3 октября 2008

Франк Деконинк: "Открытость - лучший способ найти взаимопонимание с общественностью"

Atomic-Energy.ru
Франк Деконинк

Весной 2006 года Президентом Европейского ядерного общества (ENS) был избран видный швейцарский физик Франк Деконинк.

Его деятельность многогранна. Кроме ENS, господин Деконинк возглавляет Совет управляющих Бельгийского центра ядерных исследований и занимает пост вице-президента правления компании Belgonucleaire NV, практикует в клинике как врач-радиолог. 

– Господин Деконинк, какова роль ENS в укреплении радиационной безопасности на континенте? Существуют ли единые нормы в этой области для стран – членов ENS?

– Европейское ядерное общество является федерацией национальных ядерных обществ и помогает им в их деятельности, включая работу по обеспечению радиационной безопасности. Кроме того, мы также организуем различные конференции. Например, PIME посвящена обмену информацией, TopSafe – безопасности ядерных реакторов, TopFuel – вопросам обращения с топливом исследовательских реакторов. В этом году ENS возобновляет работу конференций TopSeal – международного тематического симпозиума по обращению с отходами, который будет проходить каждые три года. Ближайшая конференция откроется после семилетнего перерыва – последняя проходила в Антверпене в 1999 году – в сентябре 2006 года в Финляндии, в городе Олкилуото.

Мы не устанавливаем стандартов для стран-членов ENS. В разных государствах существуют свои регулирующие органы и специфические требования к радиационной безопасности.

– В чем, на ваш взгляд, основные проблемы в сфере обращения с радиоактивными отходами?

– Технологические вопросы в целом решены. Для утилизации низкоактивных отходов есть прекрасные хранилища, например, во Франции, Испании, Японии. Мы также знаем, что делать с РАО средней и высокой активности. Финляндия и Швеция, например, строят хранилища для отработавшего ядерного топлива – оно будет размещено в медных капсулах. Соответствующие других странах.

По-моему, главная трудность состоит в том, что сегодня каждая страна вынуждена искать собственный подход к решению проблем. К сожалению, небольшие государства часто не имеют для этого необходимых средств и технологий.

Другая проблема заключена в позиции общества и механизме принятия политических решений. Я думаю, что один из путей решения проблемы обращения с РАО и, в частности, их захоронения, – укрепление связей с общественностью и всеми заинтересованными сторонами. Это одно из приоритетных направлений работы ENS. Огромную помощь в установлении прочных связей с общественностью оказывает наш интернет-сайт, где содержится огромное количество информации.

Большое значение имеют также конференции PIME. На форуме 2006 года было представлено множество успешных проектов, участниками которых стали политики, представители религиозных движений, юристы и местное население. Все они с большим интересом обсуждали варианты решения проблемы отходов. Я очень доволен результатами этого диалога.

Швеция, Финляндия, Бельгия, Словения и Швейцария также активно работают в этом направлении. Конструктивный диалог с обществом – одно из важнейших достижений в ядерной сфере.

– Каковы приоритеты ENS, кроме PR-деятельности?

– Во-первых, для того, чтобы существовать, ENS должно приносить пользу национальным ядерным обществам. Во-вторых, через 5–10 лет произойдет смена поколений, и если мы хотим обеспечить их преемственность, сохранить технологии и гарантировать дальнейшее развитие, то должны предоставить молодым специалистам возможность получить соответствующие знания. Уже существуют образовательные проекты, такие, как Европейская сеть ядерного машиностроения (European Nuclear Engineering Network). ENS способствует распространению научных знаний, постоянно проводя международные конференции и встречи.

– Вы много лет работаете в Бельгийском ядерном центре SCK*CEN. Какие из проектов Центра, касающиеся захоронения радиоактивных отходов, вы считаете наиболее важными?

– Безусловно, деятельность подземной исследовательской лаборатории в глинистых формациях, на протяжении 20 лет бывшей уникальной. Только недавно Франция построила похожий центр. Наша лаборатория находится на глубине 225 метров, протяженность комплекса – около 200 метров. Работы на объекте ведутся совместно с учеными из Франции, Швеции, Испании, Великобритании и других стран. В результате многолетних исследований накоплен огромный материал. Во многом благодаря этому лаборатория получила статус объекта под эгидой МАГАТЭ.

– Известно, что ученые SCK*CEN занимаются радиологическими исследованиями в области медицины. Насколько серьезна проблема переоблучения при проведении процедур с применением источников ионизирующего излучения?

– Многое зависит от соотношения риска и пользы для пациента. Если заболевание серьезное, можно решиться на проведение исследований, связанных с определенным потенциальным риском. Тем не менее, ситуация не кажется мне драматичной: 99 % назначаемых процедур вызвано необходимостью. Кстати, один из наших проектов направлен на снижение дозы радиации, получаемой пациентками при проведении маммографии. В рамках проекта мы разработали оптимальный вариант, позволяющий получать хорошее качество изображения при низком уровне облучения.

В этой области существуют две основные проблемы. Во-первых, здоровье пациента подвергается неоправданному риску при проведении повторных исследований без необходимости – по экономическим соображениям, или при смене лечащего врача. Во-вторых, вызывают сильнейшую озабоченность радиологические исследования детей. В настоящее время идет кампания, призванная убедить медиков снизить уровень облучения, а также, по возможности, заменять радиологические исследования другими, потенциально менее опасными для здоровья – с использованием ультразвука или магнитного резонанса.

В настоящее время идет кампания, призванная убедить медиков снизить уровень облучения, а также, по возможности, заменять радиологические исследования другими, потенциально менее опасными для здоровья .

- Расскажите, пожалуйста, об исследованиях в области воздействия радиации на человека и окружающую среду.

– Мы ведем работы в разных направлениях. Например, изучаем воздействие радиации на развитие эмбрионов. Это очень важно, ведь одним из последствий атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки стала умственная отсталость детей.

Другая сфера исследований – влияние радиации на бактерии – может иметь огромное значение для будущих космических полетов, к примеру, на Луну или Марс. Российские космические экспедиции обнаружили, что под воздействием радиации некоторые виды бактерий буквально «съедают» металл, другие мутируют и становятся патогенными. Мы должны предотвратить возникновение новых штаммов бактерий, смертельно опасных для космонавтов.

– Что вы считаете своим самым крупным научным достижением?

– Работу в ядерной кардиологии. Некоторые пациенты нуждаются в радиологических исследованиях работы своего сердца. Им делается инъекция медицинского изотопа технеция-99, с помощью которого помечаются красные кровяные тельца для получения картины работы сердечной мышцы. Полученные изображения были низкого качества и содержали массу информации, несущественной с клинической точки зрения. Совместно с группой немецких ученых я участвовал в разработке метода (основанного на преобразовании Фурье), который заметно повысил ценность исследования. Теперь этот способ применяется повсеместно. И я искренне счастлив, что он нашел признание во всем мире.

– Как вы предпочитаете проводить свободное время?

– Мое хобби – изобразительное искусство для слепых. Среди них есть люди, которые живо интересуются живописью, графикой, скульптурой, но не могут полностью приобщиться к этим видам искусства. Существует технология, позволяющая получать представление о живописи через тактильные ощущения. Я организовал несколько выставок картин, которые можно видеть «на ощупь». Как видите, ничего общего с ядерной физикой…

Франк Деконинк

Доктор физики. Президент Европейского ядерного общества, профессор медицинского факультета Брюссельского университета, председатель Совета управляющих Бельгийского центра ядерных исследований, вице-президент правления компании Belgonucleaire NV.

Ранее работал в Калифорнийском университете, Брукхевенской национальной лаборатории (США), Бельгийском Государственном Агентстве по нераспространению ядерных вооружений, Национальном Агенстве по проблемам управления радиоактивными отходами и МАГАТЭ.

В 1989-1996 годах возглавлял компанию по переработке радиоактивных отходов Belgoprocess NV (ранее – Eurochemic). В 2002-2003 годах занимал пост Президента Бельгийского ядерного общества.

Вице-президент Специальной школы искусств Бельгии. Организатор выставки «Искусство тактильной графики» (Брюссель, ЮНЕСКО – Париж, Кельн, Токио, Осака, 1989-1999), соавтор и руководитель проекта «Тактильная карта улиц Брюсселя» (1992-1996).

Европейское ядерное общество (ENS), основанное в 1975 году, объединяет более 20000 специалистов – представителей бизнеса, промышленности, энергетики, а также ученых, инженеров, преподавателей.
В его составе 26 национальных ядерных обществ. Корпоративными членами ENS являются ведущие национальные и транснациональные корпорации, специализирующиеся в реакторостроении, изготовлении ядерного топлива и оборудования для предприятий атомной промышленности.
Общество поощряет сотрудничество между учеными и специалистами различных стран, поддерживает их встречи для обмена опытом. Базируясь в Брюсселе, ENS играет роль объединяющего центра для соответствующих европейских структур, международных организаций (в том числе неправительственных), а также всех заинтересованных сторон.