16 мая 2013

Олег Крюков, директор по государственной политике в области РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО ГК "Росатом": «Область «бэк-энда» является относительно новой для стран – пользователей атомной энергии»

Вестник Атомпрома

- Олег Васильевич, в прошлом году был создан национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами (НО РАО). Какие задачи возложены на НО РАО?

- Сегодня мы создаем в стране единую государственную систему обращения с РАО, суть которой – обязательная окончательная изоляция отходов и исключение потенциального влияния РАО на окружающую среду в России. НО РАО можно назвать ключевым игроком этой системы. По сути – это в чистом виде производственно-экологическая организация, основной задачей которой как раз является создание этой системы.

- Какие полномочия и функции переходят к национальному оператору?

- Как я уже говорил, главная функция – создание самой системы. Причем не правильно говорить, что эта функция переходит. Такой системы до сих пор, по сути, не было. ФГУП «НО РАО» должен стать и уже становится заказчиком проектирования и сооружения объектов окончательной изоляции, обязан их эксплуатировать, размещать в них РАО, вести непрерывный мониторинг на протяжении всего периода потенциальной опасности размещенных в нем РАО.

Второе важнейшее направление – это государственный учет и контроль всех радиоактивных веществ и отходов. Эта система была передана НО РАО в январе этого года. Таким образом, предприятие будет не только принимать отходы на изоляцию, но и отслеживать их путь с момента возникновения.

- Как идет финансирование? Из каких источников? Только ФЦП?

- Не только. ФЦП – это, скорее, частный случай. Из нее в настоящее время финансируются только работы по проектированию подземной лаборатории в Нижне-Канском гранитоидном массиве. Основу для системы финансирования заложил федеральный закон №190. Суть ее в том, что с 15.07.2011 (момента вступления закона в силу) финансовая ответственность за окончательную изоляцию ложится на производителей и собственников РАО. То есть предприятия, деятельность которых ведет к образованию РАО, перечисляют деньги в специальный фонд, из которого впоследствии выделяются средства на окончательную изоляцию радиоактивных отходов.

- А РАО, образовавшиеся до этого? И как отделить одно от другого?

- РАО, образовавшиеся после 15.07.2011, будут иметь статус накопленных и находиться в собственности государства. С целью отделения зерен от плевел – накопленных РАО от вновь образованных – в настоящее время госкорпорация ведет работы по их регистрации. По сути, это большая ревизия, в ходе которой предстоит сделать поверку объемов и видов всех хранящихся в России РАО и условий их хранения.

- Кто проводит эту ревизию?

- В регионах формируются комиссии, состоящие из представителей региональной власти, госкорпорации, организаций, на балансе которых находятся РАО, и представителей надзорных органов – Ростехнадзора, Минприроды. Важно, кстати, что по итогам обследования комиссиями будут подписаны акты, на основании которых в правительство будут представлены материалы для принятия решения об отнесении отходов к той или иной категории.

- Можно несколько вопросов по международному сотрудничеству: сколько объектов по обращению с ОЯТ и РАО в рамках глобального партнерства сдано в эксплуатацию?

- Страны «Группы восьми» вместе с еще 16 странами, присоединившимися к глобальному партнерству с момента его учреждения в Канаде, строят и оснащают объекты инфраструктуры по обращению с ОЯТ и РАО. Главная цель – реабилитация береговых баз в районах: губы Андреева, поселка Гремиха, бухте Разбойник, губы Сайда. Уже 25 объектов готово, все эти объекты существенно улучшили экологическую ситуацию на Северо-Западе России. Они позволяют снять радиационную нагрузку на персонал и повысить безопасность всего региона. И главное – все объекты отличает высокий уровень безопасности, использование качественных материалов и оснащение высокотехнологичной техникой последнего поколения.

- Какие еще объекты необходимо возвести?

- В 2014 году будет построен комплекс по кондиционированию и хранению ТРО. Объект в целом представляет собой уникальный пример эффективного международного сотрудничества. Комплекс обеспечит долговременное хранение 155 реакторных отсеков АПЛ, 25 блоков с отсеками судов атомного технологического обслуживания, надводных кораблей с ядерными энергетическими установками, атомных ледоколов, а также 100 000 кубометров РАО. С 2014 мы будем готовы принимать и перерабатывать РАО со всего региона. Прием и переработка будет осуществляться по схеме: из пунктов хранения ТРО поступает в Сайду, перерабатывается, ставится на хранение до тех пор, пока не появится пункт окончательной изоляции.

- Создание международных центров по выводу из эксплуатации – насколько это реальная перспектива?

- Международные центы по ядерным исследованиям – распространенное явление в странах Западной Европы. Область «бэк-энда» является относительно новой для стран – пользователей атомной энергии. Я считаю, что кооперация в данном направлении нескольких государств, конечно, позволяет генерировать инновационные технологии в кратчайшие сроки. И что еще более важно – распределять высокие затраты между бюджетами нескольких стран.

- Можете привести успешный и показательный пример такого центра?

- В прошлом году мы посетили хранилище ОЯТ в Швеции. Швеция сделала ставку не на переработку, а на долговременное глубокое захоронение ОЯТ с использованием «капсульной технологии». Запаянные в медных 25-тонных капсулах, герметично залитые бетонитом ядерные отходы будут погребены на глубине более 500 метров среди гранитной породы. Шведы активно привлекают международную общественность к данным работам, пропагандируя свой способ обращения с ОЯТ, а также привлекая зарубежные финансовые ресурсы в научные разработки на территорию хранилища.

- Именно Россия является одним из мировых лидеров в области переработки ОЯТ. У нас может быть создан такой центр?

- В Железногорске сейчас успешно строится опытно-демонстрационный центр по переработке ОЯТ. Это будет уникальный объект, на котором можно будет отработать технологии переработки ОЯТ реакторов. А главное, там будут отрабатываться технологии регенерации топлива. Думаю, на базе железногорского объекта возможно создать международный центр по распространению и внедрению знаний в области переработки ОЯТ во всех странах, заинтересованных в регенерации топлива.