженер проекта ОАО «СПбАЭП»: "Европейские и российские проекты лучше в плане безопасности"

Литва продолжает настаивать на том, что не получает ответов на интересующие ее вопросы по безопасности Балтийской АЭС, в то же время, литовские власти игнорируют предложение Росатома провести на территории Литовской Республики общественные слушания по проекту строящейся в Калининградской области атомной станции. Российская сторона выражает готовность рассказать обо всех аспектах системы безопасности Балтийской АЭС.

Сергей Светлов, главный инженер проекта ОАО «СПбАЭП» (Санкт-Петербургский «Атомэнергопроект»):

Все современные проекты атомных электростанций в мире, разработанные с использованием технологии ВВЭР (PWR), с точки зрения безопасности несильно отличаются друг от друга. Все они, с разумным запасом, отвечают современным требованиям по безопасности. Выделяется, пожалуй, наверное, только проект AP-1000, включающий в себя преимущественно пассивные системы безопасности и целый ряд инновационных решений. В этом его плюс, но в этом и его минус. Как показывает практика его лицензирования в Европе и Америке, лицензируется он достаточно трудно, так как эти новые решения, как и выполнение пассивными системами своих функций, достаточно трудно обосновать.

Если рассматривать проекты, так сказать, массовые, идущие в мейнстриме, то наш проект АЭС-2006 для Ленинградской АЭС-2 и Балтийской АЭС и европейский проект  EPR c точки зрения концепции безопасности сопоставимы. На мировом рынке АЭС активно предлагаются японский проект APWR и корейский APR-1400. Информации по концепции безопасности данных проектов в открытом доступе немного. Но то, что мы знаем, позволяет говорить о том, что европейские и российские проекты лучше в плане безопасности. APWR и EPR-1400 – это все-таки проекты поколения 3, а не 3+, как наш проект, в частности. Они меньше защищены от последствий запроектных аварий, а также от внешних и внутренних воздействий.

Проект АЭС-2006, разработанный нашим институтом и используемый в настоящее время для сооружения ЛАЭС-2 и Балтийской АЭС, имеет защиту фактически ото всех природных катаклизмов: землетрясения, наводнения, смерчи, снеговые нагрузки. Цунами в проекте не рассматриваются просто потому, что мы не строим (пока) в цунамиопасных регионах. Если же станцию по проекту АЭС-2006 придется размещать в подобной зоне, то вопрос будет решен за счет тщательного выбора площадки, а также дополнительными инженерными методами, но без существенных переделок проекта.

Возможные техногенные воздействия также учтены в проекте: это и пожары, и внешние взрывы, и падение самолета.

Хочу обратить внимание, что произошедшее на АЭС «Фукусима» – следствие наложения нескольких событий: землетрясения, последовавшего за ним цунами, повлекших за собой полное обесточивание станции, разрушение инфраструктуры вокруг АЭС, не позволившее быстро восстановить энергоснабжение и охлаждение активной зоны. Что и привело к таким тотальным последствиям. При этом надо иметь в виду, что пострадавшие блоки АЭС «Фукусима» были построены несколько десятилетий назад по уже устаревшему по нынешним меркам проекту. Для проекта Балтийской АЭС полное обесточивание не является событием, приводящим к тяжелому повреждению зоны. Имеющиеся в проекте системы пассивного отвода тепла позволят расхолодить реакторную установку и привести станцию в безопасное состояние. Система удаления водорода предотвращает образование и взрыв горючей смеси, что также имело место при аварии на АЭС «Фукусима». Двойная защитная оболочка локализует продукты деления и существенно ограничивает радиоактивные выбросы. А устройство локализации расплава позволяет принять, локализовать и захолодить расплав активной зоны, если разрушение активной зоны и проплавление корпуса реактора все-таки произойдет.

Если говорить об отличиях проекта ВВЭР и кипящего реактора, который, по последним данным, выбрала Литва, то это две принципиально разные технологии, хотя  они различаются и не до такой степени как, например, технологии ВВЭР и БН (реактор на быстрых нейтронах). В кипящем реакторе (типа BWR) и реакторе типа ВВЭР цепная реакция поддерживается за счет тепловых (или медленных) нейтронов, оба используют воду в качестве теплоносителя и замедлителя. Особенности заключаются в способе передачи тепла от активной зоны непосредственно к турбине. В кипящем реакторе используется одноконтурная схема, в которой пар подается на турбину непосредственно из реактора. Вследствие этого турбина и машзал на таких АЭС «грязные» с точки зрения радиации, что затрудняет эксплуатацию и обслуживание, вынуждает выдвигать дополнительные требования к оборудованию.

Технология ВВЭР (PWR) более традиционна и наиболее широко используется в мире, на данный момент признана наиболее безопасной и при этом экономически выгодной. Построенные с использованием данной технологии АЭС двухконтурные: из реактора выходит не пар, а горячая вода под давлением, которая поступает в парогенератор, где уже происходит кипение воды второго контура и образующийся пар поступает на турбину. В результате второй контур, турбинный остров в целом «чистые». Кроме того, с точки зрения работы реактора отсутствие развитого кипения на выходе из него также предпочтительнее.

«Кипящая» технология тоже имеет право на существование и широко применяется в мире, но в России в силу определенных исторических причин, развития и распространения не получила. Проработки были, были созданы исследовательские реакторы, но в серию они не пошли. В настоящее время в России предпочтение отдается технологии ВВЭР, поскольку, как я сказал выше, – это широко распространенная и общепризнанная в мире технология, сочетающая достаточную безопасность с экономической привлекательностью.

Для меня лично было удивительно, почему Литва выбрала технологию BWR для своей будущей АЭС, просто потому, что такая же технология использовалась на АЭС «Фукусима». Также как в общественном сознании технология РБМК будет всю жизнь ассоциироваться с Чернобылем (в прессе их так и называют - «реакторы чернобыльского типа»), так и технология BWR будет ассоциироваться с Фукусимой. Также можно удивляться, почему был так сильно сужен круг потенциальных кандидатов – насколько мне известно, кроме Hitachi-GE рассматривался только проект Westinghouse АP-1000, который, как я уже отметил, является достаточно неоднозначным проектом с точки зрения возможности его лицензирования. Однако это вопросы правительства Литвы и не наше право его критиковать.

Обойдется ли сооружение АЭС с кипящим реактором дешевле? Не уверен. Надо сравнивать конкретные сметы, сроки строительства – тут очень много зависит не от реакторной технологии, а от принятой технологии строительства. Подозреваю, что стоимость АЭС будет сопоставима.